Каталог книг

Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Оскар Вайлд (1854–1900) – англійський драматург, поет, прозаїк, есеїст, критик. Яскрава знаменитість пізнього Вікторіанського періоду, лондонський денді, він був визнаний британцями найдотепнішою людиною. Це один із найпарадоксальніших умів в історії людства, недарма Вайлда прозвали «королем життя», «принцом Парадоксів». Єдиний роман письменника – «Портрет Доріана Ґрея», створений у рекордно короткий термін – за три тижні, приніс авторовi карколомний успіх і скандальну славу. Головний герой – юнак, наділений неймовірною красою. Милуючись своїм портретом, Доріан висловлює бажання, щоб портрет старів, а він завжди залишався молодим. З тих самих часiв жодної зморшки не з’являлося на вічно юному обличчі джентльмена Ґрея, який жив у пороці й розпусті, а старів і вмирав його портрет. Але за все треба платити…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник) Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник) 122.5 р. litres.ru В магазин >>
Оскар Уайльд Портрет Доріана Грея Оскар Уайльд Портрет Доріана Грея 59.9 р. litres.ru В магазин >>
Оскар Уайльд Сказки Оскар Уайльд Сказки 50 р. litres.ru В магазин >>
Оскар Уайльд Оскар Уайльд. Полное собрание сочинений в одном томе Оскар Уайльд Оскар Уайльд. Полное собрание сочинений в одном томе 429 р. ozon.ru В магазин >>
Уайльд О. Оскар Уайльд. Малое собрание сочинений Уайльд О. Оскар Уайльд. Малое собрание сочинений 349 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Оскар Уайльд Оскар Уайльд. Афоризмы Оскар Уайльд Оскар Уайльд. Афоризмы 19.99 р. litres.ru В магазин >>
Оскар Уайльд Портрет Дориана Грея. Книга для чтения на английском языке Оскар Уайльд Портрет Дориана Грея. Книга для чтения на английском языке 129 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Портрет Доріана Ґрея (збірник) скачать книгу Оскара Уайльда: скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

Книга: Портрет Доріана Ґрея (збірник) - Оскар Уайльд

Город издания: Харків

ISBN: 978-966-03-5461-6, 978-966-03-7066-1

Оскар Вайлд (1854–1900) – англійський драматург, поет, прозаїк, есеїст, критик. Яскрава знаменитість пізнього Вікторіанського періоду, лондонський денді, він був визнаний британцями найдотепнішою людиною. Це один із найпарадоксальніших умів в історії людства, недарма Вайлда прозвали «королем життя», «принцом Парадоксів».

Єдиний роман письменника – «Портрет Доріана Ґрея», створений у рекордно короткий термін – за три тижні, приніс авторовi карколомний успіх і скандальну славу. Головний герой – юнак, наділений неймовірною красою. Милуючись своїм портретом, Доріан висловлює бажання, щоб портрет старів, а він завжди залишався молодим. З тих самих часiв жодної зморшки не з’являлося на вічно юному обличчі джентльмена Ґрея, який жив у пороці й розпусті, а старів і вмирав його портрет. Але за все треба платити…

После ознакомления Вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги Комментарии

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея» цитаты из книги

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ Навигация по сайту Новое на сайте Объявления Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея» цитаты из книги.

«Портрет Дориана Грея» (англ. The Picture of Dorian Gray) — единственный опубликованный роман Оскара Уайльда. Философский роман с элементами готики. Был много раз экранизирован.

• А я никогда ничего не одобряю и не порицаю — это нелепейший подход к жизни.

• Быть хорошим — значит жить в согласии с самим собой.

• В близкие друзья выбираю себе людей красивых, в приятели — людей с хорошей репутацией, врагов завожу только умных.

• В детстве мы любим родителей. Став взрослыми, судим их. И бывает, что мы их прощаем.

• В наш век только бесполезные вещи и необходимы человеку.

• В наши дни люди всему знают цену, но ничего не умеют ценить.

• В основе оптимизма лежит чистейший страх.

• В радости, как и во всяком наслаждении, почти всегда есть нечто жестокое.

