Каталог книг

Монастырь с привидениями

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Загадочная гибель троих паломниц, убийство мудрого настоятеля, покушение на благочестивую девушку - в этих драматических событиях, происходящих в стенах даосского монастыря, может разобраться лишь проницательный и неподкупный судья Ди.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
10 монастырей Москвы. Путеводитель 10 монастырей Москвы. Путеводитель 139 р. ozon.ru В магазин >>
Подушка 40х40 с полной запечаткой Printio Смольный монастырь Подушка 40х40 с полной запечаткой Printio Смольный монастырь 1100 р. printio.ru В магазин >>
Сумка Printio Hatbox ghost (особняк с привидениями) Сумка Printio Hatbox ghost (особняк с привидениями) 621 р. printio.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для девочек Printio Охотники за привидениями / ghostbusters Футболка с полной запечаткой для девочек Printio Охотники за привидениями / ghostbusters 1600 р. printio.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для девочек Printio Охотники за привидениями / ghostbusters Футболка с полной запечаткой для девочек Printio Охотники за привидениями / ghostbusters 1600 р. printio.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Охотники за привидениями / ghostbusters Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Охотники за привидениями / ghostbusters 1600 р. printio.ru В магазин >>
Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Охотники за привидениями / ghostbusters Футболка с полной запечаткой для мальчиков Printio Охотники за привидениями / ghostbusters 1600 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Ночь в монастыре с привидениями - ван Гулик Роберт - Страница 1

Монастырь с привидениями
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 994
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 214

Роберт ван Гулик

Ночь в монастыре с привидениями

Таинственный сговор в древней башне; в несуществующем окне судья Ди видит обнаженную женщину

Над горой, на которую опускались сумерки, бушевала буря. Ее порывы беспрестанно обрушивались на стены древнего монастыря, и, несмотря на тяжелые деревянные ставни, холод проникал повсюду. В отдаленной комнате на верхнем этаже большой башни двое мужчин на мгновение прервали разговор, прислушиваясь к реву ветра.

В колеблющемся пламени свечи на стене плясали их искаженные тени. Бросив тревожный взгляд на уродливые фигуры, младший из них сказал усталым голосом:

– Но почему нужно, чтобы дело было сделано именно этой ночью?

– Потому, что мне так хочется, – холодно заметил его собеседник, – К тому же сегодняшнее празднество дает нам возможность, о которой мы не могли и мечтать.

– Со всеми этими гостями, которые шныряют повсюду? – с сомнением в голосе спросил младший.

– Надеюсь, вы не боитесь? В прошлый раз вы отнюдь не проявляли восторга.

Младший ответил не сразу. Он прислушивался к глухим раскатам грома вдали, к ударам ливня по ставням.

– Нет, я не боюсь, – наконец произнес он. – Но я снова вам повторяю, мне кажется, что я уже где-то видел это угрюмое лицо. Не могу вспомнить, где и когда, и меня это тревожит.

– Очень огорчен, мой дорогой.

Саркастический тон собеседника заставил младшего нахмурить брови.

– На этот раз постарайтесь его не убивать, – прошептал он, – Люди могут сопоставить два события и…

– Но это зависит только от нее! – оборвал старший. Вставая, он добавил:

– Давайте спустимся, пока наше отсутствие не заметили. Сейчас не время забывать о наших ролях.

Его собеседник последовал за ним, бормоча слова, которые заглушил новый удар грома.

Чуть ниже, на спускавшемся к Ханюаню горном склоне, тот же удар грома заставил судью Ди поднять голову. Он тревожно оглядел сумрачное небо и снова прижался к высокому крытому фургону, который возчики поставили под нависавшим над одной стороной дороги утесом. Смахнув капли слепящего дождя, он обратился к двум согнувшимся в своих соломенных накидках людям:

– Раз уж невозможно сегодня вечером добраться до Ханюаня, давайте проведем ночь в фургоне. Может быть, в каком-нибудь крестьянском доме поблизости мы найдем немного риса…

– Ваше превосходительство, оставаться здесь опасно, – ответил старший из двух возчиков, – Знаю я здешние осенние бури. Эта только начинается. Вскоре поднимется настоящий ураган, и наш фургон может сбросить в овраг.

– И мы слишком высоко, чтобы найти хотя бы самое жалкое жилище, ваше превосходительство, – поддержал его товарищ, – Единственным укрытием мог бы быть старый монастырь, но…

Вспышка молнии озарила мрачный пейзаж. Начальник уезда увидел окружавшие его крутые вершины, а по другую сторону оврага возвышавшуюся над ними красноватую глыбу крупного здания. Раздался оглушительный удар грома, и снова все погрузилось во мрак.

Судья спрятал под залитую дождем накидку длинные косицы черной бороды. После короткого колебания он приказал:

– Бегите в монастырь и скажите монахам, что начальник уезда просит приютить его на эту ночь. Пусть пришлют братьев-прислужников с крытыми носилками, чтобы перенести наверх моих жен и вещи.

Старик-возчик хотел что-то сказать, но судья нетерпеливо воскликнул:

– Ну, чего же вы ждете? Давайте-ка побыстрее!

Человек покорно пожал плечами и вместе с товарищем пустился бежать. Вскоре их фонари из промасленной бумаги казались лишь двумя пляшущими во тьме точками.

