Каталог книг

Корецкий, Данил Аркадьевич Секретные поручения: роман

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

После окончания университета начинающий юрист Денис Петровский поступает на работу в прокуратуру, а его сверстник журналист Сергей Курлов неожиданно становится грузчиком в коммерческой фирме. Никто не знает, что молодые люди выполняют секретное поручение по государственной программе борьбы с коррупцией и организованной преступностью... Молодой следователь приобрел недоброжелателей среди сослуживцев и врагов среди подследственных, а новоявленный грузчик оказался втянутым в криминал и под давлением соучастников вынужден даже совершить убийство. Тем временем политическая конъюнктура изменилась, программа Чистые руки свернута, и Петровский с Курловым остаются один на один с многочисленными проблемами и врагами...

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Корецкий Данил Аркадьевич Усмешка Люцифера. Перстень Иуды-4 Корецкий Данил Аркадьевич Усмешка Люцифера. Перстень Иуды-4 323 р. ozon.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения Корецкий Д. Секретные поручения 121 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения -2 2тт Корецкий Д. Секретные поручения -2 2тт 70 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения-2 Корецкий Д. Секретные поручения-2 138 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения Корецкий Д. Секретные поручения 138 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения-2 Корецкий Д. Секретные поручения-2 127 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Корецкий Д. Секретные поручения Корецкий Д. Секретные поручения 587 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Секретные поручения читать онлайн, Корецкий Данил Аркадьевич

Читать онлайн «Секретные поручения»

После окончания университета начинающий юрист Денис Петровский поступает на работу в прокуратуру, а его сверстник журналист Сергей Курлов неожиданно становится грузчиком в коммерческой фирме. Никто не знает, что молодые люди выполняют секретное поручение по государственной программе борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Но политическая конъюнктура изменилась, программа свернута, и Петровский с Курловым остаются один на один с многочисленными проблемами и врагами.

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ И ЖУРНАЛИСТИКА

ВЕРБОВКА С НЕПРИСТОЙНЫМ ПСЕВДОНИМОМ

Тиходонск, 27-28 мая 1991 года.

— Тебе холодно? — удивился Сергей, чувствуя, как над бровью собирается пот.

— У тебя кожа пупырышками.

— Просто волнуюсь, — сказала Антонина.

Странно. Она не та девочка, чтобы волноваться в подобной ситуации.

Словно подтверждая эту мысль, Антонина взяла его огромную ладонь и просунула дальше в вырез блузки. Сергей вспотел еще больше. Огрубленная металлом кожа ощутила мягкую грудь и напряженно вытарчивающий сосок.

«Как бы не оцарапать», — озабоченно подумал он, наклоняясь к пахнущему духами лицу.

На этот раз она не ускользнула вниз и не отвернулась, напротив — подалась навстречу, раскрывая горячие губы. Ему показалось, что порыв не очень-то искренен: вон и глаза не закрыла, косит куда-то в сторону… Но посторонние мысли тут же исчезли…

Язык его оказался в узкой влажной полости, девушка то с силой всасывала его в себя, то отпускала, ритмично двигая головой взад-вперед. Чувствовался немалый опыт. Чего же она строила из себя целку столько времени?

— Ну, что? — она отстранилась, с любопытством разглядывая кавалера. — Понравилось?

— Мгм, — промычал Сергей. Он обвел глазами подсвеченные фонарями старые липы, усеянную мусором траву, темные провалы расходящихся аллей. Осторожно дотронулся распухшим языком до неба.

— Ясный перец, крошка.

Антонину никогда не обижали мужским вниманием, это точно. На втором курсе у нее был дружок-араб, потом был немец из торгового представительства, потом пакистанец, а потом два сирийца, которые в конце концов порезали друг друга и у одного из них вытек глаз. Да еще этот отирался, с юрфака, в твидовом пиджаке а-ля Пинкертон. Он дарил ей розы и с загадочным видом курил прямую короткую трубку.

Это только то, что на виду, какой была подводная часть айсберга, оставалось только догадываться. Но все это в прошлом, теперь настала его, Серегина, очередь. Она крутила, крутила хвостом, но теперь, похоже, сдалась. Может, прямо сейчас и даст — мало ли в укромных местах скамеек… А раз так, он наведет порядок. Его баба — это его баба. Всем отвала на полкило. Кто не спрятался, я не виноват.

— Еще раз увижу, что он рядом с тобой отирается — ноги повыкручиваю, — сказал Сергей.

— Кто? — Ресницы Антонины удивленно щекотнули его щеку.

— Не знаю. Ты про Омара?

