Каталог книг

Блэк Ш. Зона невозврата

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Бывший военный, а ныне профессиональный телохранитель Райан Лок получил неожиданное предложение от американских спецслужб. В тюрьме "Пеликан Бэй", в зоне строгого режима содержится один из лидеров ультраправой организации "Арийское братство" по кличке Рипер. Недавно он сделал властям предложение – выступить на суде по делу "арийцев" и сдать правосудию всю верхушку организации. Единственное условие, которое он выдвинул, – это перевод его со "строгача" в общую зону. Власти в недоумении – зачем Рипер так рискует? Ведь там предателя ждет неотвратимая смерть. Но показания неонациста в суде крайне важны, и ему пошли навстречу. И вот Райан "садится" в тюрьму, присматривать за Рипером. Однако он никак не может понять безрассудное поведение неонациста. Не иначе как в его бритой голове созрел какой-то хитрый план…

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ITD000000000317939

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Блэк Ш. Зона невозврата Блэк Ш. Зона невозврата 385 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Блэк Ш. На крючке Блэк Ш. На крючке 445 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мамыржан Абдуллаев Точка невозврата. Сборник фантастических рассказов Мамыржан Абдуллаев Точка невозврата. Сборник фантастических рассказов 100 р. litres.ru В магазин >>
Свитшот унисекс хлопковый Printio Тимати -крутой рэпер. блэк стар. Свитшот унисекс хлопковый Printio Тимати -крутой рэпер. блэк стар. 2295 р. printio.ru В магазин >>
Шон Блэк Зона невозврата Шон Блэк Зона невозврата 249 р. litres.ru В магазин >>
семена настурция блэк вельвет 2 г семена настурция блэк вельвет 2 г 23 р. maxidom.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Знакомьтесь, джо блэк. Футболка с полной запечаткой (женская) Printio Знакомьтесь, джо блэк. 1899 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Шон Блэк «Зона невозврата»

Шон Блэк «Зона невозврата» Зона невозврата

Бывший военный, а ныне профессиональный телохранитель Райан Лок получил неожиданное предложение от американских спецслужб. В тюрьме «Пеликан Бэй», в зоне строгого режима содержится один из лидеров ультраправой организации «Арийское братство» по кличке Рипер. Недавно он сделал властям предложение – выступить на суде по делу «арийцев» и сдать правосудию всю верхушку организации. Единственное условие, которое он выдвинул, – это перевод его со «строгача» в общую зону. Власти в недоумении – зачем Рипер так рискует? Ведь там предателя ждет неотвратимая смерть. Но показания неонациста в суде крайне важны, и ему пошли навстречу. И вот Райан «садится» в тюрьму, присматривать за Рипером. Однако он никак не может понять безрассудное поведение неонациста. Не иначе как в его бритой голове созрел какой-то хитрый план.

Лингвистический анализ текста:

Авторы по алфавиту:

7 января 2018 г.

6 января 2018 г.

6 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Книга-игра»

4 января 2018 г.

3 января 2018 г.

Открыты страницы серии антологий и книжной серии «Заповедник Сказок»

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Читать онлайн Зона невозврата автора Блэк Шон - RuLit - Страница 18

Читать онлайн "Зона невозврата" автора Блэк Шон - RuLit - Страница 18

Наконец, распрощавшись с надеждой уснуть, Лок распахнутыми глазами уставился в потолок, а затем в голые бетонные стены камеры. Спрашивается, что мешало лежать сейчас дома, в Нью-Йорке? Рядом Кэрри, в ногах у кровати Энджел… Так нет же, надо было добровольно упечь себя в бетонный бокс три на четыре и коротать сейчас ночь с матерым убийцей, который уже однозначно дал понять, что гости ему здесь нежелательны.

Не находя возможности уснуть, относительные спокойствие и тишину Лок использовал на то, чтобы обдумать перспективы. В каком-то смысле нынешнее его задание было проще, чем какая-либо другая работа по охране, что ему выпадала. Во-первых, ограничен срок: пять дней. Через несколько скоротечных часов, с утра, начнутся уже вторые сутки.

Второе преимущество, если таковым его считать, – это обозначенность угрозы, ясной и недвусмысленной. К Риперу будет подлезать «Арийское братство». Это данность. Единственные два вопроса – это когда именно и каким образом.

После того как Рипер по-идиотски (иного слова и не сыщешь) настоял на своем переведении в общую зону, самым вероятным сценарием может быть бунт в одном из мест общего скопления. При этом нельзя исключать попытку ворваться в камеру Рипера. Более того, теснота камеры – самое что ни на есть подходящее условие для убийства. Бежать отсюда некуда, спрятаться негде.

Есть еще проблема с мытьем. Помимо умывальника из нержавейки и вделанной в пол параши – убранства каждой из двухместных камер, – в блоке имеется общая душевая. А значит, походы в нее будут сведены к минимуму, как бы Рипер ни роптал.