Судья на ощупь поискал подножку фургона, ловко забрался внутрь и поправил за собой тяжелую холстину. Три его жены расположились на груде одеял, закутавшись в свои дорожные шубы, потому что, хотя плотная ткань фургона и защищала от дождя, холодный ветер без помех проникал сюда. Забившиеся между вещей, побледневшие от ужаса служанки прижимались друг к другу при каждом ударе грома.

Судья опустился на сундук с одеждой.

– Не следовало бы вам выходить, – заметила первая жена. – Теперь вы насквозь промокли.

– Мне хотелось помочь Тао Гану и возчикам, но наши усилия были напрасны: ось сломалась и ее надо заменять. Лошади просто, падают, буря же только начинается, и самое разумное это провести ночь в монастыре Утреннего Облака. В окрестностях нет другого жилища.

– Вы говорите об обширном красном строении под красивой крышей из зеленой черепицы? – спросила вторая жена, – Мы заметили его, когда проезжали мимо в первый раз.

– Верно, – ответил судья, – Думаю, нам не будет там слишком плохо. У них, конечно же, есть комнаты для гостей. Ведь это самый большой даосский монастырь в крае, и во время праздников паломники собираются сюда толпами.

Взяв полотенце, поданное ему третьей женой, он отер бороду и бачки.

– О, мы как-нибудь устроимся, – воскликнула первая жена, – Ваш почтенный дядюшка так нас баловал во время этого отпуска в столице, что одна тяжелая ночь не страшна. К тому же очень интересно посетить древний монастырь!

– Там, может быть, есть привидения… – прошептала третья жена.

Судья Ди нахмурился.

– Не рассчитывайте увидеть что-нибудь необычное, – сказал он. – Это такой же монастырь, как и другие. Мы поужинаем в нашей комнате и рано ляжем спать. Надеюсь, ось удастся заменить еще на рассвете. Если мы сразу же отправимся в путь, то прибудем в Ханюань к полуденному рису.

– Меня беспокоит, как малыши, – вздохнула вторая жена, для которой здоровье детей было предметом постоянной озабоченности.

– Наш честный Хун и управляющий смотрят за ними, – заметил судья успокаивающим тоном. Он поболтал с женами, пока громкие крики не возвестили о прибытии братьев-прислужников. Тао Ган просунул свое длинное меланхоличное лицо между складок холстины и оповестил, что носилки ожидают милых женщин.

Жены и служанки поспешили устроиться под козырьками из плотной материи. Пока возчики распрягали лошадей, судья приказал монахам подкатить несколько тяжелых камней под колеса фургона.

Под проливным дождем шествие двинулось в путь. Очень скоро Тао Ган и судья, идущие пешком, промокли до нитки, но при такой буре нельзя было и думать о том, чтобы открыть зонты из промасленной бумаги.

Когда они проходили через перекинувшийся над оврагом природный мост, Тао Ган спросил:

– Не в этом ли монастыре в прошлом году три девушки погибли таинственным образом? И не собирались ли вы, благородный судья, как-нибудь побывать здесь для расследования?

– Совершенно верно, – ответил судья Ди. – Если бы у меня был выбор, то я никогда не привел бы сюда своих жен на ночь.

Носильщики шли быстро. Теперь они поднимались по лестнице, скользкие ступени которой извивались между крупными деревьями. Судья с трудом поспевал за ними, и был счастлив, когда послышался скрип открываемых ворот. Через несколько мгновений небольшой отряд пересек окруженный стенами передний двор и, преодолев еще один лестничный пролет, оказался под почерневшими от времени кирпичными сводами. Одетые в желтые рясы монахи ожидали прибывших с фонарями и коптящими факелами.

Судья вздрогнул, когда услышал, как закрываются за его спиной монастырские ворота.

– Я подхватил простуду под этим проклятым дождем, – подумал он. В это мгновение невысокий толстячок выступил вперед и, низко поклонившись, произнес:

– Добро пожаловать в монастырь Утреннего Облака, благородный судья. Я эконом и прошу вас распоряжаться мною.

– Надеюсь, что наше неожиданное посещение не причинило вам слишком больших неудобств, – вежливо ответил судья.

– Это честь для нашего скромного жилищам – ответил священнослужитель, часто моргая своими вытаращенными глазками, – Ваше присутствие придаст новый блеск и так великолепному дню. Ведь сегодня наша община отмечает двухсот третью годовщину своего основания.

– Со стыдом признаюсь, этого я не знал, но выражаю пожелание, чтобы ваше святилище процветало во веки веков.

Источник:

www.litmir.me

Читать книгу Ночь в монастыре с привидениями, автор ван Гулик Роберт онлайн страница 1

Ночь в монастыре с привидениями

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

Роберт ван Гулик

Ночь в монастыре с привидениями

Таинственный сговор в древней башне; в несуществующем окне судья Ди видит обнаженную женщину

Над горой, на которую опускались сумерки, бушевала буря. Ее порывы беспрестанно обрушивались на стены древнего монастыря, и, несмотря на тяжелые деревянные ставни, холод проникал повсюду. В отдаленной комнате на верхнем этаже большой башни двое мужчин на мгновение прервали разговор, прислушиваясь к реву ветра.

В колеблющемся пламени свечи на стене плясали их искаженные тени. Бросив тревожный взгляд на уродливые фигуры, младший из них сказал усталым голосом:

— Но почему нужно, чтобы дело было сделано именно этой ночью?

— Потому, что мне так хочется, — холодно заметил его собеседник, — К тому же сегодняшнее празднество дает нам возможность, о которой мы не могли и мечтать.