На кончике языка, похоже, выросла шишка — будто горячую котлету целиком проглотил. Сергей вздохнул и повторил:

— Сказал: ноги повыкручиваю.

Теперь ресницы трепетали где-то на шее.

— Я его заставлю трубку проглотить, — сказал Сергей.

Спина Антонины выгнулась, округлые груди вывалились из расстегнутой блузки, а бедра внутри были мягкими и горячими, будто она все время держала грелку между ног.

Сексуальная стерва, этого у нее не отнимешь. Как-то явилась на занятия в голубых «дизелях» в обтяжку, и декан поспорил с преподавателем стилистики на ящик «Двина», носит ли она трусики. Оказалось, носит. Только французские, тончайшие, невиданной формы: треугольничек впереди — и все, даже рука не отличит, где кончается белье и начинается тело. Доцента Голуба после этого открытия три дня трясло. Он угрохал месячное жалованье на коньяк, вусмерть разругался с деканом, ушел из семьи, ночевал в контейнере на заросшем бурьяном садовом участке, а потом якобы предложил Антонине выйти за него замуж. Говорят, она трахнула его еще разок — из сочувствия. И послала подальше.

А может, все это просто болтовня.

Вполне даже может быть. Вот Серега, то бишь Сергей Курлов, ходил с Антониной уже целых два месяца, и за все это время, вплоть до сегодняшнего дня, ничего ему не упало. Ну ни грамма. Сказать кому — не поверят.

Они ходили по Пушкинскому скверу, ходили в кино, в гриль-бар «Под якорем» ходили, даже в кабак пару раз… И что? Да ничего, ровным счетом! В темном кинозале он притянул ее вплотную и только кофточку расстегивать, как она глазищи вытаращила и прокричала ужасным шепотом: «Ты что, с ума сошел?!» И в баре, когда под столом коленки погладил и чуть выше полез — то же самое. Главное, без наигрыша, искренне, глазищи чистые и голос дрожит от возмущения… Думал, думал Серега и решил, что брешут про нее все. Из зависти: все хотят, а никому не обламывается…

А хотят все без исключения, это невооруженным глазом видно. Мужики на нее очень недвусмысленно пялились, даже если у кого на руке супруга законная висела или детишки. А многие липнуть начинали. Все время липли, будто медом им намазано. В основном это были или пьяные, или нарождающиеся скоробогачики из кооператоров да предпринимателей, на дорогих тачках. Денег полные карманы, рожи квадратные, глазки поросячьи, каменные челюсти. Сергею хочешь не хочешь приходилось разговаривать с ними со всеми, хотя какие с этим быдлом разговоры… Приходилось или в торец заезжать, или «мельницу» крутить, или заднюю подсечку демонстрировать. Силу все понимают, сразу отставали, без вопросов, и они с Антониной продолжали ходить дальше.

Волынка эта продолжалась до сегодняшнего дня. Непонятно почему, но именно сегодня, именно здесь, на этой скамейке в обезлюдевшем Октябрьском парке, Антонина вдруг прониклась пониманием, сбросила маску недотроги и сразу стала самой собой. Красивой опытной стервой.

— Ты не бойся, — ласково прошептала она. — Мне не больно.

— Я не боюсь, — хриплым голосом сказал Сергей. — Просто руки вспотели.

— А у меня они никогда не потеют.

Она сложила свою сухую узкую ладошку ковшиком и положила поверх замка Сережиных джинсов, прямо на вздувшийся, горячо пульсирующий бугор — будто птичку поймала.

И сжала легонько. Сергей чуть не взвыл.

— Ладно. А теперь пойдем, — сказала Антонина, убрала руку и встала.

— Куда? — поднял голову Сергей.

— У меня подруга живет на Богатяновке, родители уехали, и она нас пустит хоть до утра…

Вот так. Ясно и понятно. Но чего она тогда привела его в парк, чего сидели, дожидаясь темноты, он даже о замызганных скамейках стал думать… Ну да ладно, какая разница…

Сергей, в котором было метр девяносто росту и центнер с гаком весу, конечно, все сделал так, как она сказала: встал и пошел. Даже рюкзачок ее вызвался поднести — новенький, из мягкой рыжей кожи, с серебряной нашлепкой «Дэниел Рей».

— Спасибо, я сама, — сказала Антонина, забрасывая рюкзачок за плечо. Зато когда Сергей приобнял ее и руку откровенно положил на упругую грудь — не возразила ни словом, ни жестом.

Аллея напоминала туннель с желтыми пятнами света под нечастыми фонарями. Когда они входили в очередной световой круг, девушка слегка отстранялась, но потом вновь прижималась, даже еще плотнее.

— Подожди, ты куда? — вдруг врубился Сергей. — Нам в другую сторону!

