Каталог книг

Экономическая и социальная география в СССР

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Книга рассказывает о развитии экономической и социальной географии в нашей стране, о вкладе русских и советских ученых в эту науку. Читатели познакомятся с жизнью и деятельностью наиболее видных представителей отечественной экономической и социальной географии со времен М.В.Ломоносова до наших дней. Книга адресована не только учителям географии, но и студентам, изучающим курс экономической и социальной географии СССР.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
География. Экономическая и социальная география мира. 10 класс. Атлас (+ контурные карты) География. Экономическая и социальная география мира. 10 класс. Атлас (+ контурные карты) 106 р. ozon.ru В магазин >>
С. Банников, А. Фетисов География. Экономическая и социальная география мира. 11 класс. Региональная характеристика. Контурные карты С. Банников, А. Фетисов География. Экономическая и социальная география мира. 11 класс. Региональная характеристика. Контурные карты 87 р. ozon.ru В магазин >>
А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Атлас с комплектом контурных карт А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Атлас с комплектом контурных карт 133 р. ozon.ru В магазин >>
А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Контурные карты с заданиями А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Контурные карты с заданиями 53 р. ozon.ru В магазин >>
А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Контурные карты с заданиями А. И. Алексеев, О. В. Гаврилов Экономическая и социальная география России. 9 класс. Контурные карты с заданиями 53 р. ozon.ru В магазин >>
Фетисов А., Банников С. Атлас. География. Экономическая и социальная география мира. 10-11 классы Фетисов А., Банников С. Атлас. География. Экономическая и социальная география мира. 10-11 классы 237 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бахчиева О.А. География. Экономическая и социальная география мира. 10-11 классы. Атлас Бахчиева О.А. География. Экономическая и социальная география мира. 10-11 классы. Атлас 167 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Характерные черты развития экономической и социальной географии в СССР

Характерные черты развития экономической и социальной географии в СССР

До революции в отечественной экономической географии сложились те же направления, что и в мировой географии. Только штандортные теории не нашли почвы в России, а в советский период, с 40-х гг., эти теории и вовсе подверглись обструкции. Лишь 70-е годы принесли очень незначительное возрождение их в нашей стране.

На заре истории Советского Союза для развития экономической географии важное значение имели три документа, сыгравшие роль методологических и теоретических оснований этой географической науки.

Первый из них – записка В. И. Ленина в Академию наук "Набросок плана научно-технических работ" (апрель 1918 г.), где он поставил проблему оптимального размещения промышленности на основе рационального использования ресурсов в цикле "сырье - продукт".

Второй документ – принятый в 1922 г. план ГОЭЛРО, в котором на основе полного использования местных ресурсов предполагалось более равномерное размещение промышленности и всего материального производства. Первоосновой социально-экономического развития страны была названа электрификация. Согласно традициям географии и экономической науки в России, региональные вопросы в этом плане рассматривались по крупным экономическим районам.

Третий документ – так называемые "районы Госплана", утвержденные в 1922 г. Госплан РСФСР во главе с Г. М. Кржижановским, был учрежден 23 февраля 1921 г. и сразу же приступил к районированию страны для правильной организации территориального планирования хозяйства. В этой работе участвовали видные экономисты и географы - И. Г. Александров, Л. Л. Никитин, Н. Н. Колосовский и другие. Было выработано представление о районе как территориальном комплексе со специализацией в масштабе страны. Специализацию же района в территориальном разделении труда определял комплекс факторов - природные условия и ресурсы, географическое положение, трудовые ресурсы. По этим основным факторам был выделен 21 район, в пределах которых и определялись пути развития хозяйства и расселения.

На основе этих документов выросла оригинальная районная школа экономической географии - школа Баранского-Колосовского.

Николай Николаевич Баранский(1881-1963 гг.) о своем первом советском учебнике по экономической географии (1924 г.) позднее писал: "Главным достоинством учебника, по сравнению с другими, более поздними, было наличие определенной методологической линии, почерпнутой из госплановских работ. Благодаря этому имелся "стержень" для фактического материала, что обеспечивало возможность продуманной генерализации. Методология владела материалом. Материал укладывался в определенной системе и мог поэтому хорошо усваиваться. И не было, кроме того, погони за последними конъюнктурными данными" 5 .