• В реальном мире фактов грешники не наказываются, праведники не вознаграждаются. Сильному сопутствует успех, слабого постигает неудача. Вот и всё.

• В самобичевании есть своего рода сладострастие. И когда мы сами себя виним, мы чувствуем, что никто другой не вправе более винить нас.

• В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится.

• Величайшие грехи мира рождаются в мозгу.

• Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого.

• Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ.

• Вряд ли я когда-нибудь женюсь. Я слишком влюблён.

• Вся прелесть прошлого в том, что оно — прошлое.

• Всякое искусство совершенно бесполезно.

• Высший долг — это долг перед самим собой.

• Гений, несомненно, долговечнее Красоты.

• Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность.

• Детали всегда банальны.

• Душу лучше всего лечить ощущениями, а от ощущений лечит только душа.

• Единственный способ избавиться от искушения — уступить ему.

• Есть грехи, которые вспоминать сладостнее, чем совершать, — своеобразные победы, которые утоляют не столько страсть, сколько гордость, и тешат душу сильнее, чем они когда-либо тешили и способны тешить чувства.

• Женщина готова флиртовать с кем угодно до тех пор, пока другие обращают на это внимание.

• Женщины в жизни — прекрасные актрисы.

• Женщины вдохновляют нас на великие дела, но вечно мешают нам их творить.

• Женщины любят недостатки. Если этих недостатков изрядное количество, они готовы всё нам простить, даже ум…

• Женщины не бывают гениями. Они — декоративный пол. Им нечего сказать миру, но они говорят — и говорят премило.

• Иногда то, что мы считаем мёртвым, долго ещё не хочет умирать.

• Каждый живёт, как хочет, и расплачивается за это сам.

• Любовь питается повторением, и только повторение превращает простое вожделение в искусство. Притом каждый раз, когда влюбляешься, любишь впервые. Предмет страсти меняется, а страсть остается единственной и неповторимой. Перемена только усиливает её. Жизнь дарит человеку в лучшем случае лишь одно великое мгновение, и секрет счастья в том, чтобы это великое мгновение переживать как можно чаще.

• Люблю сцену, на ней все гораздо правдивее, чем в жизни.

• Люди меня интересуют больше, чем их принципы, а интереснее всего — люди без принципов.

• Между капризом и «вечной любовью» разница та, что каприз длится несколько дольше.

• Многое мы бы охотно бросили, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберет.

• Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.• Молодость весела без причины, — в этом ее главное очарование.

• Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. И те, и другие — разочаровываются.

• Мы не выносим людей с теми же недостатками, что и у нас.

• Мы приписываем нашим близким те добродетели, из которых можем извлечь выгоду для себя, и воображаем, что делаем это из великодушия.

• Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать всё.

• Недурно, если дружба начинается смехом, и лучше всего, если она им же кончается

• Никогда не следует делать того, о чем нельзя поболтать с людьми после обеда…

• О жене лорда Генри: «Её наряды выглядели так, как будто были задуманы в припадке безумия и надеты в бурю».

• Подлинная красота пропадает там, где появляется одухотворенность.

• Подлинная тайна жизни заключена в зримом, а не в сокровенном.

• Пунктуальность — вор времени.

• Религия — распространенный суррогат веры.

• Самая обыкновенная безделица приобретает удивительный интерес, как только начинаешь скрывать ее от людей.

• Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благородных побуждений.

• Совесть — приличное название трусости.

• Совесть и трусость, в сущности, одно и тоже.

• Спорят только безнадежные кретины.

• Судьба не шлёт нам вестников — для этого она достаточно мудра или достаточно жестока.

• Трагедия старости не в том что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым.

• Ты любишь всех, а любить всех — значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны.

• Хорошего влияния не существует. Всякое влияние уже само по себе безнравственно.

• Человек способен погубить собственную душу.

• Что пользы человеку приобрести весь мир, если он теряет собственную душу.

• Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить все ее безумства.

• Я никогда ничего не одобряю и не порицаю, — это нелепейший подход к жизни.

• — Я провозглашаю истины будущего. — А я предпочитаю заблуждения настоящего.