— Я в туалет хочу! — напряженно ответила Антонина.

— Ну ты даешь! Да здесь за каждым кустом туалет!

— Нет, мне так не нравится…

— Ну ты даешь, — повторил Сергей. — Да он небось и закрыт давно!

Впереди тусклый фонарь освещал каменные ступеньки, вытянутая коробка нужника с загнутыми под прямым углом входами в мужское и женское отделения терялась за деревьями, только отдельными фрагментами угадывались беленые стены. Сергей знал, что они испещрены непристойными надписями. Это было самое глухое место в парке.

По слухам, днем здесь собирались гомосексуалисты и проститутки. А ночью вряд ли кому-нибудь могло стукнуть в голову прийти сюда помочиться. И чего она придумала? Ну да ладно, не важно. Важно сейчас совсем другое…

С удовлетворением собственника Сергей провел ладонью по гибкому телу, чувствуя, как тонкая ткань трется о гладкую кожу, как горячие ягодицы плавно двигаются в такт шагам… Сейчас все его внимание было сосредоточено на этом. И еще на языке, который ныл не переставая, заставляя думать о всяких приятных неожиданностях, которые ожидают там, на Богатяновке.

— Подожди меня здесь, — Антонина направилась к ступенькам. Короткая юбка высоко открывала белеющие в сумерках ноги. Невысокие каблучки открытых босоножек выбили нервную дробь на изъеденных временем плитах, и девушка растворилась в темноте.

И вдруг Серега ощутил опасность. В темноте прятались люди! Он никого не видел и ничего не слышал, но отчетливо почувствовал их присутствие. Очевидно, какое-то первобытное чутье, компенсируя беспом .

Источник:

knigogid.ru

Читать онлайн - Корецкий Данил

Корецкий, Данил Аркадьевич Секретные поручения: роман

Корецкий Данил Аркадьевич

Корецкий Данил Аркадьевич

Начальник кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Ростовской высшей школы МВД России. Полковник милиции. Кандидат юридических наук, доцент.

"Относись к другим так, как хотел бы, чтобы относились к тебе".

Дата и место рождения

Родился 4 августа 1948 года в г. Ростове-на-Дону.

Окончил среднюю школу 5,

Ростовский радиотехнический техникум (1967),

юридический факультет Ростовского государственного университета (1972).

Данил Аркадьевич с детства мечтал стать сыщиком, писателем, журналистом и все свои мечты блестяще претворил в жизнь. Службу в правоохранительных органах начал в должности следователя прокуратуры Кировского района г. Ростова-на-Дону (1972-1975).

После этого полем его деятельности становится криминалистика: с 1975 по 1980 год он работает старшим научным сотрудником Центральной Северо-Кавказской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы Министерства юстиции РСФСР.

С 1980 года по настоящее время - на преподавательской работе. Сначала на Ростовском факультете Академии МВД СССР, а затем (после преобразования в 1992 году) - в Ростовской высшей школе МВД Российской Федерации: преподаватель, старший преподаватель, доцент, начальник кафедры.

Специалист в области криминологии, уголовного права.

Разработал новую науку - криминальную армалогию (учение об оружии). Автор альтернативного законопроекта "О правовом режиме оружия". Участвовал в передаче В. Листьева "Тема" в 1992 году в качестве эксперта по вопросу вооружения населения. Производил служебно-уставную экспертизу по факту применения оружия сотрудниками милиции. На основании заключения экспертизы Ростовский областной суд освободил сержанта Табакова В. Н. из-под стражи в зале суда. (Прокурор настаивал на 12 годах лишения свободы.) Считает эту экспертизу одним из важнейших дел своей жизни. Неоднократный участник телевикторины "Что? Где? Когда?" и других телепередач.

Награжден медалью "За безупречную службу III степени" (1996).

Трижды лауреат литературных премий МВД СССР и МВД РФ:

1989 года - за книгу "Принцип каратэ",

1990 года - за роман "Смягчающие обстоятельства",

1995 года - за книгу "Привести в исполнение".

Первая публикация Д. А. Корецкого увидела в свет в 1968 году в журнале "Техника - молодежи". С тех пор из-под его пера вышли более 300 газетно-журнальных, 65 научных публикаций и свыше 50 изданий художественных книг. Один из немногих по-настоящему популярных писателей России и ближнего зарубежья.

По рейтингу "Книжного обозрения" книга "Пешка в большой игре" являлась бестселлером 1994 года, роман "Антикиллер" - 1995, 1996 годов. Абсолютный рекордсмен рейтинга - роман "Антикиллер", попадавший в десятку лучших произведений 51 раз ("Книжное обозрение" 15 от 15 апреля 1997).