Н. Н. Баранский был крупнейшим организатором географической науки в СССР. Он организовал кафедры экономической географии в МГУ и МГПИ, вместе с А. А. Борзовым организовал географический факультет МГУ, основал географические серии "Вопросы географии" и "География и хозяйство", журнал "География в школе" сыграл очень важную роль в разработке методики преподавания географии, был автором ряда вузовских и школьных учебников.

Будучи профессиональным марксистом, Н.Н. Баранский обосновал диалектико-материалистическую методологию экономической географии, экономической картографии, в значительной степени географии населения.

При этом он отстаивал два важнейших основания географии: пространственность географического мышления и природную обусловленность социально-экономических процессов.

О географическом разделении труда он писал как о "пространственной форме общественного разделения труда, характеризующегося разрывом между местом производства и местом потребления". И еще: "Экономико-географ сопоставляет пространственные различия, т.е. различия от места к месту в производственном направлении хозяйства, с пространственными же различиями в природной среде и таким образом выявляет определенные закономерности". Эти положения он отстаивал в активной борьбе с оппонентами, которые часто обвиняли его в буржуазности, как тогда было весьма распространено. Масла в огонь подливало стремление Баранского ознакомить советских географов с лучшими творениями западных ученых: им редактировались и снабжались предисловиями переводы книг А. Вебера, А. Геттнера, коллективный труд "Американская география". Его сотрудник А. А. Рыбников редактировал перевод книги И. Тюнена.

С именем Баранского также связаны полевые исследования советских экономико-географов. Но, пожалуй, главнейшей его заслугой является упрочение районного направления экономической географии. "В районном направлении на первый план вышел анализ связей явлений, прежде всего производственных связей, синтез представлений о природных, трудовых, материально-технических ресурсах, образующих базу для комплексного развития каждого района и всей системы районов".

Другим основоположником советской экономической географии стал Н.Н. Колосовский (1891-1954 гг.) – один из разработчиков районов Госплана и первого пятилетнего плана.

С 1930 г. он участвовал в комиссиях по созданию Урало-Кузнецкого комбината, был одним из проектировщиков Прибайкальского комплекса, Ангарской энергосистемы. Затем Колосовский работал в Совете по изучению производительных сил (СОПС АН СССР), а во время войны участвовал в работах по размещению эвакуированных промышленных предприятий, в работах по привлечению ресурсов Урала и восточных районов к нуждам войны. За эти работы в 1942 г. он был удостоен Государственной премии.

Научно-теоретическая и конструктивная деятельность Н.Н. Колосовского явилась той основой, на которой выросла концепция территориально-производственного комплекса (ТПК). Суть этой концепции заключается в рациональной территориальной организации хозяйства с учетом географического положения, при рациональном использовании природных ресурсов и социально-экономического потенциала. При этом экономический эффект достигается за счет удачного подбора предприятий, соответствующих наличным условиям региона.

Для обоснования ТПК Н. Н. Колосовский разработал метод энергопроизводственных циклов: подбор таких составных частей материального производства, которые в пределах района образуют только взаимосвязанное единство, не производящее излишков и не знающее недостатков, экономно расходующее вещество природы.

Таким образом, в трудах Н.Н. Колосовского районное направление в советской экономической географии получило конструктивный характер. Гносеологически это положение можно представить следующим образом.

Базовым в географическом знании является конкретное страноведческое знание о регионах. Однако высшее назначение науки составляет создание нового на основе объективного знания о предмете. Всякое новое создается на основе синтеза. В свою очередь, одной из важнейших форм синтеза в географии является районирование. Но районирование - это синтез наличного бытия. Для человека же важно, исходя из возможностей наличного бытия, создавать творческий образ и на его основе конструировать новое. Этим творческим образом в экономической географии выступает проект ТПК, на базе которого должны создаваться реально существующие комбинаты и комплексы. Таким образом в ТПК реализуются творческие подходы человека, его конструктивное отношение к внешней среде на основе районирования, то есть знания о пространственных формах распределения природных ресурсов и условий, размещения наличного производства, расселения населения.

