Каталог книг

Андрукович П. Вместо этого мира

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Андрукович П. Вместо этого мира Андрукович П. Вместо этого мира 281 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бон П. Записки фотомодели Стразы вместо слез Бон П. Записки фотомодели Стразы вместо слез 280 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Свенсон П. Девушка с часами вместо сердца Свенсон П. Девушка с часами вместо сердца 121 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Лина Иванова (Полина Андрукович) В море одна волна Лина Иванова (Полина Андрукович) В море одна волна 129 р. litres.ru В магазин >>
Белый П. Ноты вместо слов - слова вместо нот. Очерки и беседы. Рецензии. Интервью. Лекции. В двух томах. Том первый. О классиках Белый П. Ноты вместо слов - слова вместо нот. Очерки и беседы. Рецензии. Интервью. Лекции. В двух томах. Том первый. О классиках 1073 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Андреас Эшбах Железный человек Андреас Эшбах Железный человек 172 р. ozon.ru В магазин >>
Попов П. Бег вместо лекарств в любом возрасте Попов П. Бег вместо лекарств в любом возрасте 277 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Журнальный зал: Новый Мир, 2014 №5

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
(составитель Сергей Костырко)

Полина Андрукович. Вместо этого мира. М., «Новое литературное обозрение», 2014, 200 стр., 500 экз.

Новая книга московской поэтессы, вышедшая в издательской серии «Новая поэзия» и представляющая поиск (а может, и обретение) действительно нового языка современной поэзии. Вступительную статью к книге Марианна Гейде назвала «LВсе тени смотрятся как тьма”: поэтика разлома» — «В поэтике Полины Андрукович постоянно присутствует конфликт между неким естественным ритмом, изначально присущим речи, и тем, что воздействует на речь извне, фиксирует ее, заставляет застывать, так что исходный рисунок становится изломанным — по воле автора же, но как бы и против его воли, точно подчиняясь некой логике насильственной трансформации, разрывая слова на части, уродуя их, коверкая, раздергивая и, тем самым, заставляя нас взглянуть на них под другим углом». Цитаты: «и время там умершее в тумане / и время там умершее в бумаге / завернуто в туман, бумагу, холод, // холодный спич / я имею не быть ошибкой»; «Сытая книгой, смотрю в окно: / Там черно и в черном жилы / И в жилах холоднокровие: / Знакомы условия игр: // В войну не играют по правилам. / Не так уж смешно равнопр / Авие гравера и зрителя…»; «И, в черном, жилье: согр / Етое электролампочкою; стылое / Милое телефонное ночами, когд / А уже погасили свет: // Лишь тогда услышишь Lнет” — / Свободное житье: пустое, без / Тела внутри, как снег».

Введение в геопоэтику. Одиночные экспедиции в океане смыслов. Антология. Концепция, составление Игоря Сида. М., «Арт Хаус медиа», «Крымский клуб», 2013, 386 стр. Тираж не указан.

Антология, представляющая одну из новых эстетических концепций в современной литературе (автор термина — шотландский поэт и эссеист Кеннет Уайт); у нас это литературное направление связано с заявившей о себе группой «Путевой журнал» при журнале «Октябрь» (Андрей Балдин, Василий Голованов, Рустам Рахматуллин и др.). Представляя в своей антологии их творчество, Игорь Сид расширяет литературный контекст, и отправляет читателя еще и к текстам Юрия Андруховича, Сергея Жадана, а также — Зиновия Зиника, Андрея Битова, Андрея Полякова, Евгения Бунимовича, Вадима Рабиновича и других.

Иван Волосюк. Под страхом жизни. Стихотворения. Тексты. Киев, «Журнал LРадуга”», 2013, 84 стр. Тираж не указан.

Новая (пятая) книга стихов донецкого поэта — «Пачка влажных салфеток, LДонецкие новости”, кола, / Подогретая пицца, Путиловский автовокзал. / Поздоровался с кем-то: он, кажется, тоже филолог, / Только жил не в общаге, а с другом квартиру снимал. // Что останется в мире? От Хаткиной — Lкружка по кругу”, / От меня — ничего: видно участь моя такова! / Но на стыке веков мы легко понимали друг друга: / Полюбившему Слово уже безразличны слова»; «Шахидка, / сидящая напротив меня в метро, / перебирает проводочки, / как будто вяжет. // А я улыбаюсь, / вспоминаю бабушку».