Лок поднялся и подобрался ко входу в камеру. От пола до потолка вертикально шли прутья решетки. Блок состоит из двух этажей; камера Рипера на втором ярусе. Все камеры выходят на центральный отсек управления за пуленепробиваемым стеклом – так называемый «коп в стручке», сидящий там сейчас над журналом и пожевывающий шоколадный батончик. Оттуда надзирателю открывается развернутый вид на все камеры до единой.

Из-за решетки Лок прикинул примерную высоту перил этажного прохода: метра полтора. А всего до пола нижнего этажа где-то шесть с половиной. Если сверху навернуться не головой, то до смерти не убьешься, но на суд в любом случае не попадешь. Значит, Риперу надо будет держаться в проходе подальше.

С верхнего яруса внизу виднелось несколько привинченных к полу синих шестиугольных столов со стульями. Лок за вечер успел заметить, что вся меблировка и переносная утварь для заключенных здесь предусмотрительно прикована или прибита. На стене, параллельной выходу из клеток, на равных интервалах друг от друга висели четыре платных таксофона. Коридор венчала обитая металлом синяя дверь, ведущая из двухэтажного блока в вестибюль, где сбоку от зала ожидания ответвлялся проход в отсек управления. По другую сторону располагалось офисное помещение, тоже за стеклом. В той же стороне – карцер, по крайней мере один (куда ж без него). Дальше по коридору – дверь, выводящая напрямую во двор.

Двор по определению место самое неспокойное, но об этом думать еще рановато. Надо будет его вначале как следует рассмотреть. А сейчас не мешало бы хоть немного поспать. Однако стоило Локу возвратиться на свой топчан, как уже через минуту он очутился на сиротливой, кровью набрякшей полянке с полыхающим по центру крестом, где воздух пронизывали вопли кромешного ужаса.

Проснулся Райан в седьмом часу, под повизгивание несмазанного колесика тележки, развозящей по проходу завтрак.

– Хряпай, – односложно сказал Рипер, подавая сокамернику первый из двух подносов, поданных в амбразуру окошка темнокожим шнырем.

– Тут, что, прямо в камерах кормят? – спросил Лок.

– Ага, – буркнул Рипер, с кропотливой аккуратностью обчищая яйцо всмятку.

– Так мы ж, вроде как, на общей зоне?

– Тут такое дело. – Рипер опустил ложечку. – Раньше всех кормили снаружи в общей жральне, но за годы там стольким посреди хавала кровь пустили, что столовку теперь отдали под склады, а сидельцев по камерам кормят.

Тяжелые решетки камер по обе стороны стали с лязгом раздвигаться, поочередно выпуская наружу заключенных. Рипер поставил поднос на пол, встал и подхватил полотенце. Из одежды на нем были только синие трусы с тюремным штемпелем.

Источник:

www.rulit.me

Книга Зона невозврата - читать онлайн

Книга Зона невозврата - читать онлайн, бесплатно. Автор: Шон Блэк Онлайн книга - Зона невозврата

Формат: 60x90/16 (145х215 мм)

Перевод книги: Александр Шабрин

Бывший военный, а ныне профессиональный телохранитель Райан Лок получил неожиданное предложение от американских спецслужб. В тюрьме "Пеликан Бэй", в зоне строгого режима содержится один из лидеров ультраправой организации "Арийское братство" по кличке Рипер. Недавно он сделал властям предложение – выступить на суде по делу "арийцев" и сдать правосудию всю верхушку организации. Единственное условие, которое он выдвинул, – это перевод его со "строгача" в общую зону. Власти в недоумении – зачем Рипер так рискует? Ведь там предателя ждет неотвратимая смерть. Но показания неонациста в суде крайне важны, и ему пошли навстречу. И вот Райан "садится" в тюрьму, присматривать за Рипером. Однако он никак не может понять безрассудное поведение неонациста. Не иначе как в его бритой голове созрел какой-то хитрый план. В нашей библиотеке вы можете бесплатно почитать книгу « Зона невозврата ». Чтобы читать онлайн книгу « Зона невозврата » перейдите по указанной ссылке. Приятного Вам чтения.

Источник:

needfulwords.com

Шон Блэк

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Шон Блэк - (Райан Лок). Зона невозврата Популярные авторы Популярные книги Райан Лок - Зона невозврата

Когда Рипер поднял глаза, Лок быстро отвел взгляд с него на здешнее убранство. В отличие от других камер, мимо которых Лок по пути сюда продефилировал с дежурным надзирателем, в обиталище Рипера напрочь отсутствовали постеры со смазливыми голышками. Напротив, впечатление такое, будто здесь недавно был да сплыл какой-нибудь странный гибрид из богинь домоводства – Марты Стюарт с Евой Браун, что ли. К стенам были любовно приколоты образчики вязания и вышивки, а на спинке пустующей двухъярусной койки горделиво висела вязаная жилетка. Свое вязание Рипер заботливо отложил.

– Это что еще за ком с горы?

– Твой новый сосед по камере.

– Рипер ни с кем в соседстве не состоит. Тем более с каким-то там жухалом. – Он снова взялся за вязание. – Посели его где-нибудь в другом месте.

Молодой надзиратель сунул оба больших пальца за пояс со спецсредствами.

– Еще одно слово, Рипер, и пойдешь себе обратно в одиночку. Ясно?