Большая и сплоченная научная школа Баранского-Колосовского, по существу, охватила все разделы и направления современной экономической географии. Она "стала изучать такие территориальные системы производительных сил, как страны, экономические районы, системы расселения, города, транспортные системы и узлы, а затем расширила рамки исследования до территориальных систем сферы обслуживания".

Однако "районная школа" Баранского-Колосовского не была единственной в советской экономической географии.

Существенное значение в первые десятилетия XX в. имело унаследованное от дореволюционной географии отраслево-статистическое направление (школа), основателем и многолетним лидером которого был профессор Владимир Эдуардович Ден (1867— 1933 гг.). В России он впервые ввел курс экономической географии в высшем учебном заведении на одноименной кафедре в Санкт-Петербургском политехническом институте, которую возглавил при ее основании в 1902 г. И на первых стадиях развитие экономической географии в нашей стране как строгой самостоятельной науки обязано целиком этому ученому, именно он впервые ввел научные приемы использования фактических (и особенно статистических) материалов.

В то же время возглавляемое им научное направление, фактически одна из научных школ экономической географии, "подверглось серьезной (и, что особенно существенно, партийно-официозной) критике. Но, как вполне справедливо подчеркивает Ю.Д. Дмитревский, школа Дена "имела право на существование в свое время и, в модифицированном виде, имеет право на жизнь и ныне, ибо развитие экономической географии немыслимо без синтеза отраслевого и регионального изучения территории".

Основные положения методологии школы Денапризнание экономической географии экономической наукой, опора на статистическую информацию, "страновой" уровень исследования при изучении отраслей экономики и их размещении. Официальная критика обвиняла "буржуазное" отраслево-статистическое направление ("деновщину") в геттнерианстве, антисоветских построениях геттнерианцев, и таким образом, провоцировалась борьба между представителями этого и районного направлениями, борьба, которая задержала развитие экономической географии в нашей стране.

При этом "была забыта. простая истина: нет экстерриториальных (т.е. расположенных вне какой-либо территории) отраслей и нет лишенных тех или иных, принадлежащих к определенным отраслям, предприятий районов". Жизнь показала необходимость не противоборства, а сосуществования обоих направлений, сотрудничества их представителей.

Примирение двух научных направлений "произошло на базе районной парадигмы, но лучшие стороны школы В.Э. Дена существенно ее дополнили в виде идеи "экономизации" (но уже на основе современной экономической теории), в опоре на скрупулезный анализ статистической информации. В конечном счете и страна (государство), как район, стала пониматься как материально-пространственная система, обладающая и территориальной, а не только отраслевой структурой экономики. Именно сильные стороны школы, блестящие имена ученых этого направления (к ним относятся такие видные экономико-географы, как С. В. Бернштейн- Коган, В. М. Штейн, Г. А. Мебус, М. Б. Вольф, В. С. Клупт), заставляют нас с почтением относиться к заслугам В. Э. Дена перед отечественной экономической географией".

Среди отдельных отраслей экономической и социальной географии, получивших значительное развитие в СССР, необходимо отметить географию населения, в которой трудами Н.Н. Баранского, В.М. Кабо, Г.М. Лаппо и других ученых, было развито представление о каркасе расселенияописательный анализ пространственных форм расселения в виде городов, городских агломераций, транспортных, особенно, железнодорожных путей.

В работах В.Г. Давидовича, Ф.М. Листенгурта рассматривались основные положения о групповой системе расселенияагломерационный подход, используемый в планировании расселения. На основе этого подхода была разработана Госстроем СССР Генеральная схема расселения населения. И, наконец, в работах В.В. Покшишевского, Э.Б. Алаева, Б.С. Хорева разрабатывалось конструктивное направление по созданию единой системы расселения населения СССР. Основной задачей этого направления является развитие различного типа поселений с целью выравнивания уровня жизни по районам и в пределах районов в системе город-деревня.