Галина Климова. Юрская глина. Путеводитель по семейному альбому [в снах, стихах и прозе]. М., «Русский импульс», 2013, 232 стр. Тираж не указан.

Прозаической дебют известной поэтессы — повествование, основу которого составляет лирико-автобиографическая проза, где автор то отдаляется, оставляя читателя со своими персонажами и их сюжетами, то снова появляется на первом плане, подчеркивая кровные связи с героями книги; то есть перед нами своеобразный вариант семейного романа, позволяющего Климовой сочетать лирико-исповедальное с эпическим (историей рода).

Майя Кучерская. Плач по уехавшей учительнице рисования. М., «АСТ» («Редакция Елены Шубиной»), 2014, 320 стр., 5000 экз.

Книга, вышедшая в новой издательской серии АСТ «Проза Майи Кучерской» и составленная из рассказов («Nostalgia», «Кукуша», «Химия Lжду”», «Среднестатистическое лицо», «Игра в снежки» и др.). Также в этой серии вышла книга: Майя Кучерская. Приходские истории: вместо проповеди. М., «АСТ», 2013, 512 стр., 6000 экз. (туда вошли роман «Бог дождя», подборка рассказов «Современный патерик» и собрание эссе «Вместо проповеди»).

Владимир Маяковский. Про это. Факсимильное издание. Статьи. Комментарии. Составитель и научный редактор А. А. Россомахин. СПб., Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2014, 44 стр. + 122 стр., 2000 экз.

Книга Маяковского «Про это», изданная как литературный памятник и как памятник конструктивизма; под суперобложкой две книжки: факсимильное воспроизведение первого издания поэмы 1923 года с черно-синей обложкой, на которой фото-графика Александра Родченко, использовавшего знаменитый портрет Лили Брик с широко раскрытыми глазами; внутри — текст в графике «первоисточника» и фотомонтажи Родченко. Вторая книга того же формата содержит статьи Андрея Россомахина «LПро это”: визуализация экзистенциального», Александра Лаврентьева «LПро это”: Маяковский — Родченко», Евгения Лобкова «Незапланированная главная книга», Юрия Орлицкого «Об особенностях стиховой природы поэмы LПро это”»; далее — комментарии к тексту поэмы Татьяны Малявиной и Андрея Россомахина; в Приложении: Елена Семенова «К рисунку LПро это” [Из воспоминаний о Маяковском]» — воспроизводится рисунок Семеновой, на котором прототипы поэмы, и текст воспоминаний художницы с описанием персонажей своего рисунка, текст сопровождается подборкой фотографий Маяковского, Бриков и их друзей. Иными словами, перед нами научное издание и одновременно высокохудожественный образчик современного книжного дизайна, делающего издание еще и подарочным (подарочным, естественно, для определенного круга читателей).

Александр Подрабинек. Диссиденты. М., АСТ («Редакция Елены Шубиной»), 2014, 504 стр., 3000 экз.

Книга известного диссидента 70-х годов, затем — политзаключенного, автора книги «Карательная медицина» (1977) и сотрудника информационного бюллетеня «Хроника текущих событий»; автобиографическая проза на материале жизни диссидентской Москвы 1970-х и годах жизни в заключении. Журнальный вариант — в журнале «Знамя» № 11, 12 за 2013 год.

Рекан Тайгу. Хижина «Мерка риса». Составление и перевод с японского Александра Долина. СПб., «Гиперион», 2014, 320 стр., 3000 экз.

Первое, по сути, представление русскому читателю творчества Рекана Тайгу (1758 — 1831), великого японского поэта, философа, буддийского монаха, скитальца и отшельника.

Мордехай Рихлер. В этом году в Иерусалиме. Эссе. Перевод с английского. Составитель Л. Беспалова. М., «Текст», «Книжники», 2013, 284 стр., 2000 экз.

Еврейская тема в эссеистской прозе одного из ведущих канадских писателей; вопреки названию действие большинства рассказов и эссе разворачивается в Канаде и США.