Тот мягко спрыгнул со своего топчана на бетонный пол. Коп при этом положил руку на объемистый баллон с перечным газом.

Рипер мельком глянул на нижний топчан, представляющий собой, в сущности, бетонную плиту, на которой были разложены его книжки: от джентльменского набора тюремной классики вроде «Майн кампф» и «По ту сторону добра и зла» Ницше до сравнительно мирного «Вяжем-повяжем: умелые ручки» – невинного пособия для домохозяек, которое, впрочем, в подобном антураже тоже приобретало оттенок зловещести.

Немигающий взгляд Рипера, безусловно отточенный годами тюремных противостояний, перекочевал на Лока.

– Спать можешь на полу.

Коп сделал шаг назад в проход между камерами и дал отмашку еще одному надзирателю, дежурящему невдалеке за тумблерами.

– Давай, закрывай восемьсот сорок пятую.

Спустя секунду решетчатая дверь камеры задвинулась, и Райан оказался запечатан наедине с Рипером.

Ярусом ниже и двумя камерами дальше происходило тюремное крещение Тая, не в пример более теплое. Со стороны впечатление такое, будто блудный сын возвратился в родные пенаты, где его с радушным смехом облапил двухсоткиловый черный громила, заполняющий там, казалось, все мыслимое пространство:

– Ба-а, кого я вижу! Слыхал я, слыхал, что ты плывешь к нашим берегам. Никогда бы не подумал, что сидеть будем вместе, бок о бок.

Тай скинул свои убогие пожитки на нижний топчан и приветливо оглядел сокамерника:

– Действительно, Марвин, вот так встреча. Вот уж не думал, не гадал… Как твои делишки? Как мама?

– Да ничего, нормально. На почки только жалуется: солей многовато.

Учитывая места, в которых Тай рос, и то, что большинство его буйных сверстников, молодых да ранних, школу заканчивало уже в колонии для несовершеннолетних, кое-кого из них он вполне ожидал здесь увидеть.

Марвин смолоду связался с «крипами» – одной из двух самых известных уличных банд Калифорнии (вторая – «блады», тоже темнокожие). В банде этот бугай ходил под кличкой Пусик (кто сказал, что в организованных преступных группах люди лишены чувства юмора?).

Марвин все не выпускал Тая из объятий.

– Что, с военным своим геройством завязал наконец?

– Как видишь, – пожал плечами Тай. – Ну, а ты здесь за что?

– Да вот, понавешали всякой сфабрикованной херни, – обиженно развел руками Марвин. – Теперь отдуваюсь.

Это само собой. Спроси любого из заключенных, за дело он здесь сидит или нет, и в ответ услышишь, что вины на нем нет никакой – в крайнем случае, подстава, связанная обычно или со «стволом», или с наркотой, или и с тем и с другим. И спорить тут бесполезно.

Тай присел, а Марвин, блестя глазами, принялся потчевать его именами старых знакомых по кварталу и тем, что с ними сталось (перечень делился примерно поровну между убитыми и посаженными). Видеть Тая он был душевно рад и совершенно не расстраивался, что его друг детства, единственный из всех шедший по жизни праведным путем, теперь вот тоже загремел в тюрягу. Налицо была даже какая-то извращенная гордость за товарища, который наконец-то одумался и стал таким же, как все, честным сидельцем, а не позорной белой вороной (признаться, Тай и вправду себя ею немного ощущал). Тоску навевал энтузиазм, с которым Марвин выкладывал, кого и как из их общих корешей замочили, кто сейчас какую зону топчет и сколько им еще осталось сидеть.

– Понятно, – задумчиво протянул он, когда Марвин приостановился отдышаться. – Слышь, братуха, – Тай доверительно подался вперед. – Ты здесь всех знаешь. Скажи, кого мне, по-твоему, следует остерегаться?

– Остерегаться? Да почитай что любого; все еще те охнари. И то, что ты попал сюда как мокрушник, всем по барабану. В смысле, мне-то как раз нет, я тебя уважаю, – поспешил оговориться Марвин. – Ты, небось, в боевых своих походах говнохренов понащелкал столько, что нам тут всем и не снилось.

– Есть немного, – с хитрецой улыбнулся Тай.

– Тогда скажу тебе, что за птица к нам нынче залетела. Как раз сегодня, перед самым вашим прибытием.

Тай поднял брови: дескать, о ком речь?

– Вон он, елдун этот тухлый. Рипер. Только что перевели сюда из одиночки.

– Кто? Да тот, кто в этом блоке нам всем как бельмо, – сказал Марвин, шмыгнув носом на манер домохозяйки, не одобряющей новых соседей.

– Все равно не возьму в толк.

Марвин посмотрел Таю прямо в глаза.

– Он парень, которого тебе с твоим корешем положено пасти. Оберегать, стало быть.

– Что за фуфло ты гонишь, Марвин?

– Сколько вам платят, Тайрон? Потому что сколько бы они вам ни сулили, все равно маловато будет.

Тай протяжно вздохнул.