Исторически получилось так, что эти три направления географии населения развивались последовательно во времени или, в некоторой степени, параллельными курсами. Однако логика проблемы показывает, что они являются разными гносеологическими уровнями одного исследования. Ведь конечной целью исследования в географии является предложение проекта оптимальной территориальной организации общества, где расселение выступает результирующим процесса взаимодействия общества и природы, проявляющегося в производстве, в его технологии и размещении. В разных стадиях развития цивилизации расселение детерминировалось природой, затем природой и производством, а сейчас расселение оказывает влияние и на производство и на природу. В настоящее время оптимизация расселения в целях улучшения качества жизни путем обоснованного проектирования является основной целью географии. А это невозможно без знания современного состояния вопроса, т. е. без описательного направления и без планировочной стадии. Поэтому и указанные формы исследования расселения составляют единую систему географического знания, исследующего проблемы расселения.

В 70-е и последующие годы характерно медленное расставание с традиционным пониманием общественной географии как совокупности экономической географии (включающей и сферу обслуживания) и географии населения. Это выразилось, в частности, выходом ряда работ с включением в их название слов "социально-экономическая география". Например, "Экономическая и социальная география: новый этап" (Чистобаев, Шарыгин, 1990), "Очерки социально-экономической географии: развитие и проблемы" (Дмитревский, 1990), "Введение в экономическую и социальную географию" (Голубчик и др., 1993), "Лекции по курсу "Социальная и экономическая география" (Бугаев и др., 1994), "Введение в экономическую и социальную географию." (Гладкевич, 1994).Формируется рекреационная география, как отрасль социальной географии. Появляются работы социально-культурно-географического характера.

В известной степени развивалось и страноведческое направление. В этом отношении необходимо отметить известную "синюю серию" - многотомную экономико-географическую характеристику крупных регионов страны. В 1978-1985 гг. выходили 20 томов географо-этнографического сериала "Страны и народы". В 1937 и 1940 гг. вышли два тома Большого советского атласа мира, включившего карты (в том числе экономические) по всем регионам земного шара. Выходом атласа Армянской ССР в 1961 г. была начата многочисленная серия региональных научно-справочных атласов, как комплексных, так и тематических (например, "Атлас сельского хозяйства Якутской АССР", изданный в 1989 г.).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник:

zdamsam.ru

Развитие экономической географии в России и СССР: История экономической географии в России приходится на первую

Развитие экономической географии в России и СССР

История экономической географии в России приходится на первую половину XVIII в. В 1727 г. географ И.К. Кириллов создал экономико-географическое описание России («Цветущее состояние Всероссийского государства»), а в 1734 г.

Родоначальником региональных направлений науки, в т. ч. экономической географии можно считать также В. Н. Татищева (1686 - 1750) иМ. В. Ломоносова (1711 - 1765). В. Н. Татищевым была предложена программа сбора экономико-географической информации по территории всей страны. На основе его научных идей были основаны новые города, в частности, Екатеринбург.

В 1845 было создано Русское географическое общество, что способствовало расширению экспедиций, созданию и применению новых методов в картографии, появлению экономического районирования.

К. И. Арсеньев (1789 - 1865) предложил первую сетку экономических районов России. Первая теория отечественного экономического районирования была предложена Н. П. Огаревым (1813 - 1877), он обосновал необходимость учета в районировании не только текущей ситуации, но и возможностей развития территории.

В конце XIX в. Д. И. Менделеевым (1834 - 1907) впервые предложен центрографический метод для изучения размещения промышленности.

Под руководством В. П. Семенова-Тян-Шанского в период 1899-1914 гг. вышло 19-томное издание серии «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества».

В дореволюционной России экономическая география была ориентирована на изучение сельского хозяйства и различий в образе жизни людей.