Саша Филипенко. Бывший сын. Роман. М., «Время», 2014, 208 стр., 1500 экз.

Новая белорусская проза — роман, писавшийся явно не для сегодняшних издательств Белоруссии; слишком жестко изображается в нем общественная, бытовая, политическая атмосфера современной Белоруссии, слишком убедительно написано отчуждение героя романа — отнюдь не борца с режимом (хотя тут и есть эпизод участия в несанкционированном митинге протеста), а просто обычного горожанина — от официальной идеологии властей и ее повседневного применения в жизни. Однако перед нами не роман-обличение — основное его содержание определяется попыткой художественного исследования самого феномена человеческой любви и верности, того, что не разъединяет, а, напротив, объединяет людей; сюжет романа выстраивает история молодого человека, вначале старшеклассника элитного музыкального лицея, а затем на годы выпавшего из жизни больного, почти безнадежного (после трагического эпизода в 1999 году в Минске, когда во время пивного праздника в переходе к метро в давке погибли несколько десятков людей). Автор предлагает здесь свою метафору абсолютного одиночества (герой в многолетней коме, от него отказалась даже мать). Пронзительно (но при этом без мелодраматизма) прописанный мотив внутренней (и взаимной) душевной связи героя и его бабушки, который, собственно, и определяет основную линию повествования, делает этот, повторяю, жестко написанный роман редким по своей поэтичности произведением.

Ольга Черенцова. Изгой. Психологический роман. М., «Аквилегия-М», 2014, 352 стр., 3000 экз.

Роман русской писательницы, живущей в США, содержание которого составляет традиционный для литературы конфликт отцов и детей; в центре повествования юноша-подросток с обостренным неприятием лжи в семейных и общественных взаимоотношениях и его растерянные родители, с трудом находящие общий язык с сыном.

Роман Арбитман. Как мы с генералиссимусом пилили Луну. Первая попытка мемуаров. М., «Время», 2014, 248 стр., 1000 экз.

«Перешагнув за 50 и критически оценив то, что осталось позади, осознаешь, что на мемуары у тебя вряд ли наберется событий: ни титанических подвигов, ни монументальных пакостей на твоем счету нет. Зато мелких и средних окололитературных сюжетов разной степени занимательности (иногда веселых, иногда печальных, но чаще всего с неистребимым привкусом абсурда) за последние четверть века накопилось…»; да, действительно накопилось, и более чем — об этом свидетельствуют автобиографические (они же историко-литературные, и не только литературные) очерки, выстраивающие цельное повествование этой книги. В которой автор воспроизводит историю литератора Арбитмана — от бытности его автором железнодорожной многотиражки и писателем «Эдуардом Бабкиным» до появления перед широкой публикой литературоведа Р. Каца и знаменитого Льва Гурского, создавшего свой жанр политического — и, в духе времени, фантасмагоричного — романа. А также описывается история книг Арбитмана и их персонажей, заживших своей жизнью уже отдельно от автора по законам наступившей эпохи и ее журналистики (скажем, история про тайные мемуары Крупской, придуманные Арбитманом для абсурдистского рассказа и довольно быстро перекочевавшие в «респектабельные» исторические сочинения, или сюжет с судебным преследованием за полиграфическое исполнение пародийной книжки про второго президента России Арбитмана, инициированное крупнейшим российским издательством).

Владимир Березин. Виктор Шкловский. М., «Молодая гвардия», 2014, 511 стр., 3000 экз.

Книга вышла в серии «Жизнь замечательных людей» — прозаик Березин, в прозе которого с самого начала чувствовалось влияние «школы Шкловского», написал развернутую биографию своего литературного учителя.

Также в этой серии вышла книга: Александр Ливергант. Оскар Уайльд. М., «Молодая гвардия», 2014, 314 стр., 3000 экз.

Норберт Больц. Размышления о неравенстве. Анти-Руссо. Перевод с немецкого Ильи Женина. М., Издательский дом Высшей школы экономики, 2014, 272 стр., 1000 экз.