— Со всеми этими гостями, которые шныряют повсюду? — с сомнением в голосе спросил младший.

— Надеюсь, вы не боитесь? В прошлый раз вы отнюдь не проявляли восторга.

Младший ответил не сразу. Он прислушивался к глухим раскатам грома вдали, к ударам ливня по ставням.

— Нет, я не боюсь, — наконец произнес он. — Но я снова вам повторяю, мне кажется, что я уже где-то видел это угрюмое лицо. Не могу вспомнить, где и когда, и меня это тревожит.

— Очень огорчен, мой дорогой.

Саркастический тон собеседника заставил младшего нахмурить брови.

— На этот раз постарайтесь его не убивать, — прошептал он, — Люди могут сопоставить два события и…

— Но это зависит только от нее! — оборвал старший. Вставая, он добавил:

— Давайте спустимся, пока наше отсутствие не заметили. Сейчас не время забывать о наших ролях.

Его собеседник последовал за ним, бормоча слова, которые заглушил новый удар грома.

Чуть ниже, на спускавшемся к Ханюаню горном склоне, тот же удар грома заставил судью Ди поднять голову. Он тревожно оглядел сумрачное небо и снова прижался к высокому крытому фургону, который возчики поставили под нависавшим над одной стороной дороги утесом. Смахнув капли слепящего дождя, он обратился к двум согнувшимся в своих соломенных накидках людям:

— Раз уж невозможно сегодня вечером добраться до Ханюаня, давайте проведем ночь в фургоне. Может быть, в каком-нибудь крестьянском доме поблизости мы найдем немного риса…

— Ваше превосходительство, оставаться здесь опасно, — ответил старший из двух возчиков, — Знаю я здешние осенние бури. Эта только начинается. Вскоре поднимется настоящий ураган, и наш фургон может сбросить в овраг.

— И мы слишком высоко, чтобы найти хотя бы самое жалкое жилище, ваше превосходительство, — поддержал его товарищ, — Единственным укрытием мог бы быть старый монастырь, но…

Вспышка молнии озарила мрачный пейзаж. Начальник уезда увидел окружавшие его крутые вершины, а по другую сторону оврага возвышавшуюся над ними красноватую глыбу крупного здания. Раздался оглушительный удар грома, и снова все погрузилось во мрак.

Судья спрятал под залитую дождем накидку длинные косицы черной бороды. После короткого колебания он приказал:

— Бегите в монастырь и скажите монахам, что начальник уезда просит приютить его на эту ночь. Пусть пришлют братьев-прислужников с крытыми носилками, чтобы перенести наверх моих жен и вещи.

Старик-возчик хотел что-то сказать, но судья нетерпеливо воскликнул:

— Ну, чего же вы ждете? Давайте-ка побыстрее!

Человек покорно пожал плечами и вместе с товарищем пустился бежать. Вскоре их фонари из промасленной бумаги казались лишь двумя пляшущими во тьме точками.

Судья на ощупь поискал подножку фургона, ловко забрался внутрь и поправил за собой тяжелую холстину. Три его жены расположились на груде одеял, закутавшись в свои дорожные шубы, потому что, хотя плотная ткань фургона и защищала от дождя, холодный ветер без помех проникал сюда. Забившиеся между вещей, побледневшие от ужаса служанки прижимались друг к другу при каждом ударе грома.

Судья опустился на сундук с одеждой.

— Не следовало бы вам выходить, — заметила первая жена. — Теперь вы насквозь промокли.

— Мне хотелось помочь Тао Гану и возчикам, но наши усилия были напрасны: ось сломалась и ее надо заменять. Лошади просто, падают, буря же только начинается, и самое разумное это провести ночь в монастыре Утреннего Облака. В окрестностях нет другого жилища.

— Вы говорите об обширном красном строении под красивой крышей из зеленой черепицы? — спросила вторая жена, — Мы заметили его, когда проезжали мимо в первый раз.

— Верно, — ответил судья, — Думаю, нам не будет там слишком плохо. У них, конечно же, есть комнаты для гостей. Ведь это самый большой даосский монастырь в крае, и во время праздников паломники собираются сюда толпами.

Взяв полотенце, поданное ему третьей женой, он отер бороду и бачки.

— О, мы как-нибудь устроимся, — воскликнула первая жена, — Ваш почтенный дядюшка так нас баловал во время этого отпуска в столице, что одна тяжелая ночь не страшна. К тому же очень интересно посетить древний монастырь!

— Там, может быть, есть привидения… — прошептала третья жена.

Судья Ди нахмурился.

— Не рассчитывайте увидеть что-нибудь необычное, — сказал он. — Это такой же монастырь, как и другие. Мы поужинаем в нашей комнате и рано ляжем спать. Надеюсь, ось удастся заменить еще на рассвете. Если мы сразу же отправимся в путь, то прибудем в Ханюань к полуденному рису.

— Меня беспокоит, как малыши, — вздохнула вторая жена, для которой здоровье детей было предметом постоянной озабоченности.

— Наш честный Хун и управляющий смотрят за ними, — заметил судья успокаивающим тоном. Он поболтал с женами, пока громкие крики не возвестили о прибытии братьев-прислужников. Тао Ган просунул свое длинное меланхоличное лицо между складок холстины и оповестил, что носилки ожидают милых женщин.