– Рипер уже несколько лет мотал в одиночке. И вдруг его ни с того ни с сего выпускают в общий блок. А тут и вы с корешем влетаете на всех парусах по какому-то липовому мокрому делу, о котором никто и слыхом не слыхивал… Никогда не пытайся обсидеть сидельца, Тай.

Джонсону подумалось о Локе; вспомнилось, как посерело его лицо при вести о смерти друга и его семьи. Он повернулся к Марвину.

– Мне понадобится твоя помощь. В том, чтобы с Хейзом ничего не случилось.

– Ты просишь об этом меня?

– Да, – с ударением сказал Тай, – прошу.

– Ты знаешь, за что сидит этот подонок? Он убил двоих темнокожих девчонок вместе с отцом. Эти девчушки могли быть нашими сестрами.

– Ты знаешь, что я был на войне? – задал вопрос Тай.

– Так вот, там ты иногда вынужден брать самую неожиданную сторону.

Марвин, мучась, оглядел камеру из угла в угол.

– Не доставай меня, Тайрон.

В тесном пространстве камеры он завозился, как горилла в птичьей клетке.

– Я прошу тебя как друга, – с тихой значительностью произнес Тай.

Марвин, борясь с собой, шумно вздохнул.

– Ладно. Сделаем вот как. Я позабочусь, чтобы твоя спина на дворе была прикрыта. Делай что надо, коли пришел. Что же до твоего кореша и Рипера… Если что-то соскочит, то они будут сами за себя. А в таком гиблом месте, как это, брат, все может соскочить в любой момент.

Охранник в синем блейзере вытянул руку, преграждая вход в вестибюль федерального суда. Молодая женщина с роскошной блондинистой гривой и круглящимся беременностью животиком прищурилась под ярким солнечным светом:

– Документик какой-нибудь предъявите, – повторил он.

– А. Прошу прощения, – спохватилась она и растерянно зашарила в сумочке, откуда наконец извлекла водительское удостоверение на имя Джессики Саммерс. На самом деле женщину звали Фрейя Вэйден, а коллеги и клиенты звали ее просто Ченс[11].

Охранник, бегло скользнув по карточке глазами, возвратил ее обратно.

– Благодарю вас, мисс Саммерс.

Ченс передала на контроль свою сумочку, а сама шагнула в рамку металлодетектора, который немедленно запищал, вынуждая охранника позвать помощницу женского пола.

– Мэм, попрошу вас на шаг отойти.

– Ой, извините, – стушевалась Ченс, оглаживая выпирающий животик.

– Латиша, подойди пожалуйста, – сказал в рацию контролер. – Надо проверить одну даму.

В ожидании досмотра Ченс непринужденно оглядывала вестибюль, а также постоянно кочующих внутрь и наружу людей. Через стекло окон и дверей виднелась непоседливая стая телерепортеров. Напротив них стеной стояла фаланга маршалов – в спецснаряжении, с оружием, – выставленных к открытию процесса над шестерыми членами «Арийского братства», обвиненными в сговоре.

С той стороны к металлодетектору подошла ассистентка и, встав позади Ченс, с неуловимым проворством ощупала ее сверху донизу.

– Скоро ли ждете прибавления, милочка?

– Да еще ждать да ждать, – с улыбкой ответила Ченс. – Всего-то на четвертом месяце.

– По вам и видно: вся светитесь. Позвольте, я вас палочкой вжикну.

В руках охранницы появился жезл. Ченс развела в стороны приподнятые руки. При проводе над грудью детектор зажужжал.

– Бюстгальтер с «косточками»? – знающе определила Латиша.

Ченс, зардевшись, потупила взор.

– Ладно, проходите, – посторонилась охранница. – И удачи вам! – напутствовала она в спину.

– Спасибо, – улыбчиво поблагодарила Ченс, обернувшись вполоборота.

Подхватив сумочку, она двинулась налево к лифтам. Поднявшись на этаж, где шел процесс, направилась к залу судебных заседаний. При ее приближении жизнерадостного вида маршал в форменной голубой рубашке приоткрыл дверь.

Скромно пригнувшись, Ченс бочком протиснулась в помещение. Мелькнуло секундное опасение, что процесс сейчас прервется и все присутствующие обернутся на нее. Ну да пустое – такое только в кино бывает. На самом деле в ходе масштабных процессов люди сигают туда-обратно день-деньской: персонал зала суда, адвокаты, представители прессы и общественности… Словом, все кому не лень.

Ченс пристроилась сзади, рядом, видимо, с прессой. Из сумочки она вынула желтый линованный блокнот с отрывными листами и начала записывать; точнее, не записывать, а зарисовывать. Расположение зала суда.

В передней части зала держала слово темнокожая женщина, последнее время довольно известная по телерепортажам – Джалисия Джонс, главный обвинитель. Говорила она уже, видимо, достаточно долго. Впрочем, ее речь Ченс не интересовала, а интересовали ее люди на скамье подсудимых. Все уже с сединой, кое-кто в очках, со старомодными усами и бородами – эдакое сборище чудаковатых дедов. Если не считать, что это была верхушка «Арийского братства». Возле каждого сидел вооруженный охранник. Еще по двое вооруженных маршалов стояло по бокам судейских кресел и с обеих сторон загородки для подсудимых.