«В своей новой книге известный немецкий теоретик медиа и коммуникации Норберт Больц выступает с критикой социального государства и связанных с ним принципов равенства и социальной справедливости. Обращаясь к провокационным темам архаического наследия, генетической детерминации, врожденных аномалий и роли пола, он утверждает, что умственные способности, красота, сила, умение, талант, усердие распределены в обществе неравно и не могут быть перераспределены. Согласно Больцу, стремление к равенству в этих областях социальной жизни неизбежно способствует конфликтам, тогда как признание естественного неравенства делает возможным сотрудничество», — от издателя.

Андрей Гаврилов. Чайник, Фира и Андрей. Эпизоды из жизни ненародного артиста. М., «Слово/Slovo», 2014, 336 стр., 3000 экз.

Книга знаменитого пианиста, в которой он вспоминает «прошлое: победу на конкурсе им. Чайковского, принесшую ему мировую известность, знакомство с великим Рихтером, их многолетнюю дружбу-вражду, начало блестящей карьеры, преследование советскими властями, бегство за рубеж и еще множество невероятных событий, на которые оказалась так богата его судьба. <…> Герои книги Гаврилова — знаковые фигуры искусства, культуры и политики прошлого и настоящего: Михаил Горбачев и другие представители советской политической элиты, Алла Пугачева, Альфред Шнитке, Евгений Светланов, Геннадий Хазанов, Ольга Воронец, Людмила Зыкина, Елена Образцова, Гидон Кремер, Лев Наумов и другие», — от издателя.

Борис Гройс. Коммунистический постскриптум. М., «Ад Маргинем», 2014, 112 стр. Тираж не указан.

«Книга LКоммунистический постскриптум” философа и теоретика искусства Бориса Гройса представляет собой попытку радикальной переориентации современной теории с обсуждения экономических предпосылок политики (Lвласть денег”) на дискуссию о политике как языковом доминировании (Lвласть языка”). Согласно автору революции ХХ века представляли собой переориентацию общества с медиума денег на медиум языка и в этом смысле они продолжают (через культурную память) осуществлять подлинный поворот к языку на уровне общественной практики», — от издателя.

Илья Зданевич. Футуризм и всечество. 1912 — 1914. Том 1. Выступления, статьи, манифесты. Составление, подготовка текстов и комментарии Е. В. Баснер, А. В. Крусанова и Г. А. Марушиной, общая редакция А. В. Крусанова. М., «Гилея», 2014, 320 стр., 6000 экз.

Из теоретического наследия Ильи Михайловича Зданевича (1894 — 1975), русского и французского писателя, художника, теоретика русского авангарда и дада — том составили тексты, писавшиеся им в период увлечения футуризмом в России и позднее, во Франции, уже в бытность его Ильяздом, включая статьи, от авторства которых он потом отказывался (как считают исследователи, из-за своих юношеских нападок на Пикассо, отношениями с которым он дорожил в зрелые годы).

Эрик Кляйненберг. Жизнь соло. Новая социальная реальность. Перевод с английского. М., «Альпина нон-фикшн», 2014, 284 стр., 2000 экз.

Исследование американского социолога (доктора философии Нью-Йоркского университета), посвященное теме: «жизнь соло» как новая социальная реальность — в городах промышленно развитых стран стремительно увеличивается количество «одиночек», людей, предпочитающих не заводить семью и при этом не чувствующих себя обделенными жизнью — есть друзья, есть сексуальные партнеры, социальные сети, спортзалы, кафе и т. д. Цитата: «В наши дни одинокими являются более 50% взрослых американцев; 31 млн человек — приблизительно один из семи взрослых — проживают в одиночестве. (В эту статистику не входят 8 млн обитателей частных и государственных домов престарелых и тюрем). Одинокие составляют 28 % всех американских домохозяйств. Одинокие и бездетные супружеские пары — самые распространенные категории и по числу домохозяйств — Lобгоняют” такие формы организации проживания, как нуклеарная семья, семья из нескольких поколений, живущих под одной крышей, соарендаторы квартир или определенная группа людей, живущая в специально для нее снятом или построенном доме. Возможно, вы удивитесь, но жизнь в одиночестве является одной из самых жизнестойких форм организации домохозяйства».

