Каталог книг

Джейми Макгвайр Аполлония

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Рори Риордан чудом выжила в тот день, когда вся ее семья погибла от рук убийц. И даже три года спустя она никому не доверяет: ни своему профессору, который опекает ее после смерти родителей, ни красавцу-однокурснику Бенджи, который просто не дает ей проходу со своими ухаживаниями. Рори твердо намерена держаться подальше от Бенджи, тем более что в группе появился новый студент, загадочный темноволосый Сайрус. Девушка и не подозревает, что с появлением Сайруса она вновь окажется на грани жизни и смерти, когда узнает мрачную тайну, угрожающую существованию самого человечества… Впервые на русском языке!

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Макгвайр Д. Аполлония Макгвайр Д. Аполлония 126 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Макгвайр, Джейми Аполлония: роман Макгвайр, Джейми Аполлония: роман 284 р. bookvoed.ru В магазин >>
Джейми Макгвайр Аполлония Джейми Макгвайр Аполлония 149 р. litres.ru В магазин >>
Джейми Макгвайр Этот прекрасный сон Джейми Макгвайр Этот прекрасный сон 149 р. litres.ru В магазин >>
Макгвайр Д. Аполлония: роман Макгвайр Д. Аполлония: роман 123 р. bookvoed.ru В магазин >>
семена астра аполлония крем-брюле 0,3г семена астра аполлония крем-брюле 0,3г 15 р. maxidom.ru В магазин >>
семена астра аполлония Роуз 50шт семена астра аполлония Роуз 50шт 27 р. maxidom.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Джейми Макгвайр Аполлония скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Рори Риордан чудом выжила в тот день, когда вся ее семья погибла от рук убийц. И даже три года спустя она никому не доверяет: ни своему профессору, который опекает ее после смерти родителей, ни красавцу-однокурснику Бенджи, который просто не дает ей проходу со своими ухаживаниями. Рори твердо намерена держаться подальше от Бенджи, тем более что в группе появился новый студент, загадочный темноволосый Сайрус. Девушка и не подозревает, что с появлением Сайруса она вновь окажется на грани жизни и смерти, когда узнает мрачную тайну, угрожающую существованию самого человечества…

Впервые на русском языке!

Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга "Аполлония" Макгвайр Джейми поможет тебе приятно скоротать время. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Отличительной чертой следовало бы обозначить попытку выйти за рамки основной идеи и существенно расширить круг проблем и взаимоотношений. Из-за талантливого и опытного изображения окружающих героев пейзажей, хочется быть среди них и оставаться с ними как можно дольше. В ходе истории наблюдается заметное внутреннее изменение главного героя, от импульсивности и эмоциональности в сторону взвешенности и рассудительности. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы "видишь" происходящее своими глазами. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю. Приятно окунуться в "золотое время", где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. "Аполлония" Макгвайр Джейми читать бесплатно онлайн будет интересно не всем, но истинные фаны этого стиля останутся вполне довольны.

Добавить отзыв о книге "Аполлония"

Источник:

readli.net

Джейми Макгвайр - Аполлония - чтение книги онлайн

Джейми Макгвайр Аполлония

получить доступ в лабораторию доктора Зорбы. Это его главная цель.

Я коротко засмеялась:

– Глупости. А мне казалось, это я страдаю паранойей.

Сай протянул руку через стол:

– Сколько раз он просил разрешения пойти с тобой в лабораторию?

Я отложила вилку:

– Прекрати, Сай. Немедленно прекрати.

– Я тревожусь. Я больше не могу тебя защищать.

– Я не нуждаюсь в защите. Можешь хоть сейчас отвалить.

– Это я переживу. Меня пугает другое. Я знаю: если уйду, ты можешь войти в штопор, пока тебя не унесет, как твоих родителей.

– Ты несешь чушь, и кстати, пошел бы ты!

Я откусила еще кусок лепешки, чисто демонстративно, потому что есть мне уже не хотелось.

Сай откинулся на спинку стула, рассерженный и разочарованный, и оглядел кафе. Через несколько мгновений он заставил себя расслабить плечи и снова чуть наклонился ко мне:

– Обещай мне, Рори! Обещай, что перестанешь искушать судьбу! Я должен получить такое обещание. Да, у тебя горячее сердце. В твоих венах течет живая кровь. Но независимо от того, что ты думаешь, уверяю – ты действительно можешь погибнуть. И погибнешь, если продолжишь курс на саморазрушение.