Жены и служанки поспешили устроиться под козырьками из плотной материи. Пока возчики распрягали лошадей, судья приказал монахам подкатить несколько тяжелых камней под колеса фургона.

Под проливным дождем шествие двинулось в путь. Очень скоро Тао Ган и судья, идущие пешком, промокли до нитки, но при такой буре нельзя было и думать о том, чтобы открыть зонты из промасленной бумаги.

Когда они проходили через перекинувшийся над оврагом природный мост, Тао Ган спросил:

— Не в этом ли монастыре в прошлом году три девушки погибли таинственным образом? И не собирались ли вы, благородный судья, как-нибудь побывать здесь для расследования?

— Совершенно верно, — ответил судья Ди. — Если бы у меня был выбор, то я никогда не привел бы сюда своих жен на ночь.

Носильщики шли быстро. Теперь они поднимались по лестнице, скользкие ступени которой извивались между крупными деревьями. Судья с трудом поспевал за ними, и был счастлив, когда послышался скрип открываемых ворот. Через несколько мгновений небольшой отряд пересек окруженный стенами передний двор и, преодолев еще один лестничный пролет, оказался под почерневшими от времени кирпичными сводами. Одетые в желтые рясы монахи ожидали прибывших с фонарями и коптящими факелами.

Судья вздрогнул, когда услышал, как закрываются за его спиной монастырские ворота.

— Я подхватил простуду под этим проклятым дождем, — подумал он. В это мгновение невысокий толстячок выступил вперед и, низко поклонившись, произнес:

— Добро пожаловать в монастырь Утреннего Облака, благородный судья. Я эконом и прошу вас распоряжаться мною.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

Читать онлайн Ночь в монастыре с привидениями The Haunted Monastery автора ван Гулик Роберт - RuLit - Страница 3

Читать онлайн "Ночь в монастыре с привидениями [The Haunted Monastery]" автора ван Гулик Роберт - RuLit - Страница 3

— Почему здесь зажжены свечи? — спросил судья.

— Сюда часто заглядывают монахи, которым нужны сценические костюмы или аксессуары, — ответил монашек, показывая огромные деревянные маски и великолепные парчовые платья, закрывавшие левую перегородку. Справа была стойка с копьями, алебардами, трезубцами, хоругвями и другими принадлежностями для представления мистерий. За всем этим театральным реквизитом судья не увидел никакого окна. На противоположной стене имелись два слуховых окна, но они должны были выходить на восток, на внешнюю сторону монастыря.

— Подождите нас снаружи, — приказал он послушнику. Тао Ган, который только что внимательно осмотрел комнату, покручивая длинные волоски на своей бородавке, вполголоса спросил:

— Что показалось вам подозрительным, благородный судья? Судья описал ему увиденную им странную сцену и заключил:

— Эконом утверждает, что эта кладовая не имеет окон, выходящих в сторону противоположного здания. Я вынужден признать, что он не лжет. Но мне же не приснилось! Рана той женщины не была свежей, я не видел крови. Если бы я ее заметил, то сразу же бросился бы сюда.

— Вряд ли в монастыре несколько женщин без одной руки, — заметил Тао Ган. — Не понадобится много времени, чтобы ее обнаружить. Больше ваше превосходительство ничего не заметили?

— Разве я тебе не сказал, что вся сцена продолжалась считанные мгновения?

— Во всяком случае, она могла происходить только здесь. И нигде больше. Я простучу стены. Может быть, есть проход за этими копьями и хоругвями.

Под внимательным взглядом судьи он отодвинул в сторону запыленные хоругви, алебарды и трезубцы, загромождавшие стойку для оружия, время от времени постукивая по стене своим костлявым пальцем. Эта работа напомнила ему времена, когда он, «гест» ;озер и рек», не имел себе равных в искусстве открывать тайные проходы или взламывать самые сложные запоры.

Вскоре судья Ди предоставил Тао Гану продолжать поиски, а сам занялся левой стеной. Проложив себе дорогу среди наваленных ящиков и мешков, он бросил осуждающий взгляд на карикатурные маски, которые словно преследовали его своими глазами. Обращаясь не то к себе, не то к своему спутнику, он прошептал:

— Что за странная религия — даосизм! Зачем нужны эти пышные церемонии, эти мистерии и эти кривляний, если у нас есть столь ясные мысли Конфуция? Единственный довод в пользу даосизма — это его чисто китайское происхождение. Во всяком случае, он не пришел к нам с варварского Запада, как буддизм.

— Наверное, даосы основали свои монастыри и придумали эти странные обряды, чтобы бороться против буддийской клики… — заметил Тао Ган.

— Ап-чхи! — чихнул судья. У него была сильнейшая головная боль, и он чувствовал, как, несмотря на подбитый ватой халат, его пронизывает ледяная влажность воздуха.

— Посмотрите-ка, благородный судья! — вдруг воскликнул Тао Ган. В самом дальнем углу комнаты, рядом с большим шкафом, под запыленной штукатуркой кирпичной стены отчетливо проступали очертания окна.

Они постояли молча. Бросив смущенный взгляд на судью, который был невозмутим, Тао Ган прошептал:

— В этом месте действительно существовало окно, ваше превосходительство, но оно давно заделано.

Голос соратника заставил судью вздрогнуть.

— Мы находимся в углу здания, прямо напротив окна, у которого я стоял, — сказал он.