Чеслав Милош. Свидетельство поэзии. Шесть лекций о недугах нашего времени. Перевод с английского А. Ройтмана. М., Центр книги Рудомино, 2013, 160 стр., 5000 экз.

Цикл лекций, прочитанных нобелевским лауреатом Чеславом Милошем в Гарвардском Университете о положении поэта и поэзии в XX веке.

Елена Невзглядова. Блаженное наследство. СПб., «Журнал LЗвезда”», 2013, 368 стр., 500 экз.

Книга, отчасти меняющая наше (мое, в частности) представление о Невзглядовой, которую мы больше знаем как критика, ориентирующегося в своих литературно-критических разборах на филологию как науку — книга эта составлена из работ, написанных скорее в жанре литературно-критического эссе, при этом, разумеется, с серьезной филологической основой; то есть это тексты, в которых рядом со строгим филологом всегда еще и «я» автора — «просто читателя», проверяющего «алгебру эстетики» своим непосредственным чувством, своим представлением о жизни — «С наслаждением читая книгу, часто думаешь: почему это так хорошо? И почему, бывает, самые разные сочинения рождают сходные чувства? Общее в них только то, что они затрагивают душу. Я понимаю людей, которые при этом слове вздрагивают и в собственной речи избегают <…>. Это слово благодаря своей неопределенности предпочитает мутные, водянистые тексты и вызывает раздражение. И все же без него не обойтись. Эта загадочная субстанция — не просто отзывчивость, она должна иметь содержание, причем такое же общее, как физиологическое строение человека, иначе как бы люди понимали друг друга без слов? И вот, мне кажется, что в состав души входят эти безответные вопросы, все то таинственное, чем окружен человек во Вселенной. Тайна, которая является в отрочестве, когда впервые узнаешь мир, и страшит и радует». Ну и самая главная тайна — продолжу эту цитату, следуя выбранному автором дискурсу, — человек. Иными словами, автор этой книги задается неподъемным в принципе, но неизбежным для каждого, пишущего о литературе, вопросом: что лежит в основе нашей глубинной потребности в чтении художественного текста, зачем и почему мы читаем (характерное для автора замечание: «Когда-то мы читали Юрия Трифонова как газету — жадно-торопливо, обсуждая историю и политику, всегда присутствовавшие в его романах и повестях. Почему-то до сих пор он читается с тем же волнением, хотя, казалось бы, причины, по которым он был нужен в 1970-е, отпали»). Разумеется, все эти тексты печатались и до книги, и часть их знакома читателю Невзглядовой, но представление их вместе как единого повествования (литературно-критического, но при этом и — почти исповедального), создает новый образ критика. Писатели, к творчеству которых обращается автор: Дмитрий Притула, Михаил Кураев, Валерий Попов, Николай Крыщук, Валерий Трофимов, Иосиф Бродский и другие, ну и, естественно, — Григорий Адамович, Лев Толстой, Александр Шмеман, Иннокентий Анненский, Борис Пастернак, Михаил Кузмин и далее.

Составитель Сергей Костырко

Составитель благодарит книжный магазин «Фаланстер» (Малый Гнездниковский переулок, дом 12/27) за предоставленные книги.

В магазине «Фаланстер» можно приобрести свежие номера журнала «Новый мир».

Источник:

magazines.russ.ru

Полина Андрукович

Андрукович П. Вместо этого мира

Полина Андрукович. Вместо этого мира

Андрукович, П. Вместо этого мира / Полина Андрукович; вступ. ст. М. Гейде. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 200 с. ISBN 978-5-4448-0156-7

Поэтический слух Полины Андрукович обращен к микрособытиям, к подкожной жизни языка. Это тончайший сейсмограф, улавливающий в оговорках, запинках, разломах слова препинание речи с самой собой. На письме это приводит к новаторской знаковой системе, регистрирующей малейшие сбои и интонационные сдвиги, когда внутренняя речь, словно бы разбиваясь о внешний предел, ранит себя и белое пространство страницы, на краткий миг позволяя прикоснуться к плоти вещей.