Я приподняла брови:

– Знаешь, ты сейчас говоришь очень сексуально.

Хотя я давно научилась искусству скрывать чувства, все сказанное Саем меня чертовски бесило. «Откуда он столько обо мне знает? Почему так подозрительно относится к Бенджи? Он кто, шпион? Или кто похуже?»

Рука Сая, протянутая ко мне через стол, сжалась в кулак, и он ударил по столешнице.

– Почему ты не даешь до тебя достучаться?

Я наклонилась вперед и с силой прошептала:

– Потому что ты ничего не говоришь! И как обычно, или высказываешься туманно, или задаешь вопросы!

– У меня выбора нет, – уныло ответил Сай.

– А я, по-твоему, должна выбирать. Вот ведь ирония!

Сайрус вздохнул, снова протягивая ко мне ладонь:

– Пожалуйста… Что, если я скажу – «пожалуйста»? Держись подальше от опасных ситуаций и от людей, о которых ничего не знаешь.

В глазах Сая вспыхнул намек на понимание.

– О Бенджи я знаю гораздо больше, чем о тебе. – Я обвиняюще уставилась на Сая.

– Разница в том, что я действительно о тебе забочусь, без всякой выгоды. Но я не смогу помочь тебе, если ты не желаешь помочь сама себе. У меня нет выбора, а времени и вовсе мало.

Он повернулся к официантке и жестом попросил счет.

Я надеялась, что Сайрус болтал ерунду из-за обыкновенной ревности, но в глубине души уже знала: за этим скрывается нечто большее.

– Ты сам никогда не устаешь от своих загадок?

Сай наблюдал за официанткой, двинувшейся к нашему столику.

– Признаю, это утомляет – когда пытаешься кому-то помочь, но не можешь объяснить причину. Приношу искренние извинения. Я не хотел, чтобы все обернулось именно так.

– Отлично. – Я вдруг осознала, что все поданное нам осталось почти нетронутым, и это почему-то ослабило мою самозащиту. – Ладно, ты выиграл. Извини. Что ты хочешь знать?

– Все, – отрезал Сай, кладя на листок счета пятьдесят долларов; потом отодвинул счет с деньгами и встал. – К несчастью, время на исходе. У нас остались только день и ночь, Рори. Мы должны идти.

– Почему это так важно для тебя?

– Что ты имеешь в виду?

– Камень принадлежит доктору Зету. А ты ведешь себя так, словно он твой.

Сайрус рассмеялся и покачал головой:

– Нет. Я знаю, что не мой. Это глупо.

– Ты хочешь отобрать у меня место ассистента?

Раздражение на лице Сайруса сменилось удивлением и грустью.

– Конечно же нет! Ты заслуживаешь это место, Рори. И доктор Зорба очень заботится о тебе.

– Тогда почему ты так усердно работаешь?

Сай снова сел, ничего не ответив, и теперь я уже точно знала – почему. Он не лгал. Но и правду говорить не желал, зато я понимала, что именно хотела от него услышать. Несмотря на все стены, что я строила вокруг себя в последние годы, несмотря на все попытки ожесточиться и несмотря на чувства, которые я уже испытывала к Бенджи, мне хотелось услышать от Сая, что все это только из-за меня. Что он посещает лекции, которые ему не нужны, помогает профессору в исследованиях и тратит огромное время на систематизацию данных не из-за какого-то там правительственного агента, который норовит похитить наш камень, и не из-за самого инопланетного камня, а только из-за меня.

Мне хотелось, чтобы странное чувство, которое я испытывала к Саю, обрело смысл, и объяснение этому простое: легче думать, что я задержалась в нашем мире с определенной целью и что Сайрус неким образом соединяет концы с концами.

Я набралась храбрости, протянула руку и коснулась пальцев Сайруса, почувствовала их тепло. Сайрус слегка дернулся, но руку не убрал.

– Объясни, как ты вообще связан с этими исследованиями? – спросила я. – Почему они так важны для тебя?

– Я виноват, что на доктора Зорбу свалилась такая ноша, – тихо ответил Сай. – Прошу тебя, Рори… Нам действительно необходимо спешить.

Наверное, с моей стороны неразумно было желать, чтобы Сай ответил на вопросы о предмете, явившемся из глубин космоса, но он ведь что-то скрывал, а это выводило меня из равновесия.

– О чем ты говоришь, какая ноша?