Тао Ган постучал по стене, звук был чистым и ясным. С помощью ножа он сорвал штукатурку, которая маскировала кирпич, и вонзил лезвие в один из пазов. Потом таким же образом обследовал весь контур прежнего окна и в замешательстве заметил:

— Ваше превосходительство, это очень старый монастырь. Мне приходилось слышать, что в подобных местах иной раз происходят необъяснимые события. Достойные доверия лица утверждают, что видели, как перед их глазами снова развертываются сцены, происходившие сотни лет назад… Может быть…

Судья провел рукой по лбу и задумчиво произнес:

— Шлем мужчины, которого я видел, плотно сидел у него на голове. Вот уже сотни лет, как наши воины таких не носят. Признаюсь, Тао Ган, это странно.

Он ушел в свои мысли, а потом прошептал:

— Кажется, я видел военное снаряжение той эпохи среди театральных костюмов. Да вот же оно!

Он приблизился к кольчуге, висевшей под масками. Ее наплечники изображали двух приготовившихся к прыжку драконов. Рядом лежали пара железных рукавиц и пустые ножны.

— Небольшой круглый шлем, обычно входивший в подобного рода снаряжение, отсутствует, — констатировал он.

— Многие из таких костюмов неполны, ваше превосходительство.

Не слушая помощника, судья продолжал:

— У меня не было времени присмотреться к одежде незнакомца, вроде бы она была темной. Но сам мужчина был высок, широкоплеч…

Бросив тревожный взгляд на своего спутника, он воскликнул:

— О небо! Тао Ган, неужели я увидел привидение?

— Ваше превосходительство, я хочу измерить толщину оконных проемов в коридоре.

Дрожь била судью. Он зябко кутался в халат. Вынув из рукава шелковый платок, он вытер слезящиеся глаза. Сомнений больше не было: у него сильный жар. Но тогда недавняя сцена действительно могла ему лишь привидеться?

Вернулся Тао Ган.

— Толщина стены, как я и предполагал, — сказал он, — по меньшей мере два метра. Этого, впрочем, мало, чтобы укрыть тайную комнату, где мужик мог бы подурачиться с голой бабой.

— Конечно, — сказал судья.

Он повернулся к старому шкафу. На его покрытых черным лаком дверцах два дракона сражались среди языков пламени. Внутри не было ничего, кроме аккуратно сложенных капюшонов. На задней стенке повторялась тема двух драконов.

— Прекрасная старинная вещь, — прошептал он. И с тяжелым вздохом добавил:

— Ладно, забудем то, что я видел — или что мне померещилось — и вернемся к текущим делам. В прошлом году в этом монастыре три девушки покинули сей мир. В прошлом году, Тао Ган! Не два или три века назад! Одну звали Лю, и она умерла от болезни. Вторая, барышня Гао, покончила с собой. А третья, барышня Хуан, стала жертвой несчастного случая. Так нам написали. Я воспользуюсь своим пребыванием здесь, чтобы потребовать у настоятеля кое-каких уточнений. Пошли к нему.

В коридоре весь побелевший послушник смотрел прямо перед собой расширившимися глазами.

— Что с тобой? — осведомился судья.

— Мне показалось, я кого-то увидел…

— Разве ты сам нам не рассказывал, что монахи часто пользуются этим проходом?

— Да, ваше превосходительство. Но я говорю о воине.

Монашек утвердительно наклонил голову. Снова прислушиваясь, он произнес мертвым голосом:

— Сто лет назад в монастыре укрылись мятежники вместе со своими семьями. Армия захватила его и перебила всех: мужчин, женщин и детей.

Полными ужаса глазами он посмотрел на судью и добавил:

— Говорят, что когда ночью бушует буря, как сейчас, их тени возвращаются, чтобы снова пережить эти страшные минуты. Ваше превосходительство ничего не слышит?

Судья Ди напряг слух.

— Только дождь, — раздраженно заметил он. — Давайте спустимся, здесь слишком много сквозняков.

Судья Ди задает настоятелю неудобные вопросы; священнослужитель восхваляет мистерию

Пройдя за послушником по лабиринту проходов и лестниц, судья Ди и его спутник оказались в галерее первого этажа. По обеим ее сторонам тянулись ярко-красные пилястры, которые умелый художник украсил деревянными позолоченными драконами, резвящимися среди облаков. Паркет, отполированный фетровыми туфлями многих поколений монахов, темно поблескивал. Проходя через зал празднеств, судья сказал Тао Гану:

— Пока я буду высказывать свое уважение отцу настоятелю, отправляйся к монастырскому эконому и скажи ему, что наша ось треснула. Надеюсь, он сможет добиться, чтобы ее починили еще сегодня.

И, понизив голос, добавил:

— Попытайся разыскать для меня план этого монастыря.

Приемная располагалась рядом с главным залом. Когда послушник привел его туда, судья удовлетворенно вздохнул, увидев жаровню с горящими углями и плотные занавеси, удерживавшие в комнате приятное тепло.

Источник:

www.rulit.me

Ван Гулик Роберт

Глава 6.

Судья Ди пробует старое средство; Тао Ган приносит ему свежие сплетни

Пожав плечами, он вернулся назад и понял причину своей ошибки: проход, ведущий к кладовой, начинался с другой стороны лестничной площадки. Он обошел отверстие центрального колодца и узнал коридор, который освещали справа три высоких окна. Через открытую дверь до него донеслись голоса.