Ченс скрупулезно пометила, кто где сидит, какое оружие имеет при себе охрана, а также все точки входа и выхода. Затем перелистнула страницу и начала схематично изображать положение зала относительно других помещений здания. Примерно через полчаса она управилась со своим занятием. К этому моменту в зал вкатили большой плазменный экран. Ченс убрала блокнот обратно в сумку. Теперь для ухода оставалось лишь дождаться перерыва. Тем не менее у нее имелись определенные основания задержаться здесь чуть подольше, особенно в этой части слушаний.

Джалисия между тем подошла к столу, где сидели присяжные. Ченс задержала на них изучающий взгляд. Пара черных, трое латиносов, остальные белые – типичный средний класс Сан-Франциско. Н-да, с такими ребятами – что там на скамье подсудимых, и в аду не уцелеть.

Джалисия сейчас обращалась к присяжным.

– Дамы и господа. То, что вы сейчас увидите, поражает своей чудовищной наглядностью. Это тот самый видеоматериал, о котором я упоминала в своей вступительной речи. Он попал ко мне перед тем, как подсудимым были выдвинуты первоначальные обвинения. На нем, так сказать, в красках демонстрируется, как был запытан, а затем убит агент Прэйджер из Бюро контроля. А перед этим у него на глазах были безжалостно убиты его жена и сын-подросток. Я располагаю неопровержимыми доказательствами, что эти убийства были заказаны людьми, которых вы сегодня видите здесь на скамье подсудимых. По сути, все они зачинщики и участники единого преступного сговора. А потому еще раз подчеркну то, что я сегодня уже сказала: пусть даже преступление совершено чужими руками, вина за его заказ должна быть приравнена к прямому в нем участию. Можно считать, что эти люди сами надругались над жертвами и нажимали на спусковой крючок.

С этими словами Джалисия села. Свет в зале померк. Стало разом сумрачно, хотя и не темно: мешали занавешенные окна почти во всю стену зала.

Ченс подалась чуть вперед, чтобы получше видеть изображение. Во-первых, потому, что так сделали все, и не хотелось выделяться. Но в основном потому, что на экране она себя видела впервые.

После приема пищи, которую Рипер заглотил в полном молчании, Лок наблюдал за тем, как его новый товарищ изнуряет себя физическими упражнениями. Где-то на середине между резкими отжиманиями и приседаниями («попердушками», как их здесь именовали), Рипер, торс которого теперь лоснился потом, посмотрел на Лока и заговорил впервые с того момента как Лок рассказал ему, зачем он здесь.

– Значит, ты, типа, телохранитель? – спросил он с прищуром.

– Для присмотра, стало быть?

– В каком-то смысле.

– Вот, значит, как. Тогда послушай, что я тебе скажу. Меньше всего мне здесь нужен еще один охранник.

Лок понизил голос, сознавая, что хотя блок и представлял сейчас собой сплошной шум-гам, сопровождающий рутинную разминку заключенных, кто-то вполне мог их подслушивать.

– Тогда, считай, ты на эти дни попал.

Рипер встал, вытирая полотенцем ручейки пота.

– Так думали и последние два парня, которых ко мне подсаживали.

Безусловно, такой, как Рипер, неохотно сносил в камере присутствие посторонних.

– Думаешь меня припугнуть? – Райан непринужденно шагнул в его сторону. – Учти, сделать это непросто. К тому же если ты меня хоть пальцем тронешь, то о своей сделке с прокуратурой можешь забыть.

– А я, может, не о себе говорю. Знаешь, кого братва здесь ненавидит больше, чем стукача?

– Кого? – спросил Лок.

Большой палец Лока ткнулся Риперу в шею, под самой челюстью, с твердостью достаточной, чтобы у собеседника заострилось внимание.

– Слушай сюда, ты, дерьма кусок. Будешь так вести себя и делать пальцы веером, я тебя сам лично пристукну. Так что слушай и вникай. Ты мне не нравишься, я тебе тоже не по нраву, но следующие несколько дней мы оба будем впритирку друг к другу, так что ты будешь делать то, что и когда я тебе говорю – как по нотам, понял? И тогда у нас будет тишь да гладь.

Харя Рипера натужно покраснела. Лок вдавил палец поглубже.

– Ты меня понял? Не слышу.

Рипер натянуто кивнул. Лок медленно ослабил давление, после чего отвел палец, ожидая (кто его знает) какого-нибудь встречного финта. Рипер и до посадки не отличался сдержанностью нрава, посему кто знает, что ему может шарахнуть в мозги сейчас, особенно после едва ли не самоубийственного требования перевести его в общую зону?

Рипер, потирая шею, сделал шаг назад.

– Легко же ты подрываешься, Лок… Я-то всего лишь сказал, что долгие годы провел в одиночке – думаешь, легко опять привыкнуть делить с кем-то камеру? Надо нам кое-какие правила установить.

– Давай установим, – согласился Лок. – Мое первое правило: на полу ночуют твои книжки, а не я.