Сайрус покачал головой.

– А что, если я не хочу возвращаться в лабораторию? Что, если решу остаться здесь до тех пор, пока не услышу от тебя настоящие ответы?

Я скрестила руки на груди. Детская выходка, конечно, но это ведь был самый странный и интригующий разговор на свете. Сайрус упомянул о вещах, которых никто обо мне не знал, и большинство людей на моем месте тут же побежали бы в полицию, чтобы заявить о преследовании, или по меньшей мере просто сбежали бы, но мне казалось, Сай прав. Меня притягивал риск.

– Я не могу это сделать без тебя, Рори. И не захотел бы, даже если бы мог.

И еще меня тянуло к нему.

Сайрус взял меня за руку и быстро вывел из кафе. И в этот момент я увидела, как оранжевый «мустанг» Бенджи повернул за угол и остановился позади кафе.

– Что он здесь делает? Он должен быть дома, с родными!

– Странно, не правда ли?

Сайрус держал меня за руку и тащил прочь от кафе.

– Ты поэтому торопился уйти? Знал, что он едет? – спросила я на ходу. – Откуда тебе известны такие вещи?

– Просто знаю. – Сай забрал мой рюкзак и повесил себе на плечо. – Тебе что-нибудь нужно? День будет долгим.

Я нащупала в заднем кармане джинсов сотовый телефон, гадая, не отправить ли сообщение Бенджи.

– Может, позже закажем пиццу и ты сможешь наконец ответить на мои вопросы.

– Да я пошутила… насчет пиццы.

Когда мы вернулись в кампус, Бенджи уже стоял на ступенях у входа в Фицджеральд-билдинг.

Сайрус одарил его яростным взглядом, проходя мимо. Бенджи никак не отреагировал.

– Привет! – Я остановилась рядом с Бенджи. Сай подошел к двери и держал ее открытой, глядя на меня. – Ты что тут делаешь?

– Мне нужно было тебя увидеть, – ответил Бенджи, косясь на Сайруса.

– Бенджи, – заговорила я, нервно улыбаясь. – Что происходит? Ты что-то от меня скрываешь?

Он показал мне маленький белый пакет – в таких в кафе «Джи-Джи» упаковывали еду навынос.

– Я думала, ты давно уже на пути домой.

– Твои родные решили не отмечать День благодарения? – Я сдвинула брови.

– Они позвонили, когда я был уже на полпути домой. Папу вызвали на службу. Моя сестра работает в той же компании, что и он, потому и ей пришлось пойти. Мама решила отправиться к своим родителям. Мне захотелось ее увидеть.

– А… Ладно, – сказала я, глядя на пакет. – Я уже позавтракала. Но работать придется весь день, так что могу съесть это потом. Спасибо.

Бенджи протянул мне пакет, выглядел он напряженным.

– А я не смогу уговорить тебя провести День благодарения со мной? Вдруг доктор Зорба даст тебе выходной, а?

Я посмотрела на Сая, тот уже закипал. Что-то действительно происходило, и я оказалась единственной, кто не знал правды. Это меня приводило в ярость.

– Ох… Ладно. Ты можешь позвонить вечером, перед ужином? Мы могли бы немножко пообщаться, пока у тебя будет перерыв, – предложил Бенджи.

– Сегодня вечером перерывов не будет. Мы должны закончить работу.

Бенджи нервно хихикнул:

– Но у тебя должен быть перерыв на ужин. Позвони около семи, ладно?

Он улыбался, но не мог скрыть тревогу во взгляде.

– Я, наверное, куплю что-нибудь в автомате. Мне надо идти. Извини.

Приветственная улыбка Бенджи угасла, и он крикнул мне вслед:

– Позвони около семи, Рори, ладно?

– Постараюсь! – крикнула в ответ я, входя с Саем в здание.

– Он хотел войти? – нервно спросил Сай.

На этот раз мы с Саем сели рядом и работали со всей отдачей, одновременно заносили в компьютеры данные, и зашифровывали файлы, и сохраняли их на двух разных флешках. Наши руки то и дело соприкасались, Сайрус, похоже, этого не замечал, но я уж точно замечала. Каждый. Чертов. Раз.

Наконец я нарушила молчание:

– Ты собираешься объяснить, откуда столько всего знаешь обо мне?

– Нет, – ответил Сайрус, продолжая набирать цифры.

Даже не приостановился.