Он вошел, и, к своему большому разочарованию, увидел лишь двух монахов, закрывавших баул из красной кожи. Если самого Мо Моте и не было, то круглый шлем занял свое место над кольчугой, а в ножны вернулась длинная сабля. Он спросил у старшего из монахов:

— Вы не видели актера Мо Моте?

— Нет, ваше превосходительство, мы только что пришли. Священнослужитель говорил со всем требуемым почтением, но судье не понравилось выражение лица его спутника, здоровенного, широкоплечего монаха с настороженным взглядом.

— Мне бы хотелось просто похвалить его за умение владеть саблей, — пояснил судья небрежным тоном.

Возвращаясь в свои покои, он размышлял, что актер должен был присоединиться к своим товарищам в артистической уборной, где Тао Ган, несомненно, понаблюдает за ним.

Он сразу же прошел в спальню. Три его жены играли в домино. Они встали, чтобы его поприветствовать. С радостной улыбкой первая жена сказала:

— Вы пришли как раз вовремя, чтобы до ужина сыграть с нами партию.

Домино было любимой игрой судьи. С сожалением посмотрев на костяшки из слоновой кости, он отказался:

— Мне очень жаль, но я не смогу поужинать с вами. Мне придется присутствовать на банкете, который устраивает отец настоятель. В нем примет участие старый наставник императора, и я никак не могу отказаться.

— Великое Небо! — воскликнула первая жена. — Мне же придется наносить визит его супруге.

— Нет, он вдовец. Но надо, чтобы я посетил его перед банкетом. Приготовь мне мой официальный костюм. Он энергично высморкался.

— Как я довольна, что мне не потребуется менять платье, — с облегчением вздохнула первая жена. — Но поистине жаль, что вы не сможете остаться здесь. У вас сильнейшая простуда, глаза слезятся.

Пока она развязывала баулы и готовила платье начальника уезда из зеленой парчи, третья жена заметила:

— Я пойду сделаю вам пластырь из апельсиновых корочек. Если вы будете носить его на голове, уже завтра вам полегчает.

— Ну как я могу появиться на банкете с обвязанной головой? Я же буду глупо выглядеть!

— Никто ничего не заметит, если вы натянете пониже свой головной убор, — возразила всегда мыслящая практически первая жена.

Судья пробормотал какие-то возражения, но третья жена уже взяла горсть сушеных апельсиновых корок из аптечного сундучка и бросила в кипящий горшок. После того, как они достаточно набухли, вторая жена завернула их в кусок ткани, и две женщины плотно обмотали ему пластырь вокруг головы. Первая жена тщательно натянула сверху бархатную шапочку и заметила:

— Теперь никто ничего не заметит!

Судья поблагодарил их и обещал вернуться сразу же после банкета. У порога он обернулся и сказал служанкам, чтобы они закрыли дверь на щеколду.

— И никоим образом, — добавил он, — не открывайте, пока не удостоверитесь, с кем имеете дело. В монастыре находятся самые разные люди.

Он прошел в прихожую, где его дожидался Тао Ган. Приказав служанкам отнести чай их хозяйкам, он усадил помощника рядом с собой и сказал, понизив голос:

— Мо Моте покинул кладовую перед моим приходом. Вернулся ли он в артистическую уборную?

— Нет, ваше превосходительство. Он, похоже, шатается по монастырю. Но барышня Нгеуян появилась сразу же после вашего ухода. Без грима она совсем не похожа на барышню Пао, хотя у нее тот же овал лица и такие же правильные черты. Наверное, в коридоре мы встретили барышню Пао. Как вы помните, у нее был нежный и приятный голос, голос же Нгеуян чуть хриплый. И хотя я не берусь утверждать, но мне показалось, что у девушки в коридоре фигура была скорее округлая, тогда как Нгеуян довольно костлява.

— Однако девушка в коридоре держала левую руку так же, как актриса. О чем она говорила?

— Она была молчалива и оживилась лишь после того, как я похвалил барышню Тин за ее акробатический танец. Когда же я намекнул на ее встречу с Цун Ли, она лишь заметила, что юноша назойлив до предела. Я дал ей понять, что ее манера исчезать, когда с нею разговаривают, вам не понравилась. Она окинула меня странным взглядом и заявила, что больше никак не могла оставлять своего медведя одного.

Сердито подергивая бороду, судья воскликнул:

— Они смеются над нами! А что тебе удалось разузнать о Мо Моте?

— Этот человек ведет беспорядочный образ жизни, присоединяется к труппе на месяц-два, а потом исчезает. Он всегда играет предателей, а Куан утверждает, что такие роли в конце концов портят характер актера. Как я понял, Мо Моте вздыхает по барышне Тин, но этой красотке он не нужен. Он страшно ревнует ее к барышне Нгеуян, подозревая, что девушки испытывают друг к другу более нежное чувство, чем просто дружба. На это, впрочем, намекает и Цун Ли в своем стихотворении. Куан также считает, что сегодня вечером Мо Моте изменило чувство меры, когда он работал с мечом слишком близко от своей партнерши. Он, однако, утверждает, что со своим медведем в роли телохранителя актриса может никого не бояться. Этот зверь бегает за ней, словно большая собака, и подчиняется мановению ее пальца. Но его настроения изменчивы, и только она одна осмеливается к нему подступиться.