• … я не выношу вульгарный реализм в литературе. Человека, называющего лопату лопатой, следовало бы заставить работать ею — только на это он и годен.

Источник:

moudrost.ru

Читать Портрет Дориана Грея - Уайльд Оскар - Страница 1 - читать онлайн

Портрет Дориана Грея, стр. 1

Об авторе этой книги

Оскар Уайльд родился в Дублине, столице Ирландии, в 1854 году. Он писал прозу, драмы и славился своим остроумием. Всей своей жизнью и творчеством он доказывал, как важен тонкий стиль, и бросал вызов ограниченности чопорных викторианцев.

Двадцатилетний Уайльд покинул Ирландию и отправился в Англию, учиться в знаменитом Оксфордском университете. Там он блистал своими способностями и получил премию за поэму «Равенна». После окончания университета он отправился в Лондон, где скоро занял видное место в светских и литературных кругах.

Он сделался главой направления, которое отстаивало принцип «искусство для искусства». Он читал лекции в Англии и в Соединенных Штатах Америки. Уайльд очень скоро очаровал американцев, которые сначала встретили с предупреждением эксцентричного англичанина.

Дело в том, что когда Уайльд высадился в Нью-Йорке, у него потребовали, как это водится, таможенную декларацию. «Мне нечего объявлять в декларации, кроме моего гения», — был ответ.

В 1888 году, со сказки «Счастливый принц», началась у него пора большого литературного успеха. Единственный роман — «Портрет Дориана Грея» — принес Уайльду громкую славу.

Имели успех и пьесы: «Веер леди Уиндермир», «Идеальный муж», «Женщина, не стоящая внимания», — все они написаны в конце 90-х годов. Его сценический шедевр «Как важно быть серьезным» полон остроумных шуток и каламбуров, которые и поныне знает и цитирует каждый образованный англичанин.

В 1895 году Уайльд был на вершине славы. Три его пьесы одновременно шли в театрах Лондона. В том же году некто маркиз Квинсберри публично оскорбил Уайльда, тот через суд потребовал от него извинения за клевету. Суд этот повел за собой публичный скандал, Уайльд проиграл дело. Его приговорили к тюремному заключению сроком на два года.

О переживаниях в тюрьме он написал лучшую свою поэму — «Балладу Рединской тюрьмы». Выйдя на свободу, Уайльд вскоре покинул Англию. Здоровье его пошатнулось, дела были расстроены, тоска его мучила, и через три года он умер во Франции.

Глава 1. Роковая встреча

На портрете был изображен молодой человек.

В лондонской мастерской Бэзила Хэллоуорда стоял аромат роз. Легкий летний ветер колыхал деревья в саду. В двери проникал густой запах сирени. Бэзил был художник и любил окружать себя красотой.

Он работал над большой картиной и пригласил к себе своего друга, лорда Генри Уоттона. Лорд Генри и сам был большой любитель прекрасного, и сейчас он любовался чудным портретом, который Бэзил написал. На полотне во весь рост стоял молодой человек лет двадцати. Звали его Дориан Грей, и был он очень хорош собой. Лорд Генри был просто потрясен талантом своего друга. Художник разглядывал свою работу, и довольная улыбка освещала его суровое лицо.

— Это лучшее из того, что ты сделал, Бэзил, лучшее из всех твоих созданий! — воскликнул лорд Генри. — Пошли-ка ты свой портрет в Академию.

Художник смотрел на прелестного юношу на полотне, и улыбка постепенно сползала с его лица. Потом он закрыл глаза и прикрыл их руками как бы в глубокой задумчивости.

Несколько минут они оба молчали, потом Бэзил заговорил.

— Нет, никуда я, пожалуй, его не пошлю, — сказал он, нахмурился и покачал головой.

— Никуда не пошлешь? — спросил лорд Генри. — Помилуй! Но почему? Ну и странный народ вы, художники! Из кожи вон лезете ради известности, а стоит вам ее добиться, не цените ни во что. Такой портрет разом бы тебя прославил, — добавил он в надежде убедить друга.