Основные литературные произведения:

"Опер по прозвищу Старик"

"Пешка в большой игре"

Они выдержали свыше 50 изданий общим тиражом 10 миллионов экземпляров.

Мать Юлия Георгиевна, пенсионерка. Жена Анна Вячеславовна, инженер-радиофизик.

Сын Аркадий, 24 года, адъюнкт Ростовской Высшей школы МВД РФ, старший лейтенант милиции.

Любит оружие. Любит принимать гостей, готовить шашлык.

Из актеров предпочитает Д. Хэкмэна,

из певцов - Булата Окуджаву,

из писателей - Джона Ле Карре.

Лучшим подарком считает неожиданный, лучшими животными - кошку и собаку,

лучшими цветами - бордовые розы, орхидеи.

Любимые кулинарные сочетания: раки - пиво, шашлык - сухое вино.

Секретные поручения. Роман.

Данил Аркадьевич Корецкий, 48 лет - полковник милиции, заведующий кафедрой Ростовской высшей школы МВД России, писатель. Работает в двух жанрах милицейского романа и триллера. Его перу принадлежат такие бестселлеры, как "Антикиллер", "Привести в исполнение", "Пешка в большой игре", "Оперативный псевдоним" и др. Ему около 50. Родился в Ростове-на-Дону, в семье врачей, окончил ростовский радиотехнический техникум, юридический факультет МГУ, успел поработать на военном заводе, немного занимался журналистикой. В 1972 году поступил работать следователем прокуратуры в первый в России отдел криминологических исследований, там подготовил к защите диссертацию. С 1980 году на преподавательской работе в академии МВД. Работает в должности начальника кафедры, кандидат наук, доцент. Первый рассказ - он же единственный неопубликованный - написал в 12 лет на конкурс газеты "Известия". Первый опубликованный рассказ - в "Технике молодежи" в 1968 году. Всего около 300 публикаций.

Его бестселлеры отличают высокий динамизм, многоплановость сюжета, художественная достоверность и подлинное знание фактического материала. Корецкий не оставляет службу, не разменивается на скороспелые сериалы, а свои романы задумывает, маршируя на плацу. Пик популярности "пишущего полковника" пришелся на роман "Антикиллер", который, на мой взгляд, представляет собой энциклопедию нравов криминального мира современной России.

К "Антикиллеру-2" (вышел весной 1998 года) Корецкий приступил, преодолевая внутреннее сопротивление, зато "Оперативный псевдоним" расценивает как одно из лучших своих произведений, хотя на самом деле в этом романе эксплуатировался уже многократно использованный в западных боевиках сюжет (см., например, "Вспомнить все" со Шварценеггером в главной роли).

Себя Корецкий считает человеком Системы, а не писателем, у которых отмечает "затрудненное понимание мира". В то же время мне показалось, что сам он не в состоянии отличить свои литературные достижения от уступок массовому вкусу.. Не зная Корецкого, я бы решил, что его роман о проблеме смертной казни "Привести в исполнение" полон кафкианских смыслов и черного юмора, но Корецкий лишь пожимает плечами: это просто наша жизнь, она такая. Полковник Корецкий лоялен власти и реформам (по крайней мере был лоялен год назад), но честность наблюдателя иногда толкает его к странным умозаключениям. Например, ему лучше других известно, что районные суды находятся под контролем преступных группировок. "Победить преступность возможно, - говорит он, - если вынести суд в армейские подразделения и вести процессы в масках. ". Но это уже не из триллера, а из аналитических записок.

Как уже отмечалось, "Антикиллер-2" не достиг пика популярности предыдущего романа серии, хотя в нем соблюдены все пропорции русского триллера, а сюжет держит читателя в напряжении. Однако отсутствие явной социальной направленности оставляет его на уровне "романа в дорогу". Впрочем, Корецкий и не претендовал на большее.

"Секретные поручения" - последний роман полковника и, по всей видимости, претензия на новое слово в жанре. Как и в других произведениях, Корецкий избегает социальной дидактики, однако гиперреализм, используемый им в качестве приема, выдает активную жизненную позицию.

В центре story - судьбы начинающего юриста Дениса Петровского и его сверстника журналиста Сергея Курлова. Они завербованы КГБ в 1991 году и выполняют секретные поручения по государственной программе "Чистые руки". Но политическая конъюнктура изменилась, программа свернута, некогда могущественное ведомство, разъедаемое ржавчиной безучастности, работает вхолостую. Коррупционеры возвращаются на насиженные места (по выражению героев - "свиньи возвращаются к корытам"), тревога оказалась ложной, это их режим. Теперь Курлов и Петровский остаются с многочисленными проблемами и врагами - у них один шанс выжить: превратиться в хищников. В конце концов, Курлова отстреливают как бешеного зверя, а Петровский, судя по всему, будет снова востребован Системой.