– Кто-нибудь другой уже врезал бы тебе за это…

– Ты – не другие. И уж тебе-то следует это знать.

Он продолжал щелкать по клавиатуре, а я замерла на мгновение-другое. Мне очень хотелось развить тему, но у нас была целая гора работы, и мы продолжили молча.

Наши лица оказывались так близко друг к другу, когда мы по очереди рассматривали образцы под микроскопом… Приближалось время ужина, и я подумала о Бенджи. Он просил позвонить около семи…

Я решила, что проще отправить сообщение, чем снова спорить с Саем.

Привет!:) Как дела? Близки к завершению?

Нет. Очень пока далеки.

Я намерен заехать за тобой, чтобы поужинать.

Ничего не выйдет.

Черт. Я хочу тебя пригласить на мини-торжество в честь Дня благодарения. С парадным столом и всем таким.

Я должна работать.

Я буду ждать снаружи в семь. И не вздумай отвечать отказом.

Ты ведешь себя странно.

Просто хочу поужинать с тобой в праздник.

А почему именно в 7? Это странно.

Доверься мне, ладно? Это сюрприз.

Посмотрю, что можно будет сделать.

В шесть вечера я спрыгнула с табурета и потянулась.

– Ты, должно быть, умираешь от голода. Почему бы не выскочить на свежий воздух или не перекусить тем, что принес Бенджи? – спросил Сай.

– А ты чего-нибудь хочешь?

– Я принес еды с собой.

– Вот как? Дай посмотреть.

Сай рассмеялся и покачал головой:

– А я хочу взглянуть.

Я подняла с пола почтальонскую сумку Сайруса. Она была не совсем обычной, больше по размерам.

– Ага, тут большая коробка для ланча. А в ней что? Ужин в честь Дня благодарения?

– Рори, прошу, не надо! – воскликнул Сайрус, вскидывая руку.

Он вдруг стал очень серьезным.

Я с ехидной улыбкой открыла коробку – и извлекла из нее шестиугольный

Источник:

litread.info

Читать онлайн книгу - Аполлония, Джейми Макгвайр, Книги для онлайн чтения

«Аполлония», Джейми Макгвайр

Посвящается всем, кто сдерживал меня в детстве, опровергал, заставлял плакать или чувствовать себя никудышной, смотрел на меня сверху вниз или думал, что из меня ничего не выйдет.

Посвящается всем тем людям, которые уверяли меня, что, повзрослев, я перестану тратить время на бессмысленные фантазии.

И моему отцу, покойному Даррелу Макгвайру, за то, что передал мне свою упрямую гордость и бунтарскую натуру.

Посвящается всем, кто говорил, что наша жизнь всегда имеет цель, а трудности преподают нам некий урок.

Спасибо вам за то, что дали мне мотив усердно работать и в итоге преуспеть.

Все то, что убивает меня,

Помогает чувствовать себя живым.

Из песни группы «One Republic» «Считая звезды»

Они убили меня, но я ожила. Лежала на полу отеля, мои длинные черные волосы пропитывались кровью, а я думала, что вот он – конец, но ошиблась.

Я очнулась в госпитале, одна, без лучшей подруги Сидни и без родителей. Их принесли в жертву первыми, и тогда убийцы действовали более основательно. До меня же добрались, окончательно опьянев и обдолбавшись, а потому сильно не старались – по крайней мере, так утверждается в полицейском отчете.

Но я-то знаю правду.

Через пять месяцев после гибели Сидни и родителей мне пришлось уехать в милый старый город Хелена в штате Индиана, за четыре штата от моего дома. Из жертвы убийц я превратилась в первокурсницу Кемптонского технологического института.

Стоя перед зеркалом в комнате студенческого общежития, обнаженная, я провела пальцами по своим слишком длинным волосам. Последние два года я постоянно теряла в весе. Все чувства притупились, душа словно онемела после того, как я умерла. У меня больше не было причин радоваться, что-то праздновать, и еда стала похожа на скучную обязанность, а не на источник удовольствия.

Под моими ногами лежало дешевое белое полотенце, готовое принять на себя темные пряди, которые я стала состригать: сначала – над одним ухом, потом постепенно перешла к другому. У меня были густые и блестящие волосы, единственное, по словам отца, что досталось мне от матери.