Полина Андрукович (р. 1969) — поэт, прозаик, художник. Окончила ВГИК. Участвовала в коллективных выставках, провела три персональных выставки в Москве. Автор книг стихов «Меньше на один голос» (2004), «Репетиция верлибра» (2008), «В море одна волна» (под псевдонимом Лина Иванова, 2009). Публиковалась в антологии «Очень короткие тексты», журналах «Воздух», «Новый берег», «АКТ», альманахах «Вавилон», «Авторник» и др. Живет в Москве.

Андрукович Полина

Полина Андрукович (р. 1969) — поэт, прозаик, художник. Окончила ВГИК. Участвовала в коллективных выставках, провела три персональных выставки в Москве. Автор книг стихов «Меньше на один голос» (2004), «Репетиция верлибра» (2008), «В море одна волна» (под псевдонимом Лина Иванова, 2009). Публиковалась в антологии «Очень короткие тексты», журналах «Воздух», «Новый берег», «АКТ», альманахах «Вавилон», «Авторник» и др. Живет в Москве.

Источник:

www.nlobooks.ru

Текст является способом восстановить ощущение себя как себя»

«Текст является способом восстановить ощущение себя как себя» Лауреат премии «Различие» Полина Андрукович о своих стихах, рисунках и реальности, которую не хочется замечать

22 марта в московском книжном магазине «Фаланстер» жюри поэтической премии «Различие» объявило лауреата 2015 года. Им стала Полина Андрукович, получившая премию за книгу «Вместо этого мира» (М.: Новое литературное обозрение, 2014).

— Очень. Сфотографировала статуэтку с котом, его зовут Анж — по-французски «ангел».

— Полина, вы учились во ВГИКе на художника анимационных фильмов, не на мейнстриме; каким был ВГИК в 1985-м?

— Было трудно: я поступила сразу после школы, в группе все были старше на три-пять лет, а мне 17 было; тогда эта разница имела значение. Много работы: я раньше писала только акварелью, а надо было писать маслом — три дня в неделю по восемь академических часов в день; я плохо умела рисовать. Рисовали обнаженную натуру, портреты. А по воскресеньям рисовали эскизы к мультфильмам.

— Кто тогда подрабатывал моделями?

— Женщины лет 40—45; работа несложная, но тяжелая: стоять по 45 минут. Мы с ними дружили и фотографировались потом, когда они были в одежде. А остальные три дня — обычные лекции по истории кино и истории КПСС.

— Чувствовалось давление структуры?

— Разоблачения в перестройку начались, когда я была на первом курсе. У нас был педагог Борис Михайлович Неменский, и у него была своя программа, за которую его несколько раз чуть не увольняли и нигде не принимали, — короткие этюды на состояния: задавал тему, ставил натюрморт и говорил: «удар», «гроза», «весна», «грусть». Это были не длительные работы, надо было черно-белым передать состояние. Это развивало чувство композиции.

— Вы общались с другими студентами?

— Контакта с другими студентами не было — была несчастная любовь, и я ни на кого не смотрела, я страдала. В школе, в 9—10 классах, я очень много фотографировала: на «Зенит» на пленочный 3М снимала сценки, когда мы дурачились с одноклассниками, — теперь они в ящике у мамы.

— Кино тридцатых годов, зарубежное 30—40-х — черно-белые фильмы.

— Было ощущение, что вы художник?

— Нет. Училась во ВГИКе лет десять, с академическими, а потом захотелось некоторой завершенности — тогда произошла встреча с человеком, который меня изменил. Станислав Михайлович Соколов (худрук Союзмультфильма) — он научил добиваться своего в профессии: не денег, а адекватного результата. У меня в дипломе 16 акварельных листов, а нарисовано было около трехсот.

— Вася Бородин делает их из моих рисунков.

Мультфильм Полины Андрукович «Уточнение».

Мультипликатор Василий Бородин

— Окружающие люди понимают, чем вы занимаетесь?

— Кого считать окружающими. Семья и близкие — да, очень поддерживали.

— Расскажите, как вышла книга, за которую вы получили премию «Различие».

— Я просто послала тексты в «НЛО» на общий адрес несколько лет назад, и Александр Скидан их случайно выловил. И меня на презентации назвали человеком без места. Со Скиданом было очень легко работать: так приятно, и не чувствовалось никакого груза.