— Я знаю, ты будешь смеяться надо мной, Гарри, но поверь, не могу. Уж слишком много я вложил в него самого себя.

— Ну, знаешь ли, Бэзил, — лорд Генри расхохотался и, подняв брови, посмотрел на него с подчеркнутым недоумением. — Я не нахожу тут ни малейшего сходства. У тебя лицо грубое, темные волосы, а этот юноша белокур и прекрасен. Не понимаю. Вот уж не думал я, что ты так тщеславен, Бэзил. Ей-богу же ты обольщаешься. Между тобой и Дорианом Греем нет ни малейшего сходства.

— Ты меня не понял, Гарри, — вздохнул его друг. — Разумеется, я нисколько на него не похож. Да и не хотел бы. В такой особенной физической красоте всегда есть что-то разрушительное. Лучше уж так сильно не отличаться от других.

— Бэзил, я что-то не понял. Как ты познакомился с Дорианом Греем? — спросил лорд Генри.

— Да очень просто. Я пошел как-то на прием к леди Брендон. Нам, бедным художникам, приходится, знаешь ли, время от времени мелькать на людях, чтобы доказать, что мы не дикари, — Бэзил улыбнулся. И продолжал. — Ну вот, не прошло и десяти минут, как я наткнулся на Дориана Грея. Забавно: едва леди Брендон успела нас познакомить, я уже считал его самым очаровательным человеком на свете. У меня было сразу какое-то странное чувство — я понял, что он непременно должен оказать влияние на мое искусство.

«Я не нахожу ни малейшего сходства!»

Бэзил уверял, что благодаря Дориану Грею он стал писать как никогда, что личность Дориана навела его на совершенно новый стиль в живописи. «И все-таки я предчувствую, что Дориан пострадает из-за своей красоты».

Лорда Генри удивило мрачное пророчество друга. Он зажегся желанием побольше узнать о таинственном юноше. Он решил познакомиться с Дорианом Греем. И хотя Бэзилу не хотелось их знакомить, желание лорда Генри осуществилось тотчас, пока он еще не покинул мастерской. Лакей Бэзила возвестил: «К вам мистер Дориан Грей, сэр!».

«К вам мистер Дориан Грей, сэр!»

Художник вдруг серьезно посмотрел на лорда Генри. «Дориан Грей очень дорог мне, Гарри, — сказал он. — Не старайся испортить его или на него повлиять. Твое влияние может быть только вредным».

Лорд Генри ответил на это лишь тонкой усмешкой.

Дворецкий ввел Дориана в студию. Молодой человек сразу присел к пианино и принялся листать сонату Моцарта. Лорда Генри поразили его черты. Со своими голубыми глазами и золотыми волосами он был дивно хорош собой. Но, пожалуй, главное в нем было выражение чистоты и невинности.

Бэзил заметил впечатление лорда Генри. Он слишком давно и хорошо знал своего друга, чтобы радоваться.

— Одолжите мне эти ноты, Бэзил, — сказал Дориан. — Хочу разучить. Такая волшебная музыка!

— Все будет зависеть от того, как ты сегодня будешь мне позировать, — отвечал художник.

Главное в нем было выражение чистоты и невинности.

— Ах, до чего же мне надоело позировать, и я вовсе не уверен, что мне так уж нужен этот портрет в натуральную величину, — ответил Дориан, капризно вертясь на круглом стульчике. Тут только он заметил лорда Генри и тотчас перестал вертеться. — Простите, Бэзил. Я и не заметил, что у вас гость.

— Это лорд Генри Уоттон, Дориан, мой старый друг, еще по Оксфорду. Я вот как раз ему рассказывал о том, какой ты невозможный человек, — сказал Бэзил.

— Очень, очень рад с вами познакомиться, мистер Грей, — сказал лорд Генри, подходя и протягивая ему руку. — Тетушка мне о вас все уши прожужжала. Она вас просто обожает.

— Я сейчас у леди Агаты в опале, — отвечал Дориан. — Обещал пойти с ней в прошлый вторник на музыкальный вечер, и, увы, совершенно вылетело из головы. Мы там должны были играть какой-то дуэт, даже, боюсь, три дуэта.