Экономико-географические исследования в СССР были ориентированы на задачи планового управления и развития хозяйства, в первую очередь промышленности. Одним из первых результатов стало участие ученых в обосновании плана развития электрификации России (ГОЭЛРО) в 20-х гг. XX в. В это же время стала оформляться советская районная школа экономической географии на базе теории и концепций ЭГП, ТПК и ЭПЦ (энергопроизводственных циклов).

Источник:

knigi.link

Развитие социальной географии в советский период

Развитие социальной географии в советский период.

Развитие науки в любом обществе находится под влиянием социальных ценностей и норм, которые в нем господствуют. Когда ценности и нормы такие заниженные, не выдерживают критики, то и развитие науки - крайне Патологический. Сказанное, пожалуй, больше касается развития социальной географии в советский период. Ведь в Советском Союзе - огромной империи - исторические события и такие вехи развития, как национализация, индустриализация, электрификация, коллективизация, культ лица, застойные времена, ускорения обусловили заидеологизированность требований к философских, общественных и других наук, задогматизованисть этих наук, физическое уничтожения многих талантливых ученых, прежде всего обществоведов. Обществоведы того периода не могли иметь доступ не только к духовным мировых ценностей, но и к аналогичным ценностей предыдущих поколений - их учили только марксизма-ленинизма. В советский период постоянно боролись то с генетикой, то с кибернетикой, то с другой сферой знаний. В 1922 г.. Была запрещена как учебная дисциплина социология. Этот запрет продолжалась более 70 лет, и только после развала Советского Союза в постсоциалистических странах начали открываться социологические факультеты и отделы или кафедры.

Современные ученые с горечью констатируют, что мы почти не знаем истории нашей советской науки. Ведь в пособиях, учебниках и научной литературе научные дискуссии 20-х годов показаны как "борьба с буржуазными антимарксистскими концепциями". В эти годы "боролись" с антропогеографии, отраслевым, статистическим направлениям, ландшафтной концепции экономической географии. Подобный характер имели и дискуссии 30-х годов. Ю. Саушкин определил их как "попытки критики районного напрямую с позиций антигеографизму", попытки оторвать экономическую географию от географии, рассматривая экономическую географию как конкретную политэкономию.

Нередко против той или иной научной школы ученых использовались не только идеологические, но и политические ярлыки.

Отдельные школы обвинялись даже во вредительстве. Немало дискуссий заканчивались организованным "разгромом" одной из сторон. Сейчас настало время, когда можно внимательно проанализировать эти «дискуссии» и их последствия.

В советский период ученые не обладали достоверными цифрами, фактами, не имели доступа к архивам, статистических обследований, без которых невозможно выявить тенденции, закономерности, сравнивать, сопоставлять, прогнозировать, что значительно тормозило развитие общественных наук. Кроме этого, в обществе, где царила командно-административная система, где в центре внимания было производство, а человек рассматривалась как винтик огромной машины, не было нужды развивать науки о Человеке, общество. Все это, безусловно, имело огромное влияние и на развитие социальной географии.

Однако, несмотря на то, что ее развитие постоянно тормозилось, она постепенно формировалась и выкристаллизовывалась как самостоятельная научная отрасль знаний.

В развитии советской социальной географии Лавров, А. Анохин и Н. Агафонов выделили три этапа. Первый охватил предвоенное время и завершился в 50-х годах. Он характеризовался тем, что в пределах экономико-географических и этнографических исследований рассматривались отдельные социальные явления и процессы. Необходимость изучения условий жизни, культурных и бытовых особенностей населения осознавались уже в первые годы становления советской географической науки. Общеизвестна позиция Н. Баранского о целесообразность с географических позиций познавать жизнедеятельность человека. При этом С. Лавров, А. Анохин и Н. Агафонов акцентируют на том, что в бывшем Советском Союзе социальная география формировалась на основе географии населения, включая опыт демографического анализа, методический инструментарий и теоретические концепции, то есть вводя в свою структуру географию населения как самостоятельную подсистему. Упомянутые ученые отмечали, что еще одно обстоятельство нужно учесть. Исследование территориальных различий социальных групп (они считали это одной из задач социальной географии) и всего населения - предмет анализа не только географии, но и региональной социологии, то есть они имеют междисциплинарный характер. Социологические исследования в этом направлении происходили уже в 20-х годах XX ст.