— После написания вы читаете свои стихи?

— Я набираю их на компьютере, почти не изменяя, кроме опечаток, которые возникают сами собой. Иногда перечитываю рукописный черновик. Очень редко потом перечитываю.

— Кто в поэтической среде имел на вас влияние?

— Огромное влияние — Дмитрий Кузьмин как личность: взгляды, проект «Авторник»… По степени человеческой свободы.

— Если недолго — нет, и если не надо кричать.

— Ваши тексты — как будто свидетельства герметизации, закрытости письма/человека от какой-то истории — словно вы постоянно уходите.

— Это, наверное, способ уйти от банальности жизни, когда раздергивает и разбивает внутреннее единство. Текст является способом восстановить ощущение себя как себя. Не всегда они вызваны этим.

— Люди, которые воспринимают ваши рисунки, — они читают ваши стихи?

— Читают и ничего в них не понимают: «хорошо, но слишком сложно».

— Слово «секс» и некоторые другие в ваших текстах кажутся отдаленными от основных слов — из другого мира?

— Да нет, я нормальный человек — это часть человеческой жизни, об этом тоже думаешь, они естественно возникают.

— В тексте — те слова, которые возникают в вас как в человеке?

— Да, но для меня и слово «пустота» реально.

— Да, каждый день понемногу, две-три странички блокнота. Это одна из причин, почему я редко бываю на поэтических вечерах: сразу включаются ощущения слов других поэтов, и не всегда хватает сил.

— Чтобы для себя что-то понять о себе и об окружающем мире; когда ручка и блокнот в руках, мне все спокойнее — и виднее в моей жизни, что меня окружает. Это письмо для себя; если когда-то и для кого-то будет интересно — хорошо. Это некоторая психотерапия.

Не было времени, чтобы я совсем не писала. Я начала всерьез на втором-третьем курсе, в школе — только шуточные стихи.

— Живопись — переписывала, поэтому из прежнего ничего не осталось, выбросила уйму пленок, да и графику уничтожала, но тексты — нет.

— Вы соотносите себя с современной культурой, тем, что вокруг происходит?

— Да практически нет, осознанно — нет. Могу соотнести себя по духу, а не по форме, с песнями каэспэшников.

— Есть реальность, в которой хотелось бы побыть?

— Париж, Монмартр, импрессионисты, это банально.

— Чего не хочется видеть вокруг?

— Госучреждений: не чтобы их совсем не было — я понимаю, что они нужны, но по жизни с этим сталкиваться некомфортно. Соцслужбы, даже ЖЭК.

— Что-то изменилось в восприятии внешнего мира за последние 10—20 лет?

— Да фактически все. Многие вещи тогда неосознанно не хотелось делать — теперь стало понятно, почему я не хочу их делать, просто какое-то более равномерное дыхание с возрастом приходит.

— Практически не было соотнесения с внешними политическими событиями; иногда некоторые движения вызывают радость и подъем. У нас с отцом разные взгляды на политику. Папа верит, что Россия идет по совершенно правильному пути — светлые тенденции, а я вижу то, что я вижу на улице, в метро, в выражении глаз, я скорее пессимист, я знаю цикличность всех изменений.

— Я училась в советской школе, я очень хорошо писала сочинения про Чехова и Пушкина, я относилась спокойно к тому, что надо писать о защите маленького человека и коммунистов в литературе. Я понимала, что это все — лицемерие. Это очень хорошая прививка.

— Умберто Эко «Открытое произведение» перечитываю, Джорджа Мартина — «Сагу для отдыха»; я очень мало читаю.

— С каким искусством сейчас вы соотноситесь?

— Музыка имеет отношение: любой французский шансон действует на меня очень хорошо — от Жоржа Брассенса до Шарля Азнавура, и музыка Губайдулиной, и современная симфоническая музыка. Мурлыкает и мурлыкает, и приятно.

— Что-то обязательное делать не могу — вставать в восемь куда-то и сразу ехать; если я утром не сделала рисунок, то я не в своей тарелке; потом начинается день.

— Я не люблю компьютер — использую как справочник и печатную машинку, мне проще поговорить и встретиться, чем написать письмо.

— А что удивляет в последнее время?