Источник:

online-knigi.com

Портрет Дориана Грея: Уайльд Оскар: Страница - 1: Читать онлайн бесплатно

Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник)

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

Последние отзывы Я подарю тебе любовь

Слог автора очень отличается от традиционных любовных романов, нет тут слащавых 'уси пуси', но цепляет. >>>>>

Испытание верностью

Среднячок хочу сказать. гг с первых же минут вызвал стойкое неприятие . а когда нет гармонни у пары и читать. >>>>>

Портрет Дориана Грея

Художник — тот, кто создает прекрасное.

Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство.

Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного.

Высшая, как и низшая, форма критики — один из видов автобиографии.

Те, кто в прекрасном находят дурное, — люди испорченные, и притом испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех.

Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадежны.

Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.

Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все.

Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, [1] увидевшего себя в зеркале.

Ненависть девятнадцатого века к Романтизму — это ярость Калибана, не находящего в зеркале своего отражения.

Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. Этика же искусства в совершенном применении несовершенных средств.

Художник не стремится что-то доказывать. Доказать можно даже неоспоримые истины.

Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля.

Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все.

Мысль и Слово для художника — средства Искусства.

Порок и Добродетель — материал для его творчества.

Если говорить о форме, — прообразом всех искусств является искусство музыканта. Если говорить о чувстве — искусство актера.

Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ.

Кто пытается проникнуть глубже поверхности, тот идет на риск.

И кто раскрывает символ, идет на риск.

В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь.

Если произведение искусства вызывает споры — значит, в нем есть нечто новое, сложное и значительное.

Пусть критики расходятся во мнениях — художник остается верен себе.

Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.

Всякое искусство совершенно бесполезно.

Густой аромат роз наполнял мастерскую художника, а когда в саду поднимался летний ветерок, он, влетая в открытую дверь, приносил с собой то пьянящий запах сирени, то нежное благоухание алых цветов боярышника.

С покрытого персидскими чепраками дивана, на котором лежал лорд Генри Уоттон, куря, как всегда, одну за другой бесчисленные папиросы, был виден только куст ракитника — его золотые и душистые, как мед, цветы жарко пылали на солнце, а трепещущие ветви, казалось, едва выдерживали тяжесть этого сверкающего великолепия; по временам на длинных шелковых занавесях громадного окна мелькали причудливые тени пролетавших мимо птиц, создавая на миг подобие японских рисунков, — и тогда лорд Генри думал о желтолицых художниках далекого Токио, стремившихся передать движение и порыв средствами искусства, по природе своей статичного. Сердитое жужжание пчел, пробиравшихся в нескошенной высокой траве или однообразно и настойчиво круживших над осыпанной золотой пылью кудрявой жимолостью, казалось, делало тишину еще более гнетущей. Глухой шум Лондона доносился сюда, как гудение далекого органа.

Посреди комнаты стоял на мольберте портрет молодого человека необыкновенной красоты, а перед мольбертом, немного поодаль, сидел и художник, тот самый Бэзил Холлуорд, [2] чье внезапное исчезновение несколько лет назад так взволновало лондонское общество и вызвало столько самых фантастических предположений.

Художник смотрел на прекрасного юношу, с таким искусством отображенного им на портрете, и довольная улыбка не сходила с его лица. Но вдруг он вскочил и, закрыв глаза, прижал пальцы к векам, словно желая удержать в памяти какой-то удивительный сон и боясь проснуться.

— Это лучшая твоя работа, Бэзил, лучшее из всего того, что тобой написано, — лениво промолвил лорд Генри. Непременно надо в будущем году послать ее на выставку в Гровенор. [3] В Академию не стоит: Академия слишком обширна и общедоступна. Когда ни придешь, встречаешь там столько людей, что не видишь картин, или столько картин, что не удается людей посмотреть. Первое очень неприятно, второе еще хуже. Нет, единственное подходящее место — это Гровенор.

Ярость Калибана. — Калибан — персонаж драмы Шекспира «Буря», символ дикости, невежества, темных сил.