Предательство Системой "своего" человека и принципов профессионализма лейтмотив Корецкого, неудивительный для профессионала. Так же неудивительно и то, что журналист Курлов в романе скатился до наемного убийства, а журналистско-студенческая среда в целом показана утрированно: здесь процветают "джинса", разврат, диалоги персонажей лишены и тени интеллектуализма. Но, во-первых, это не так уж далеко от истины, а во-вторых, таково мнение периферии о жизни в центре.

Творчество Корецкого в чем-то перекликается с французской традицией гангстерской кинобаллады и заставляет вспомнить, в частности, Жана Мельвиля и его классический "Красный круг" (Le cercle rouge, 1970): нет хороших и плохих людей, просто им достались разные социальные позиции, они встречаются в некоем красном кругу, в котором происходит действие, чтобы получить ответы на свои вопросы.

Для Запада, а тем более для близкой к социал-демократии Франции, эта философия вполне естественна: так получается, когда коммунизм, либерализм и религия вступают в химическую реакцию и оседают в виде соли, оставляя человека в одиночестве со своими проблемами. Но в 1998 году в "красном круге" оказалось все население России, в виде соли осели мифы об открытом обществе, предваряя появление новых литературных "героев нашего времени". Во всех смыслах этого выражения.

Источник:

e-libra.su

Данил Корецкий «Секретные поручения»

Данил Корецкий «Секретные поручения» Секретные поручения
  • Жанры/поджанры: Боевик
  • Общие характеристики: Приключенческое
  • Место действия: Наш мир/Земля (Россия/СССР/Русь )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный

После окончания университета начинающий юрист Денис Петровский поступает на работу в прокуратуру, а его сверстник журналист Сергей Курлов неожиданно становится грузчиком в коммерческой фирме. Никто не знает, что молодые люди выполняют секретное поручение по государственной программе борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Но политическая конъюнктура изменилась, программа свернута, и Петровский с Курловым остаются один на один с многочисленными проблемами и врагами.

Лингвистический анализ текста:

drenay, 31 июля 2012 г.

О, оказывается я буду первый кто напишет отзыв на этот роман. В свое время очень увлекали романы на бандитскую тему, «одноразовое чтиво» как говорят в народе. Среди авторов пишущих на эту тематику очень нравился Данил Корецкий, ну во-первых потому что его произведения отображали лучше всех нашу реальную действительность 90-х годов, а во-вторых потому что в его книгах всегда присутствует хороший сюжет.

Роман «Секретные поручения» является лучшим произведением автора и нравится мне даже больше знаменитого «Антикиллера».

Главные персонажи этого романа — это Сергей Курлов и Денис Петровский.

Первый. Сыночек богатых родителей, который всю жизнь ни в чем не нуждался. Поступив на факультет журналистики он «прожигает» жизнь в гулянках с друзьями и девочками пока по дикой случайности не попадает на «крючок» ФСБ. Перед ним поставлен выбор: или тюрьма за шпионаж или помощь органам. Так жизнь молодого Сергея переворачивается с ног на голову. Он становится стукачем с оперативным псевдонимом Кирпич. По окончание универа, его куратор Агеев, заставляет его внедриться грузчиков в одну крупную фирму, занимающуюся распространением и торговлей наркотиками. Система «засосала» Курлова конкретно и его ждёт плачевный финал. Ведь своему куратору Агееву он нужен только для добычи информации, один неверный шаг и он «списан». Но и быть внедренным к «серьезным людям» и никак не выдать себя тоже очень сложно. Он оказывается между молотом и наковальней.

Второй. Денис Петровский — парень в детстве потерявший отца, воспитанный одной матерью, всю жизнь мечтавший о службе в органах ФСБ, на его пути встречается Мамонтов — «Мамонт», работник органов, который замечает в парне недюжие интеллектуальные способности. По окончании университета Денис устраивается на работу в прокуратуру, здесь он работает «под прикрытием» (на самом деле являясь уже лейтенантом ФСБ), он должен разоблачить человека из прокуратуры, который является информатором для бандитских группировок. Трудная задача, но для Дениса выполнимая. В конце романа мы увидим противостояние двух бывших сокурсников Курлова и Петровского.

Из других персонажей очень хорошо прописаны — это куратор Курлова — Агеев, озабоченный тип, ломающий судьбы других людей с невозмутимостью и спокойствием.Ничего-конец его тоже ждет не радужный.С ним поступят так, как он всю жизнь поступал с другими.Также хороши и другие персонажи:бандитский авторитет Хой, Вал Валыч, Метла, ну и бывший лучший друг Сергея Курлова — Родик Байдак, ставший большим человеком.