Своеобразным завершением этого этапа стал пятый выпуск сборника "Вопросы географии", в котором социальная география рассматривалась в проблемно-постановочном смысле. В таком же ракурсе писал 1947 о социальной географии и Ю. Саушкин, в частности как о ". молодую отрасль социальной географии - географии населения".

Второй этап - 50-70-е годы, которые характеризовались быстрым развитием географии населения, прежде всего в ее традиционном понимании, и одновременно введением в "орбиту" географических трудов различных социологических категорий, понятий, терминов. Шестидесятые годы характеризовались общим ростом социальной проблематики и все шире развертыванием социальной составляющей комплексного планирования и в отраслевом, и в территориальном срезах. В течение короткого времени была проделана огромная количество разнообразных эмпирических исследований социально-географического характера, появились и первые обобщающие труды. Все это привело к фактическому вычленения социальной географии как самостоятельной дисциплины и официального признания этого факта ВАК в 1976

Последний этап приходился на 80-90-е годы. В этот период официально утвердилась новое название самостоятельной отрасли знаний общественной географии. Такой этап характеризуется относительно малым количеством работ, которые непосредственно относятся к социальной географии. В малочисленных публикациях сохранившихся по-разному раскрываются предмет, сущность и задачи новой научной дисциплины. Научные определения последовательно отражали основные этапы ее становления. В этом смысле социальная география определенной степени повторяла путь, пройденный экономической географией, предмет изучения которой в процессе научного поиска значительно расширился и уточнився. Интересно, что в 115 выпуске сборника "Вопросы географии", который стал своеобразной вехой на пути развития социальной географии, речь идет о формировании самостоятельного научного направления.

Первые конкретные указания на объект и суть социально-географических исследований имеют место в работах Р. Кабо, который утверждает: социально-культурная география должна рассматривать "обусловленные трудовой деятельностью типы расселения людей, их образ жизни и социально-культурные особенности в пространственных различиях, а также сложные сочетания всех этих элементов, которыми характеризуется каждая отдельная общественно-территориальная группа людей ".

Анализируя развитие социальной географии в этот период, нельзя не вспомнить крупные и своеобразные исследования эстонских социологов и географов, в которых очень удачно сочетаются социологические и географические подходы. Исходной информационной основой в этих исследованиях служило формализованное интервью "Ваш дом", которое состояло из более 600 вопросов. При характеристике типов образа жизни была использована структурно-функциональная типология населенных пунктов, что позволило сделать выводы не только для одного конкретного района, но и для других районов страны. Сочетание социологии и географии в изучении конкретных социальных явлений казалось многим ученым не только необходимым, а и перспективным.

Большая роль в становлении социальной географии принадлежит М. Грину, который широко понимал структуру и задачи социальной географии, считая, что она вместе с географическими науками социального цикла должна охватывать также и экономическую географию. Примерно аналогично трактовали социальную географию В. Гохман, С. Ниммик. Очень большое значение в развитии социальной географии принадлежало А. Долинин, который определил объект социальной географии как территориальные общности людей, связанные между собой отношениями, которые возникли между ними, например, в процессе освоения данной территории, или уже существующими отношениями, сохранились в связи с исторической наследственностью. В этом случае отмечается тесная связь и взаимообусловленность экономических, социальных, демографических процессов и отмечается, что социальная география как наука географическая (в этом и заключается Ее главная особенность) не может оставлять без внимания влияние природных условий.