— Течение времени и то, что с течением времени действительно что-то меняется: в это не верится. Что мир нестабилен и моя жизнь нестабильна.

— Если бы вас пригласили на фестиваль сейчас, вы бы согласились?

— Я человек невыездной: быстро устаю, в поезде нельзя курить.

— Какой вопрос вы бы задали себе? И есть ли на него ответ?

— Насколько я сама способна выдерживать ту пустоту и тишину, которую я, так сказать, «пропагандирую», — соответствую ли? Пока нет ответа.

— Вы чувствуете в последнее время разрастание смерти вокруг?

— Смерть кошечки — начало поэмы, которая в книге; смертей людей вокруг меня почти не было, умирали знакомые достаточно неблизкие. Энергетический взрыв и, когда умирает хороший человек, — подарок его жизни всем.

— Есть страх сойти с ума, потерять осознание себя. Сейчас в моих текстах гораздо больше человека, чем было когда-то.

— В вашем письме часто присутствуют два правила честной игры: перенос части слова на другую строку, расположение слов с разными интервалами между ними — и опечатки, открывающие читателю процесс письма.

— Эти опечатки пошли с того времени, когда я печатала на машинке: исправить опечатку было невозможно. Первые стихи Дмитрию Кузьмину были напечатаны на машинке.

Я запомнила его фразу: «Жаль, что у вас нет компьютера» — и тогда я сказала папе, что хочу обзавестись техникой.

— Да, в основу нового прозаического текста лег сон.

Почувствуй себя классиком в специальном праздничном тесте, основанном на дневниках и письмах великих композиторов

28 декабря 2017

Новое в разделе «Литература» Самое читаемое

Человечество не очень человечно

Литературный 17-й: что запомнилось

Русская классическая литература и неутомимая амбиция

Карла Гарриман / Барретт Уоттен: «В мире нет каких-то предустановленных границ — только поэзия»

«А что, героя за трусость дают?»

Не проспать Бюргеля. Первая попытка вспоминаний

«Молочный день глядит в окно»: поэзия на воронежском «Мандельштамфесте»

Сталин, где дневник?

Большие нарративы и бои за историю

«Эта находка — действительно чудо юбилейного года»

«У нас и так хватает компромиссного искусства»

Новое в разделе «Литература» Самое читаемое

Украинское кино — что нового?

Не проспать Бюргеля. Первая попытка вспоминаний

Батай — казак, Жижек — на кладбище, Кроули — ангел-хранитель Кубани

Кирилл Серебренников и старые медиа

Литературный 17-й: что запомнилось

Петербург Достоевского глазами Бёлля

Три короны и крипта: что шведы учатся делать с блокчейном и биткоином?

Сегодня на сайте

Вслушайтесь в детские и взрослые песни Владимира Шаинского (1925—2017) — они не так просты, как кажутся

29 декабря 2017 87110

Бумага, онлайн, ТВ и соцсети

29 декабря 2017 96770

Первая биография Рене Жирара еще не вышла даже по-английски — но читатели COLTA.RU уже могут прочитать отрывок

29 декабря 2017 72890

Пять соседских фильмов уходящего года

28 декабря 2017 147380

Контрибьюторы и друзья раздела «Кино» — о том, что важного случилось в уходящем году

28 декабря 2017 106190

28 декабря 2017 82710

Серебренников под арестом, Курентзис в Зальцбурге и Тюмени, новые оперы каждую неделю

28 декабря 2017 36220

Смотрите только на Кольте фильм режиссера Дарьи Хреновой, так и не получивший прокатного удостоверения в России

28 декабря 2017 82460

Писатели и критики подводят итоги литературного года

27 декабря 2017 95380

16 отечественных альбомов и 33 песни из 2017 года

27 декабря 2017 138250

Московская лекция Серхио Де Ла Павы

27 декабря 2017 29880

Как живут Google-жены. Фотопроект Ольги Бушковой

Источник:

www.colta.ru

Андрукович П. Вместо этого мира в городе Оренбург

В данном интернет каталоге вы имеете возможность найти Андрукович П. Вместо этого мира по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт России, например: Оренбург, Набережные Челны, Хабаровск.