От себя хочу сказать: что на подобную тематику это наверное лучший роман, что я читал.

Авторы по алфавиту:

7 января 2018 г.

6 января 2018 г.

6 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Книга-игра»

4 января 2018 г.

3 января 2018 г.

Открыты страницы серии антологий и книжной серии «Заповедник Сказок»

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Данил Корецкий - Секретные поручения - читать книгу бесплатно

Корецкий, Данил Аркадьевич Секретные поручения: роман

OCR Палек & Alligator

«Корецкий Д.А. Секретные поручения. В 2 томах»: Эксмо; Москва; 2004

ISBN 5-04-002528-9, 5-699-07148-2

После окончания университета начинающий юрист Денис Петровский поступает на работу в прокуратуру, а его сверстник журналист Сергей Курлов неожиданно становится грузчиком в коммерческой фирме. Никто не знает, что молодые люди выполняют секретное поручение по государственной программе борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Но политическая конъюнктура изменилась, программа свернута, и Петровский с Курловым остаются один на один с многочисленными проблемами и врагами.

ЮРИСПРУДЕНЦИЯ И ЖУРНАЛИСТИКА

ВЕРБОВКА С НЕПРИСТОЙНЫМ ПСЕВДОНИМОМ

Тиходонск, 27-28 мая 1991 года.

— Тебе холодно? — удивился Сергей, чувствуя, как над бровью собирается пот.

— У тебя кожа пупырышками.

— Просто волнуюсь, — сказала Антонина.

Странно. Она не та девочка, чтобы волноваться в подобной ситуации.

Словно подтверждая эту мысль, Антонина взяла его огромную ладонь и просунула дальше в вырез блузки. Сергей вспотел еще больше. Огрубленная металлом кожа ощутила мягкую грудь и напряженно вытарчивающий сосок.

«Как бы не оцарапать», — озабоченно подумал он, наклоняясь к пахнущему духами лицу.

На этот раз она не ускользнула вниз и не отвернулась, напротив — подалась навстречу, раскрывая горячие губы. Ему показалось, что порыв не очень-то искренен: вон и глаза не закрыла, косит куда-то в сторону… Но посторонние мысли тут же исчезли…

Язык его оказался в узкой влажной полости, девушка то с силой всасывала его в себя, то отпускала, ритмично двигая головой взад-вперед. Чувствовался немалый опыт. Чего же она строила из себя целку столько времени?

— Ну, что? — она отстранилась, с любопытством разглядывая кавалера. — Понравилось?

— Мгм, — промычал Сергей. Он обвел глазами подсвеченные фонарями старые липы, усеянную мусором траву, темные провалы расходящихся аллей. Осторожно дотронулся распухшим языком до неба.

— Ясный перец, крошка.

Антонину никогда не обижали мужским вниманием, это точно. На втором курсе у нее был дружок-араб, потом был немец из торгового представительства, потом пакистанец, а потом два сирийца, которые в конце концов порезали друг друга и у одного из них вытек глаз. Да еще этот отирался, с юрфака, в твидовом пиджаке а-ля Пинкертон. Он дарил ей розы и с загадочным видом курил прямую короткую трубку.

Это только то, что на виду, какой была подводная часть айсберга, оставалось только догадываться. Но все это в прошлом, теперь настала его, Серегина, очередь. Она крутила, крутила хвостом, но теперь, похоже, сдалась. Может, прямо сейчас и даст — мало ли в укромных местах скамеек… А раз так, он наведет порядок. Его баба — это его баба. Всем отвала на полкило. Кто не спрятался, я не виноват.

— Еще раз увижу, что он рядом с тобой отирается — ноги повыкручиваю, — сказал Сергей.

— Кто? — Ресницы Антонины удивленно щекотнули его щеку.

— Не знаю. Ты про Омара?

На кончике языка, похоже, выросла шишка — будто горячую котлету целиком проглотил. Сергей вздохнул и повторил:

— Сказал: ноги повыкручиваю.

Теперь ресницы трепетали где-то на шее.

— Я его заставлю трубку проглотить, — сказал Сергей.

Спина Антонины выгнулась, округлые груди вывалились из расстегнутой блузки, а бедра внутри были мягкими и горячими, будто она все время держала грелку между ног.