– Идет. Но возле моего дерьма без спросу не ходить.

– Что ж, – Лок кивнул на вязание Рипера, – я в домоводстве все равно не спец. Еще что?

– Не устраивать в камере срач. И не ляскать языком про то, что мне неинтересно. Я этого не люблю.

В целом перечень «что можно, что нельзя» мало отличался от требований тех, кого Локу доводилось опекать.

– Понял. В армии я уже привык разделять с другими замкнутое пространство.

– Ну, и здесь то же самое, – сказал Рипер. – Только чуть по-другому. Здесь первым делом надо остерегаться жаб.

– Ну да, жаб. Черных. Негров. А за ними всех этих «нортенос» и «суренос». Понял? Нортенос – это латиносы из северной Калифорнии, а суренос – с юга. Те, что из Мексики, – это «Пограничные братья». На дворе они кучкуются особняком, но все как один ходят под мексиканской мафией.

– Случайно, не банда Ла Эме?

– Садись, пять. Молодец, дружок, домашнее задание выполнил. Да, Ла Эме здесь держит мазу.

– Я думал, они тоже связаны с «Арийским братством».

– Они вяжутся со всеми, от кого что-то можно урвать. Помни: здесь, на дворе и в блоке, главное – держаться со своими. Всю эту херь насчет того, что белый и черный – братья навек, оставляй сразу на пороге. Неважно, кем ты был на воле, с кем чалишься или корефанишься. В «Пеликан Бэй» ты считай что в джунглях.

Той ночью Локу не давала покоя семья Кена Прэйджера перед своей кончиной. Стоило закрыть глаза, как на него, сгрудившись, начинали смотреть их исполненные ужаса лица. Прогнать их никак не удавалось. Едва ум начинал плыть, как они тут же являлись обратно, заполоняя собою все. Особо пристально смотрел Кен – взглядом человека, пожертвовавшего не только собой, но и своими близкими. Человека, шагавшего над бездной по натянутой веревке, которую вдруг рассекла незримая рука.

Наконец, распрощавшись с надеждой уснуть, Лок распахнутыми глазами уставился в потолок, а затем в голые бетонные стены камеры. Спрашивается, что мешало лежать сейчас дома, в Нью-Йорке? Рядом Кэрри, в ногах у кровати Энджел… Так нет же, надо было добровольно упечь себя в бетонный бокс три на четыре и коротать сейчас ночь с матерым убийцей, который уже однозначно дал понять, что гости ему здесь нежелательны.

Не находя возможности уснуть, относительные спокойствие и тишину Лок использовал на то, чтобы обдумать перспективы. В каком-то смысле нынешнее его задание было проще, чем какая-либо другая работа по охране, что ему выпадала. Во-первых, ограничен срок: пять дней. Через несколько скоротечных часов, с утра, начнутся уже вторые сутки.

Второе преимущество, если таковым его считать, – это обозначенность угрозы, ясной и недвусмысленной. К Риперу будет подлезать «Арийское братство». Это данность. Единственные два вопроса – это когда именно и каким образом.

После того как Рипер по-идиотски (иного слова и не сыщешь) настоял на своем переведении в общую зону, самым вероятным сценарием может быть бунт в одном из мест общего скопления. При этом нельзя исключать попытку ворваться в камеру Рипера. Более того, теснота камеры – самое что ни на есть подходящее условие для убийства. Бежать отсюда некуда, спрятаться негде.

Есть еще проблема с мытьем. Помимо умывальника из нержавейки и вделанной в пол параши – убранства каждой из двухместных камер, – в блоке имеется общая душевая. А значит, походы в нее будут сведены к минимуму, как бы Рипер ни роптал.

Лок поднялся и подобрался ко входу в камеру. От пола до потолка вертикально шли прутья решетки. Блок состоит из двух этажей; камера Рипера на втором ярусе. Все камеры выходят на центральный отсек управления за пуленепробиваемым стеклом – так называемый «коп в стручке», сидящий там сейчас над журналом и пожевывающий шоколадный батончик. Оттуда надзирателю открывается развернутый вид на все камеры до единой.

Из-за решетки Лок прикинул примерную высоту перил этажного прохода: метра полтора. А всего до пола нижнего этажа где-то шесть с половиной. Если сверху навернуться не головой, то до смерти не убьешься, но на суд в любом случае не попадешь. Значит, Риперу надо будет держаться в проходе подальше.

С верхнего яруса внизу виднелось несколько привинченных к полу синих шестиугольных столов со стульями. Лок за вечер успел заметить, что вся меблировка и переносная утварь для заключенных здесь предусмотрительно прикована или прибита. На стене, параллельной выходу из клеток, на равных интервалах друг от друга висели четыре платных таксофона. Коридор венчала обитая металлом синяя дверь, ведущая из двухэтажного блока в вестибюль, где сбоку от зала ожидания ответвлялся проход в отсек управления. По другую сторону располагалось офисное помещение, тоже за стеклом. В той же стороне – карцер, по крайней мере один (куда ж без него). Дальше по коридору – дверь, выводящая напрямую во двор.