Бэзил Холлуорд. — Уайльд сохранил имя своего друга-художника Бэзила Уорда.

Гровенор — частная галерея в Лондоне, открытая в конце 70-х гг. XIX в.

Все книги на нашем сайте предоставены для ознакомления и защищены авторским правом

Источник:

book-online.com.ua

Портрет Дориана Грея

Портрет Дориана Грея. Уайльд Оскар Портрет Дориана Грея. Уайльд Оскар

Портрет Дориана Грея. Роман (1890)

В солнечный летний день талантливый живописец Бэзил Холлуорд принимает в своей мастерской старого друга лорда Генри Уоттона - эстета-эпикурейца, "Принца Парадокса", по определению одного из персонажей. В последнем без труда узнаются хорошо знакомые современникам черты Оскара Уайльда, ему автор романа "дарит" и преобладающее число своих прославленных афоризмов. Захваченный новым замыслом, Холлуорд с увлечением работает над портретом необыкновенно красивого юноши, с которым недавно познакомился. Тому двадцать лет; зовут его Дориан Грей.

Скоро появляется и натурщик, с интересом вслушивающийся в парадоксальные суждения утомленного гедониста; юная красота Дориана, пленившая Бэзила, не оставляет равнодушным и лорда Генри. Но вот портрет закончен; присутствующие восхищены его совершенством.

Златокудрый, обожающий все прекрасное и нравящийся сам себе Дориан мечтает вслух: "Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как есть!" Растроганный Бэзил дарит портрет юноше.

Игнорируя вялое сопротивление Бэзила, Дориан принимает приглашение лорда Генри и при деятельном участии последнего окунается в светскую жизнь: посещает званые обеды, проводит вечера в опере. Тем временем, нанеся визит своему дяде лорду Фермону, лорд Генри узнает о драматических обстоятельствах происхождения Дориана: воспитанный богатым опекуном, он болезненно пережил раннюю кончину своей матери, наперекор семейным традициям влюбившейся и связавшей свою судьбу с безвестным пехотным офицером (по наущению влиятельного тестя того скоро убили на дуэли).

Сам Дориан между тем влюбляется в начинающую актрису Сибилу Вэйн - "девушку лет семнадцати, с нежным, как цветок, лицом, с головкой гречанки, обвитой темными косами. Глаза - синие озера страсти, губы - лепестки роз"; она с поразительной одухотворенностью играет на убогих подмостках нищенского театрика в Ист-Инде лучшие роли шекспировского репертуара. В свою очередь Сибиле, влачащей полуголодное существование вместе с матерью и братом, шестнадцатилетним Джеймсом, готовящимся отплыть матросом на торговом судне в Австралию, Дориан представляется воплощенным чудом- "Прекрасным принцем", снизошедшим с заоблачных высот. Ее возлюбленному неведомо, что в ее жизни тоже есть тщательно оберегаемая от посторонних взглядов тайна: и Сибил а и Джеймс - внебрачные дети, плоды любовного союза, в свое время связавшего их мать - "замученную, увядшую женщину", служащую в том же театре, с человеком чуждого сословия.

Обретший в Сибиле живое воплощение красоты и таланта, наивный идеалист Дориан с торжеством извещает Бэзила и лорда Генри о своей помолвке. Будущее их подопечного вселяет тревогу в обоих; однако и тот и другой принимают приглашение на спектакль, где избранница Дориана должна исполнить роль Джульетты. Однако, поглощенная радужными надеждами на предстоящее ей реальное счастье с любимым, Сибила в этот вечер нехотя, словно по принуждению (ведь "играть влюбленную - это профанация!" - считает она), проговаривает слова роли, впервые видя без прикрас убожество декораций, фальшь сценических партнеров и нищету антрепризы.