Сексуальная стерва, этого у нее не отнимешь. Как-то явилась на занятия в голубых «дизелях» в обтяжку, и декан поспорил с преподавателем стилистики на ящик «Двина», носит ли она трусики. Оказалось, носит. Только французские, тончайшие, невиданной формы: треугольничек впереди — и все, даже рука не отличит, где кончается белье и начинается тело. Доцента Голуба после этого открытия три дня трясло. Он угрохал месячное жалованье на коньяк, вусмерть разругался с деканом, ушел из семьи, ночевал в контейнере на заросшем бурьяном садовом участке, а потом якобы предложил Антонине выйти за него замуж. Говорят, она трахнула его еще разок — из сочувствия. И послала подальше.

А может, все это просто болтовня.

Вполне даже может быть. Вот Серега, то бишь Сергей Курлов, ходил с Антониной уже целых два месяца, и за все это время, вплоть до сегодняшнего дня, ничего ему не упало. Ну ни грамма. Сказать кому — не поверят.

Они ходили по Пушкинскому скверу, ходили в кино, в гриль-бар «Под якорем» ходили, даже в кабак пару раз… И что? Да ничего, ровным счетом! В темном кинозале он притянул ее вплотную и только кофточку расстегивать, как она глазищи вытаращила и прокричала ужасным шепотом: «Ты что, с ума сошел?!» И в баре, когда под столом коленки погладил и чуть выше полез — то же самое. Главное, без наигрыша, искренне, глазищи чистые и голос дрожит от возмущения… Думал, думал Серега и решил, что брешут про нее все. Из зависти: все хотят, а никому не обламывается…

А хотят все без исключения, это невооруженным глазом видно. Мужики на нее очень недвусмысленно пялились, даже если у кого на руке супруга законная висела или детишки. А многие липнуть начинали. Все время липли, будто медом им намазано. В основном это были или пьяные, или нарождающиеся скоробогачики из кооператоров да предпринимателей, на дорогих тачках. Денег полные карманы, рожи квадратные, глазки поросячьи, каменные челюсти. Сергею хочешь не хочешь приходилось разговаривать с ними со всеми, хотя какие с этим быдлом разговоры… Приходилось или в торец заезжать, или «мельницу» крутить, или заднюю подсечку демонстрировать. Силу все понимают, сразу отставали, без вопросов, и они с Антониной продолжали ходить дальше.

Волынка эта продолжалась до сегодняшнего дня. Непонятно почему, но именно сегодня, именно здесь, на этой скамейке в обезлюдевшем Октябрьском парке, Антонина вдруг прониклась пониманием, сбросила маску недотроги и сразу стала самой собой. Красивой опытной стервой.

— Ты не бойся, — ласково прошептала она. — Мне не больно.

— Я не боюсь, — хриплым голосом сказал Сергей. — Просто руки вспотели.

— А у меня они никогда не потеют.

Она сложила свою сухую узкую ладошку ковшиком и положила поверх замка Сережиных джинсов, прямо на вздувшийся, горячо пульсирующий бугор — будто птичку поймала.

И сжала легонько. Сергей чуть не взвыл.

— Ладно. А теперь пойдем, — сказала Антонина, убрала руку и встала.

— Куда? — поднял голову Сергей.

— У меня подруга живет на Богатяновке, родители уехали, и она нас пустит хоть до утра…

Вот так. Ясно и понятно. Но чего она тогда привела его в парк, чего сидели, дожидаясь темноты, он даже о замызганных скамейках стал думать… Ну да ладно, какая разница…

Сергей, в котором было метр девяносто росту и центнер с гаком весу, конечно, все сделал так, как она сказала: встал и пошел. Даже рюкзачок ее вызвался поднести — новенький, из мягкой рыжей кожи, с серебряной нашлепкой «Дэниел Рей».

— Спасибо, я сама, — сказала Антонина, забрасывая рюкзачок за плечо. Зато когда Сергей приобнял ее и руку откровенно положил на упругую грудь — не возразила ни словом, ни жестом.

Аллея напоминала туннель с желтыми пятнами света под нечастыми фонарями. Когда они входили в очередной световой круг, девушка слегка отстранялась, но потом вновь прижималась, даже еще плотнее.

— Подожди, ты куда? — вдруг врубился Сергей. — Нам в другую сторону!

— Я в туалет хочу! — напряженно ответила Антонина.

— Ну ты даешь! Да здесь за каждым кустом туалет!

— Нет, мне так не нравится…

— Ну ты даешь, — повторил Сергей. — Да он небось и закрыт давно!

Впереди тусклый фонарь освещал каменные ступеньки, вытянутая коробка нужника с загнутыми под прямым углом входами в мужское и женское отделения терялась за деревьями, только отдельными фрагментами угадывались беленые стены. Сергей знал, что они испещрены непристойными надписями. Это было самое глухое место в парке.