— Какая озадачивающая головоломка! — ругнулся судья. — Если девушка, которую мы встретили в коридоре, будь то барышня Пао или барышня Нгеуян, убегала от Мо Моте, потому что он опасный маньяк, то это согласуется со сценой, которую я заметил. Нет сомнений, тогда в окне я видел именно Мо Моте, но кем была жертва, над которой он свирепствовал? Наша первая задача в том и состоит, чтобы проверить, есть ли сейчас в монастыре другие женщины, кроме тех, кого мы уже знаем.

— Благородный судья, без вашего согласия я не решился там заговорить о женщине с обрубленной рукой, но думаю, что в настоящее время госпожа Куан и две актрисы являются единственными находящимися здесь особами женского пола. конечно, не считая госпожу Пао и ее дочь.

— Не забывай, что нам известна только малая часть монастыря. Кто знает, что может происходить там, куда гостям закрыт доступ? А у нас нет даже плана! Но мне пора нанести визит учителю Суеню. Ты же возвращайся к актерам. Если появится неуловимый Мо Моте, буквально прилипни к нему и не отходи во время всего банкета. Я скоро снова с тобой встречусь.

В коридоре ожидал послушник. Дождь продолжал сильно хлестать по ставням, и судью отнюдь не радовала перспектива измочить свое парадное платье.

— Нужно ли выходить из здания, чтобы попасть в Западную башню? — осведомился он.

— О, нет! — воскликнул монашек, — Уважаемый господин, мы сможем пройти туда под нефом храма.

— Снова лестницы! — недовольно буркнул судья.

Учитель Суень говорит об Инь и Ян; судья Ди задает новые вопросы

Внезапно судья Ди испытал неприятное ощущение, что за ним наблюдают. Резко обернувшись, он заметил темный силуэт мужчины, вероятно, одетого в серое, который проскользнул ко входу в коридор и исчез.

— А часто ли монахи пользуются этим переходом? — спросил он у послушника.

— О нет, уважаемый господин. Я выбрал его только для того, чтобы не идти под дождем. Те, кому нужно в Западную башню, поднимаются туда по винтовой лестнице напротив трапезной.

Когда они оказались в небольшом квадратном зале западного крыла, судья остановился, чтобы сориентироваться.

— Куда ведет эта дверь? — спросил он, показывая на узкий проем справа.

— В Галерею ужасов, уважаемый судья. Она занимает все восточное крыло центрального двора, но нам, послушникам, не разрешается туда заходить.

Судье Ди было известно, что все сколько-нибудь значительные даосские монастыри обладают галереей фресок или скульптур, которые в реалистической манере описывают наказания, ждущие грешников в десяти кругах ада.

— Казалось бы, — заметил он, — что прогулка в это мрачное место может лучше всего способствовать отвращению юношеских душ от греха.

Теперь они взбирались по лестничным пролетам, отделявшим их от площадки, на которую выходила высокая ярко-красная дверь покоев бывшего императорского наставника.

— Осторожно, уважаемый господин, — предупредил его послушник, — балюстрада нуждается в починке.

Поставив ногу на площадку, судья увидел, что в ограде действительно зияет дыра.

— Вот лестница, о которой я только что вам говорил, — пояснил монашек. — Она заканчивается у западных ворот двумя этажами ниже.

Начальник уезда вручил послушнику свою визитную карточку, и тот постучал в дверь.

— Входите! — крикнул низкий голос.

Даосский мудрец сидел перед столом, заваленным книгами и бумагами. Глубоко склонившись, монашек протянул ему визитку начальника уезда. Бросив на нее беглый взгляд, учитель Суень поднялся и пошел навстречу гостю.

— Так это вы начальник нашего уезда! — сказал он, — Добро пожаловать в монастырь Утреннего Облака, Ди.

Скрестив почтительно руки, судья поклонился и ответил:

— Стоящий перед вами смиренный чиновник благословляет случай, который предоставил ему давно ожидаемую возможность высказать свое уважение столь выдающейся особе, как ваше превосходительство.

— Ко всем чертям эти пышные фразы, Ди! — сердечно воскликнул Суень Мин. — Посидите, пока я наведу порядок во всех этих бумагах.

Он снова уселся за стол, сказав послушнику, который только что подал чай:

— Спасибо, мой мальчик. Ты можешь быть свободен. Я сам поухаживаю за гостем.

Глоточками попивая ароматизированный жасмином чай, судья присматривался к учителю. Суень был так же высок, как и он, но потяжелее, и его могучая шея почти совсем пропадала между плечами борца. Хотя он приближался к шестидесяти годам, на его розовом гладком лице не было ни морщинки. Полукольцо коротких седых волос окаймляло его подбородок, а зачесанная назад серебристая шевелюра открывала широкий лоб и плотно прилегала к темени. Будучи светским даосом, он не носил головного убора, и его тонкие усики резко контрастировали с мохнатыми бровями. Все в нем свидетельствовало о поистине исключительном характере.

Затем судья принялся за чтение различных даосских текстов, развешанных по стенам. Наконец учитель Суень отодвинул бумаги и, устремив на судью свой пронизывающий взгляд, спросил:

— Вы упомянули о каком-то случае. Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет, нет. Проведя две недели в столице, моя семья и я сегодня выехали в Ханюань. Я надеялся еще до вечерней трапезы быть в ямыне, но разразилась гроза, а на горной дороге сломалась ось нашего фургона. Я вынужден был просить настоятеля о гостеприимстве, но рассчитываю завтра ранним утром выехать. Говорят, что такие бури всегда очень коротки.