Двор по определению место самое неспокойное, но об этом думать еще рановато. Надо будет его вначале как следует рассмотреть. А сейчас не мешало бы хоть немного поспать. Однако стоило Локу возвратиться на свой топчан, как уже через минуту он очутился на сиротливой, кровью набрякшей полянке с полыхающим по центру крестом, где воздух пронизывали вопли кромешного ужаса.

Проснулся Райан в седьмом часу, под повизгивание несмазанного колесика тележки, развозящей по проходу завтрак.

– Хряпай, – односложно сказал Рипер, подавая сокамернику первый из двух подносов, поданных в амбразуру окошка темнокожим шнырем.

– Тут, что, прямо в камерах кормят? – спросил Лок.

– Ага, – буркнул Рипер, с кропотливой аккуратностью обчищая яйцо всмятку.

– Так мы ж, вроде как, на общей зоне?

– Тут такое дело. – Рипер опустил ложечку. – Раньше всех кормили снаружи в общей жральне, но за годы там стольким посреди хавала кровь пустили, что столовку теперь отдали под склады, а сидельцев по камерам кормят.

Тяжелые решетки камер по обе стороны стали с лязгом раздвигаться, поочередно выпуская наружу заключенных. Рипер поставил поднос на пол, встал и подхватил полотенце. Из одежды на нем были только синие трусы с тюремным штемпелем.

– Это ты куда? – бдительно спросил Лок.

– В душ намылился, – ответил Рипер.

– Никаких душей, – отрезал Райан, ставя поднос и скатываясь со своей лежанки.

– Чё? Ты мне мамуля, что ли?

– Я тебе сейчас и за мамулю с папулей, и за няньку с сиделкой, – категорично ответил Лок. – Не хватало нам еще до выхода во двор узнать, с какой радостью тебя встретят в душевой.

– Я вижу, солдатик, ты к этому делу относишься серьезно, – вздохнул Рипер.

– Чего и тебе желаю, если ты хочешь сохранить себе жизнь.

Рипер ограничился струей из умывальника. Пока он с фырканьем плескался, Лок заканчивал завтрак, попутно прикидывая, в чем может быть причина такой бесшабашной самоуверенности со стороны сокамерника. Что это, напускная бравада мачо, издавна мотающего срок? Или нечто большее? Есть ли что-то такое, о чем Рипер знает, но, само собой, не ставит в известность своего непрошеного опекуна и Джалисию?

Лок занял место у умывальника, когда шнырь с тележкой при повторном объезде стал собирать подносы.

– Что теперь? – умывшись, поинтересовался Райан, еще не зная деталей дневного распорядка.

– Сегодня у нас что, воскресенье? – спросил встречно Рипер.

Лок, приостановившись, ответил не сразу. Вот что значит житье взаперти: чувство времени уже искажается.

– Ну да, – сориентировался наконец он, отгоняя мысль о том, что дома у него воскресенье отводится для выгула Энджела в Центральном парке; выходной они всегда проводят вместе с Кэрри.

– Значит, на работу не гонят, – сказал Рипер, – а только гуль-гуль да ням-ням. И скажу тебе, солдатик, – он с довольным видом обвел скудную обстановку камеры, – уже одно это в сравнении с одиночкой просто курорт.

Решетка, дрогнув, поехала вбок.

– Гуляй не хочу, – одобрительно рыкнул Рипер. – Пойдем знакомиться с соседями.

На выходе в тюремный двор солнце полоснуло по глазам так, что Лок невольно вскинул ладонь, чтобы загородиться от нестерпимо яркого света. Двор представлял собой травянистое пространство, равномерно разделенное скамейками. По периметру шла прогулочная дорожка, а за ней – ограждение с опушкой из колючки. Дальше шел еще один двор, смежный с тюремным блоком, посередине которого находилось такое же разгороженное пространство. Весь двор просматривался со сторожевой вышки, откуда зорко поглядывал охранник в зеркальных солнечных очках, поводя «ругером-14» с оптическим прицелом.

Вдобавок к охраннику на вышке, со всех стратегических точек вокруг двора целились глазки камер слежения. На самом дворе дежурили еще двое охранников, оба с дубинками, тазерами и баллонами с перечным газом. Двор был спланирован так, что, в отличие от тюрем более старой постройки, которые Локу доводилось видеть по телевизору, здесь под надзором был считай что каждый дюйм.

Первые несколько секунд Лок ощущал на себе тяжелые взгляды заключенных, устремленные на него в недоброй тишине. Затем ощущение прошло, а сидельцы разошлись по своим расовым группировкам: черные направились к баскетбольной площадке, латиносы обосновались на скамейках дальней стороны двора, белые скопились ближе к центру.

– Кто они? – кивком указал на них Лок.

На кивок некоторые из заключенных зловеще сузили глаза.

Рипер возложил свою шишковатую лапищу Райану на грудь.

– Первое правило дворового этикета, – объявил он. – Никогда ни на кого не пялься, не кивай, как сейчас, и ни в коем случае ни на кого во дворе не указывай пальцем. Если, конечно, не хочешь с этим человеком смахнуться.