По слухам, днем здесь собирались гомосексуалисты и проститутки. А ночью вряд ли кому-нибудь могло стукнуть в голову прийти сюда помочиться. И чего она придумала? Ну да ладно, не важно. Важно сейчас совсем другое…

С удовлетворением собственника Сергей провел ладонью по гибкому телу, чувствуя, как тонкая ткань трется о гладкую кожу, как горячие ягодицы плавно двигаются в такт шагам… Сейчас все его внимание было сосредоточено на этом. И еще на языке, который ныл не переставая, заставляя думать о всяких приятных неожиданностях, которые ожидают там, на Богатяновке.

— Подожди меня здесь, — Антонина направилась к ступенькам. Короткая юбка высоко открывала белеющие в сумерках ноги. Невысокие каблучки открытых босоножек выбили нервную дробь на изъеденных временем плитах, и девушка растворилась в темноте.

И вдруг Серега ощутил опасность. В темноте прятались люди! Он никого не видел и ничего не слышал, но отчетливо почувствовал их присутствие. Очевидно, какое-то первобытное чутье, компенсируя беспомощность зрения и слуха, восприняло напряженные биополя и тепло чужих тел и предупредило об угрозе. Потому что еще со скифско-сарматских времен затаившиеся в темноте чужаки означали только одно — набег, засаду, беду…

— Эй, Антонина, иди сюда! — нарочито грубым и уверенным голосом позвал он. — Счас ребята подвалят, а тебя нет!

— Подождешь! — почему-то зло бросила она. В звенящей тишине до Сергея отчетливо донесся звук вставляемого в замочную скважину ключа.

«Сортир она отпирает, что ли? Совсем стебанулась?!»

Надо было что-то делать, но что именно — Сергей совершенно не представлял. Вдруг ему померещилось… Выставится перед девчонкой полным дураком!

Под ногу попался камень. Действуя инстинктивно, без всякого расчета, Сергей нагнулся, поднял неровную четвертинку кирпича и запустил в кусты. Раздался глухой удар.

— …Твою мать! — разорвал тишину искаженный болью мужской голос. И сразу же другой — холодный и решительный — четко скомандовал:

И сразу все переменилось. Темнота ожила, и ожила очень бурно. Из зарослей выпрыгивали быстрые целеустремленные тени, яркие вспышки ослепили Сергея, вначале он подумал — молнии или бесшумные выстрелы, но тут же понял, что это фотоблицы. Вспыхнули прожектора, превращая захудалый общественный туалет в декорацию киносъемок, причем Курлов не был в них даже статистом.

В центре внимания оказалась Антонина: на ней перекрещивались слепящие лучи портативных ламп-фар, ее снимали несколько фотоаппаратов и видеокамера, к ней огромными прыжками неслись затянутые в темное фигуры. Ошалев, она металась по съемочной площадке, двумя руками прижимая к груди свой рыжий рюкзачок с серебряной нашлепкой, словно самую ценную и необходимую вещь. Тем нелогичней выглядело то, что она сделала через секунду: резким движением забросила «Дэниел Рей» в темноту. И тут же ее схватили. Грубо, как в кино банда насильников хватает беззащитную жертву — за руки, поперек туловища, за голову…

Распахнулись двери туалета, и оттуда выскочили еще четверо с портативным прожектором и видеокамерой. Двое бросились за рюкзачком, двое — к Антонине.

— Что вам от меня нужно?! Что нужно?! — истерично верещала она.

— Голову, голову страхуй!

— Да она без воротника!

Фигура без лица черной лапой подхватила Антонину под подбородок и запрокинула ей голову.

— Нашел! — торжествующе крикнул еще один, тоже в черной маске, выныривая из кустов с поднятым над головой рыжим рюкзачком. Снова защелкали фотоаппараты, и видеооператор наехал своей камерой, делая крупный план: то ли рюкзак на фоне Антонины, то ли Антонина на фоне рюкзака.

— Что вам нужно? — сдавленно, сквозь стиснутые зубы кричала девушка.

Сергей не знал, на кой незнакомцам сдался этот «Дэниел Рей», но вот что им было нужно от девчонки, у которой юбка, едва прикрывающая лобок, сногсшибательные ножки и самая смазливая мордашка во всей Тиходонской области, — это он знал на пять-с плюсом. Выйдя из оцепенения, Курлов бросился вперед.

Источник:

www.libok.net

Корецкий, Данил Аркадьевич Секретные поручения: роман в городе Хабаровск

В данном интернет каталоге вы сможете найти Корецкий, Данил Аркадьевич Секретные поручения: роман по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой город РФ, например: Хабаровск, Владивосток, Казань.