В положениях А. Долинина привлекает ярко выраженный акцент на географических проблемах социальных явлений и процессов, выявлении уровней социального развития районов разного таксономического ранга. А. Долинин впервые предложил систему социального районирования страны. С. Лавров, А. Анохин и Н. Агафонов дали свое определение социальной географии как области социально-экономической географии, изучающая закономерности размещения и территориальной организации социальных структур в конкретных общественно-исторических условиях. Поскольку социальные структуры и общество в целом территориально организованные, то социальную географию можно рассматривать как науку, которая изучает закономерности и факторы развития территориальных социальных структур. Кроме этого, социальная география, согласно их взглядом, изучает социальную сферу из территориальных позиций на основе опыта анализа отдельных социальных явлений в пределах географии населения. Деятельность А. Долинина и его последователей (С. Успенского, О. Нечипоренко, Ю. Дмитревського и др.) Дают основания утверждать о существовании прочной и своеобразной Петроградского никогда социогеографив. Об этом свидетельствуют два сборника научных трудов: "Социальная география СССР" (1984 г..) И "Проблемы социальной географии СССР и зарубежных стран" (1985 p.).

Значительный вклад в развитие социальной географии сделала Т. Райтвир. Анализируя различные подходы к определению роли и места социальной географии в системе географических наук, она делает вывод: социальная география - это система географических наук, которая находится в состоянии формирования вследствие интеграции между географическими и различными общественными науками.

Вспомним школу А. Григорьева (1883-1968 pp.), Который, изучая географическую оболочку, в первых и последних публикациях ввел человека в ее состав, а также Воронежскую школу (возглавлял Ф. Мильков, ученик А. Григорьева), в центре интересов которого находились проблемы антропогенного изменения ландшафтов. Ученые В. Покшишевский, С. Ковалев, Б. Хорев также внесли огромный вклад в развитие географии населения.

Известный российский социогеограф Н. Агафонов в середине 80-х годов XX в. писал: "Как автономная наука социальная география еще не сложилась, поскольку пока ведутся споры об определении ее содержания, объекта, метода и др.".

Он констатирует, что эти дискуссии закончатся еще не скоро. По его мнению, в такой ситуации важно, чтобы в этих спорах, достигая высот научной абстракции, ученые не спешили констатировать истину в последней инстанции и не отрывались от потребностей практики, чтобы все багаточисленниши конкретные исследования достойно оценивались и своевременно извещен. Этой точки зрения придерживается В. Преображенский, который дал характеристику отдельным дискуссиям в работе "О чем спорят географы?". В. Преображенский попытался обобщить проблемы, ставшие предметом дискуссий географов за последние годы, объединив их в две большие группы. К первой группе он отнес все противоречивые оппозиционные вопросы относительно строения мира изучаемого ими, то есть о:

- Изоморфизм и уникальность географических объектов или явлений;

- Прерывание и непрерывность географической оболочки;

- То, есть географические объекты системами, или природно-географическими телами;

- Естественное и социальное в географической оболочке;

- Устойчивость и изменчивость;

- Самоорганизации и управления в географической оболочке и др.

Ко второй группе В. Преображенский отнес вопросы, связанные с организацией исследований в географической науке, подчеркнув, что эти вопросы, как правило, методологические, то есть вопрос:

- Фундаментальных и прикладных исследований;

- С чего начать: с природы, или с человека;

- Теоретических и эмпирических исследований;

- Общенаучные и сугубо географические * 97.

Несмотря на всеобщность и глобальность проблем, которые составляют фокус дискуссий, социальная география продолжает накапливать социогеографични факты, укрепляет свою теоретическую основу, совершенствует понятийно-терминологический аппарат. Н. Агафонов считает, что социальная география развивается в трех основных направлениях: во-первых, это дальнейшее развитие разделов науки, которые уже сложились (можно даже сказать традиционных - географии населения и расселения, геодемографии, географии сферы обслуживания); во-вторых, формирование новых разделов - рекреационной географии, географии образа жизни, географии культуры и др .; в-третьих, пока медленное становление общей теории социальной географии.

Советский этап развития социальной географии чрезвычайно ярко демонстрирует ее сложное положение, отраженное противоречиями между традициями, которые сложились, и огромными изменениями в теоретических и практических задачах, которые социальная география должна решить.

Источник:

studbooks.net

Экономическая и социальная география в СССР в городе Самара

В этом интернет каталоге вы можете найти Экономическая и социальная география в СССР по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие предложения в группе товаров Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой город РФ, например: Самара, Ульяновск, Екатеринбург.