Следует громкий провал, вызывающий скептическую насмешку лорда Генри, сдержанное сочувствие добряка Бэзила и тотальный крах воздушных замков Дориана, в отчаянии бросающего Сибиле: "Вы убили мою любовь!" Изверившийся в своих прекраснодушных иллюзиях, замешанных на вере в нерасторжимость искусства и реальности, Дориан проводит бессонную ночь, блуждая по опустевшему Лондону. Сибиле же его жестокое признание оказывается не по силам: наутро, готовясь отправить ей письмо со словами примирения, он узнает, что девушка в тот же вечер покончила с собой. Друзья-покровители и тут реагируют на трагическое известие каждый по-своему: Бэзил советует Дориану укрепиться духом, а лорд Генри - "не лить напрасно слез о Сиби-ле Вэйн". Стремясь утешить юношу, он приглашает его в оперу, обещая познакомить со своей обаятельной сестрой леди Гвендолен.

К недоумению Бэзила, Дориан принимает приглашение. И лишь подаренный ему недавно художником портрет становится беспощадным зеркалом назревающей в нем духовной метаморфозы: на безупречном лице юного греческого бога обозначается жесткая морщинка. Не на шутку обеспокоенный, Дориан убирает портрет с глаз долой.

И вновь ему помогает заглушить тревожные уколы совести его услужливый друг Мефистофель - лорд Генри. По совету последнего он с головой уходит в чтение странной книги новомодного французского автора - психологического этюда о человеке, решившем испытать на себе все крайности бытия. Надолго завороженный ею ("казалось, тяжелый запах курений поднимался от ее страниц и дурманил мозг"), Дориан в последующие двадцать лет - в повествовании романа они уместились в одну главу - "все сильнее влюбляется в свою красоту и все с большим интересом наблюдает, разложение своей.души". Как бы заспиртованный в своей идеальной оболочке, он ищет утешения в пышных обрядах и ритуалах чужих религий, в музыке, в коллекционировании предметов старины и драгоценных камней, в наркотических зельях, предлагаемых в притонах с недоброй известностью. Влекомый гедонистическими соблазнами, раз за разом влюбляющийся, но не способный любить, он не гнушается сомнительными связями и подозрительными знакомствами. За ним закрепляется слава бездушного совратителя молодых умов.

Напоминая о сломанных по его прихоти судьбах мимолетных избранников и избранниц, Дориана пытается вразумить Бэзил Холлуорд, давно прервавший с ним всякие связи, но перед отъездом в Париж собравшийся навестить. Но тщетно, в ответ на справедливые укоры тот со смехом предлагает живописцу узреть подлинный лик своего былого кумира, запечатленный на холлуордовском же портрете, пылящемся в темном углу. Изумленному Бэзилу открывается устрашающее лицо сластолюбивого старика.

Впрочем, зрелище оказывается не по силам и Дориану: полагая создателя портрета ответственным за свое нравственное поведение, он в приступе бесконтрольной ярости вонзает в шею друга своих юных дней кинжал. А затем, призвав на помощь одного из былых соратников по кутежам и застольям, химика Кэмпбела, шантажируя того некой позорной тайной, известной лишь им обоим, заставляет его растворить в азотной кислоте тело Бэзила - вещественное доказательство содеянного им злодейства.

Терзаемый запоздалыми угрызениями совести, он вновь ищет забвения в наркотиках. И чуть не гибнет, когда в подозрительном притоне на самом "дне" Лондона его узнает какой-то подвыпивший матрос: это Джеймс Вэйн, слишком поздно проведавший о роковой участи сестры и поклявшийся во что бы то ни стало отомстить ее обидчику.

Впрочем, судьба до поры хранит его от физической гибели. Но - не от всевидящего ока холлуордовского портрета.

"Портрет этот - как бы совесть. Да, совесть. И надо его уничтожить", - приходит к выводу Дориан, переживший все искушения мира, еще более опустошенный и одинокий, чем прежде, тщетно завидующий и чистоте невинной деревенской девушки, и самоотверженности своего сообщника поневоле Алана Кэмпбела, нашедшего в себе силы покончить самоубийством, и даже. духовному аристократизму своего друга-искусителя лорда Генри, чуждого, кажется, любых моральных препон, но непостижимо полагающего, что "всякое преступление вульгарно".

Поздней ночью, наедине с самим собой в роскошном лондонском особняке, Дориан набрасывается с ножом на портрет, стремясь искромсать и уничтожить его. Поднявшиеся на крик слуги обнаруживают в комнате мертвое тело старика во фраке. И портрет, неподвластный времени, в своем сияющем величии.