– Усек, – отрапортовал Лок. – Только ты так и не ответил на мой вопрос.

– Можешь не напрягаться, – успокоил Рипер. – В основном это энбэшники.

– Кто-кто? – не понял Лок.

– То есть не «Арийское братство»?

– Нет, – ответил Рипер, оборачиваясь назад в ту сторону, где вблизи ограждения, скрестив на груди ручищи, возвышались три белые гориллоподобные фигуры. – Вон те трое зверей, они как раз из «Братства». А теперь пойдем, солдатик.

И зашагал. Разговоры вокруг понизились до перешептыванья. Перестал шлепать мячик на баскетбольной площадке. Прямых взглядов никто не бросал, но чувствовалось, что за ними наблюдают. Лок подстроился с Рипером рядом. Однако тот, вместо того чтобы направиться к своим старым приятелям возле ограждения, неожиданно повернул к достаточно большой своре энбэшников. Этикет или нет, но «братья-арийцы» пялились теперь на Рипера в открытую.

– Надеюсь, ты соображаешь, что творишь, – бросил скороговоркой Лок, когда до «Нацистских бунтарей» оставалось с десяток шагов.

Стая раздалась, и из нее выступил заключенный с усиками щеточкой и крылатым черепом, выколотым в районе ключицы.

Уголовники сомкнулись предплечьями, а затем обнялись.

– Давненько не видались, Филеас, – добродушно рыкнул Рипер.

– Более чем, – кивнул тот, жестом приглашая Рипера присесть рядом с собой на скамейку.

Трое «братьев-арийцев» у ограждения что-то нешумно перетирали меж собой. Один из них сплюнул наземь.

Ясно как божий день: Рипер ни за что бы не стал перебираться в общую зону, не имея в запасе плана. Тем не менее ему надо было что-то сделать для его осуществления – а потому кто скажет наверняка, не является ли этот разрыв Рипера с «арийцами» и переход к энбэшникам лишь первым в череде измен, которым еще лишь предстоит разыграться на этом дворе?

Лок обогнул скамейку, чтобы находиться поближе к Риперу, но на подходе в грудь ему уперлась здоровенная пятерня. На него сверху вниз пялился верзила со свастикой на лбу (это учитывая, что и сам Лок был под метр девяносто).

– Ты куда, дружок? – грозно спросил он.

– Да вот, приглядываю тут за своим корешем, брат, – с миролюбивой невозмутимостью ответил Лок.

– Делай это где-нибудь в другом месте.

Лок молча стоял, опустив руки вдоль боков – непринужденно, без всякой угрозы.

– Извини, дружок, не могу.

Его упорство возымело нужный эффект. Верзила сделал шаг навстречу. Лок вскинул ладонь правой руки, безошибочно тяпнув наци по горлу, отчего голова у того нелепо дернулась. Райан еще и наддал ему в пах коленом, заставив сложиться вдвое.

Один из охранников, наблюдающих за порядком во дворе, двинулся в их сторону, держа руку на баллоне с перечным газом. Часовой на вышке повел на Лока стволом винтовки.

Райан сделал шаг назад, готовясь на всякий случай к бою.

К верзиле обернулся Филеас, беседующий сейчас с Рипером.

– Завязывай, – велел он и, взяв Рипера под локоток, сказал: – Пойдем-ка прогуляемся.

Вдвоем они направились к опоясывающему двор ограждению. Лок направился следом. При этом верзила, разогнувшись, нехотя выставил руку.

– Меня Эйхманом зовут, – представился он. – Я смотрю за Филеасом.

Райан пожал протянутую руку.

– Лок. Идем, а то отстанем.

– Ты реально о чем?

Рипер с Филеасом уже успели поравняться с тройкой «арийских братьев». Если те решат накинуться, дистанция между ними сейчас меньше двадцати метров. Может, Филеас намеренно предложил пройтись, чтобы подвести Рипера поближе к патрульным.

– Я вон о той веселой троице у забора, – сказал Лок, глядя вперед.

– О тех, что ли? – криво усмехнулся Эйхман. – Не бери в голову. Мы теперь на дворе мазу тянем. И числом нас больше.

– Иногда берут не числом.

– Резкостью, – ответил Лок, беря курс на троих «арийских братьев».

Эйхман послушно пошел следом. Когда до троицы оставалось пяток шагов (расстояние, на которое арийцам предстояло бы сдвинуться до нанесения удара), Лок остановился. Роста «братья-арийцы» были среднего, но нехватку габаритов по вертикали они вполне компенсировали тупой мышечной массой.

– Господа, – кивком поприветствовал их Лок.

– Чё надо? – поигрывая желваками, бросил ариец, что посередке.

– Собственно, это же собирался спросить и я, – сдержанно произнес Райан. – Очень уж вы, господа, нежно посматриваете в нашем направлении, и это, признаться, немножко достает. Был бы весьма признателен, если бы вы перестали это делать.

Источник:

modernlib.ru

Блэк Ш. Зона невозврата в городе Омск

В нашем каталоге вы можете найти Блэк Ш. Зона невозврата по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Омск, Ульяновск, Санкт-Петербург.