— Ваше несчастье доставило мне счастье познакомиться с вами! — заметил, улыбаясь, Суень. — Я очень люблю разговаривать с молодыми начальниками уезда, людьми будущего. Вы должны были бы приехать к нам раньше. Ведь этот монастырь относится к вашей юрисдикции.

— Моя небрежность непростительна, — заторопился ответить судья, но у нас в Ханюане были хлопоты, и.

— Знаю, знаю… — остановил его Суень. — Ди, вы проделали прекрасную работу. Благодаря вам Поднебесная избежала серьезных беспорядков.

— Надеюсь вскоре вернуться, чтобы выслушать наставления вашего превосходительства, — заметил он.

Раз уж высокопоставленный учитель проявил столь дружеское расположение, то, может быть, стоило переговорить с ним о женщине с обрубленной рукой? Недолго поколебавшись, он решился:

— Могу ли я посоветоваться с вашим превосходительством по вопросу о странном происшествии?

— Ну, конечно. А в чем дело?

— По правде говоря, я сам толком не знаю, — ответил слегка смущенный судья. — Направляясь в отведенные мне покои, я в течение нескольких секунд присутствовал при сцене, которая, должно быть, происходила здесь сто лет назад, когда воины избивали в монастыре мятежников. Считаете ли вы возможным нечто подобное?

Учитель Суень откинулся в кресле.

— Да, конечно, — серьезно ответил он, — Разве вам не приходилось, заходя в пустую комнату, сознавать, что совсем недавно там кто-то находился? Невозможно постичь причину такой уверенности, это лишь испытываемое вами ощущение. Однако это явление легко объяснимо: вышедший оставил в комнате частицу самого себя. И он не делал ничего необычайного: может быть, полистал книгу или написал письмо.

Допустим теперь, что какой-то человек погиб насильственной смертью в том месте. Выделенные им волны страдания оставили столь сильный отпечаток на окружающей атмосфере, что следы могут обнаружиться и много позже. Обладающая повышенной чувствительностью особа или лицо, обретшее повышенную чувствительность из-за усталости может почувствовать этот отпечаток и через столетие после события. Не думаете ли вы, Ди, что таково логическое объяснение вашего приключения?

Судья покачал головой. Очевидно, учитель Суень немало размышлял над этими темными вопросами. И хотя доводы его не убеждали судью, он решил не отбрасывать их полностью.

— Вероятно, ваше превосходительство правы, — вежливо ответил он. — Я довольно-таки утомлен. К тому же под дождем я подхватил проклятую простуду, и мое состояние…

— Простуду? За последние тридцать лет у меня ее не было ни разу! — прервал его Суень. — Я установил для себя очень жесткие жизненные принципы и стараюсь поддерживать свое природное начало.

— Но ваше превосходительство все же не верит, как некоторые даосы, что на этой земле можно достичь бессмертия? — сильно разочарованный, осведомился судья.

— Конечно, нет, — презрительно бросил Суень. — Для человека бессмертие-это возрождение в своем потомстве. Небо ограничило длительность нашей жизни определенным количеством лет, и было бы праздным делом пытаться ее продлить искусственными приемами. Все наши усилия должны быть направлены только на то, чтобы провести отпущенные годы в прекрасной физической и умственной форме. Для достижения этой цели нужно жить более естественно, чем мы это делаем, а для начала очистить наш пищевой режим. Следите за своим питанием, Ди!

— Сам я последователь Конфуция, но охотно допускаю, что в даосизме есть много мудрого.

— Даосизм продолжает там, где Конфуций остановился! Конфуцианство объясняет, как человеку следует себя держать в хорошо организованном обществе. Даосизм же показывает нам, какими должны быть взаимоотношения между человеком и мирозданием… Взаимоотношения, где общественный порядок составляет лишь одно из звеньев.

Судья Ди не был настроен вести философскую дискуссию, но ему хотелось задать еще два вопроса учителю. Из вежливости он помолчал несколько секунд прежде чем спросить:

— Возможно ли, что по монастырю бродят проникшие извне нежелательные лица? Когда послушник вел меня к вам, мне показалось, что за мной следят. Чтобы быть точнее, прямо у входа в коридор, соединяющий центральную лестничную площадку с этой башней.

Учитель Суень изучающе посмотрел на него. После короткого размышления, он спросил:

— Ди, вы любите рыбу? Удивленный Ди ответил:

— В этом все дело! Рыба загрязняет жизненные соки, дорогой мой. Это загрязнение затрудняет циркуляцию крови, что затрагивает нервную систему… Поэтому вы видите вещи, которых не существует! Вам нужен ревень, Ди. Ревень, вот что вам требуется! Это прекрасное очищающее средство. Я посмотрю свои книги по медицине — у меня собрана прекрасная коллекция! — и завтра же утром дам вам подробный список продуктов, которые приемлемы при вашем состоянии.

— Я благодарю ваше превосходительство… А теперь, если бы вы соблаговолили просветить меня по последнему вопросу, я был бы глубоко признателен. Мне приходилось слышать, что некоторые даосы, ссылаясь на мотивы религиозного характера, втайне предаются настоящим оргиям, принуждая принимать в них участие молодых женщин. Есть ли хотя бы частица правды в подобных утверждениях?

Источник:

thelib.ru

Монастырь с привидениями в городе Саратов

В данном интернет каталоге вы можете найти Монастырь с привидениями по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой населённый пункт России, например: Саратов, Казань, Пермь.