Так кончается роман-притча о человеке, для которого "в иные минуты Зло было лишь одним из средств осуществления того, что он считал красотой жизни".

Дориан Грей - юный красавец, аристократ, подобно Фаусту вступивший в сделку с дьяволом, чтобы сохранить свежесть, молодость и красоту, в то время как возраст, порочная жизнь и преступления кладут свой отпечаток на портрет, выполненный другом Д. Г., художником Бэзилом Холлуордом. В отчаянной попытке уничтожить последнего нелицеприятного свидетеля своего падения Д. Г. бросается с ножом на холст, изображающий гнусного, рано состарившегося человека с кровью на руках.

На следующее утро слуги находят труп отвратительного сморщенного старика с ножом в груди, `а перед ним на стене - портрет Д. Г. "во всем сиянии его дивной юности и красоты". В романе Уайльда, который скорее следовало бы определить как "философскую повесть" в духе "Шагреневой кожи" Бальзака, каждый из основных трех героев воплощает не столько человеческий тип, сколько определенную философско-эсте-тическую и нравственную позицию. Каждый из них в той или иной степени является носителем идей самого писателя, которые он определенным образом "примеривает" в вымышленной экспериментальной ситуации.

Д. Г. отведена роль своеобразного "испытательного поля" этого эксперимента.

Будучи "прекрасным принцем", носителем неземной красоты, он в силу главного положения Уайльда о господстве красоты над жизнью оказывается неподвластен житейским треволнениям, ибо они не затрагивают его как внутренне, так и внешне. Юная актриса Сибилла Вен волнует его сердце лишь тогда, когда трепетно передает на сцене чувства шекспировских героинь. Когда же собственная реальная любовь к Д. Г. преграждает ей путь в воображаемый мир Джульетты и она проваливает роль, юный эстет безжалостно отвергает ее и становится виновником ее самоубийства.

Отношение к жизни лишь как к поставщику эстетических впечатлений, когда объект внимания должен не столько "нравиться" или "не нравиться" (что предполагает еще и некоторую нравственную позицию), сколько "волновать", определяет постоянный поиск новых ощущений, следование правилам "нового гедонизма", проповедуемого Д. Г. лордом Генри.

Лорд Генри Уоттон - артист, эстет, парадоксалист, своею проповедью "нового гедонизма" завлекший юного красавца Дориана Грея на путь порока. Персонаж типа лорда Г., сыплющий изящными, остроумными и одновременно циничными парадоксами, всегда присутствует в произведениях Уайльда, главным образом в драматургии (лорд Горинг в "Идеальном муже", Олджернон Монкриф в "Как важно быть серьезным", лорд Дарлингтон в "Веере леди Уиндермир"). Лорд Г., завсегдатай светских гостиных и блестящий рассказчик, во многом воспроизводит застольные разговоры самого Уайльда, пугавшего своих светских слушателей и слушательниц бесстрашным переворачиванием с ног на голову всевозможных прописных истин. Как отмечает один из собеседников лорда Г., "путь парадоксов - путь истины. Чтобы испытать действительность, надо ее видеть на туго натянутом канате. Когда истины становятся акробатами, мы можем судить о них". В результате появляются изречения типа: "Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить ее безумства", "Я больше люблю людей, чем принципы, а людей без принципов больше всего на свете", "Быть естественным - поза, и самая раздражающая, которую только я знаю", "Я поверю чему угодно, лишь бы оно было совсем невероятным", "Совесть и трусость, право, одно и то же. Совесть- это лишь вывеска фирмы", "В наши дни большинство людей умирает от излишества здравого смысла и открывает, когда уже бывает слишком поздно, что единственное, о чем никогда не жалеешь, - это наши заблуждения".

Источник:

www.rc-p.ru

Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник) в городе Набережные Челны

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Оскар Уайльд Портрет Доріана Ґрея (збірник) по доступной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка осуществляется в любой город РФ, например: Набережные Челны, Барнаул, Чебоксары.