Ножницы срезали все, кроме полоски шириной в четыре-пять дюймов на макушке. Я провела ладонью по голове. Приятные ощущения. С боков и отчасти на затылке я побрила голову, а пряди, оставшиеся наверху, спадали почти до подбородка. Выглядела новая прическа отвратительно. Но она освобождала.

Мне понравилось ощущение свободы.

В институте все равно не слишком многие меня замечали, а теперь если и обратят внимание, то не узнают. Семнадцать дюймов сияющих черных волос, которые всего несколько минут назад спадали до середины спины, лежали на полу. И каждая прядь была когда-то пропитана моей кровью. Всякий раз, когда я смотрела на свои волосы в зеркале или прикасалась к ним, в памяти всплывала одна и та же картина. И неважно, сколько шампуня я выливала на голову, – он не мог смыть ту ночь.

Желая убедиться, что действую не опрометчиво, я долго ждала, но терпение лопнуло.

Я приняла душ, чтобы смыть колючие обрезки волос с кожи, и вышла в комнату, посмотрела в зеркало. Вид был немного пугающий, но с каждой секундой отражение казалось все менее отвратительным. Я надела любимую черную куртку с капюшоном поверх поношенной футболки от Курта Кобейна, втиснулась в узкие серые джинсы и, прежде чем схватить рюкзак, повернула на полный оборот маленькую серьгу с крошечным бриллиантом в правой ноздре. Еще раз оглянулась на зеркало, восхитилась отсутствием запятнанных волос и позволила себе подумать о том, что, будь моя мать жива, она бы снова умерла, увидев меня вот такой.

Как и на первом курсе, я раз в неделю посещала геобиологию и астробиологию; курс читал знаменитый астробиолог доктор А. Байрон Зорба. Вернее, это студенты называли его доктором Зорба. Но поскольку он был наставником моего отца, когда тот еще учился здесь, а позже стал другом семьи, я всегда звала профессора доктором Зетом.

По неизвестным мне причинам папа и доктор Зет долгие годы поддерживали отношения, и мой отец частенько советовался с профессором. Когда доктор Зет навещал нас, я с большим удовольствием слушала за ужином рассказы о его экспедициях и исследованиях. Я, будучи дочерью двух идеалистичных ученых, не только не вписывалась в компанию других детей, но даже и не испытывала желания налаживать с ними отношения. Пока большинство сверстников играли в пожарных или супергероев, я в игрушечной лаборатории зарабатывала Нобелевскую премию. Куклы и мальчики вызывали во мне скуку, уверена, что и последние со мной скучали. Я могла без конца говорить о телескопе Кека, в то время как большинство детей едва умели написать собственное имя, а моим героем был доктор Байрон Зорба.

После похорон моих родителей доктор Зет заявил, что я должна учиться в Кемптоне, хочу я того или нет, и сам написал за меня заявление о приеме. Он также позаботился о том, чтобы все мое наследство было должным образом и как можно быстрее переведено в фонд колледжа.

А перед первым семестром доктор Зет предложил мне должность своего помощника по исследованиям. Моим родителям, жившим на жалованье ученых, вечно не хватало денег на оплату счетов. Я же надеялась, что зарплата помощника слегка увеличит скудный стипендиальный фонд и обеспечит деньгами на ежедневные расходы, которые этот фонд не покрывал.

Доктор Зет совсем недавно вернулся из летней научной экспедиции в Антарктику и все еще в восторге приплясывал от своей находки – камня размером двенадцать на пятнадцать дюймов и весом в двадцать семь фунтов. На меня возлагалась обязанность записывать все данные и приводить их в порядок. Должна признать, этот камень не произвел на меня впечатления, и энтузиазм доктора Зета казался мне непонятным.

Я вошла в лекционный зал и зажмурилась от яркого солнечного света, бившего в многочисленные узкие окна на противоположной стене. Стол доктора Зета, маленький и заваленный бумагами, стоял на возвышении в центре зала, окружали его уходящие вверх ряды крошечных парт с ужасно неудобными сиденьями.

Я влилась в цепочку студентов, что поднимались по ступеням аудитории и выбирали, куда бы сесть; я шаркала ногами, медленно продвигаясь вперед.

– Эй! – прозвучал над ухом знакомый голос.

Я отклонилась, взглянула на лицо и направилась к той части аудитории, что примыкала к стене без окон. По совершенно необъяснимым причинам с первых дней учебы Бенджи Рейнолдс преследовал меня, как охотничий пес. Я надеялась, что моя новая прическа перепугает его. Он был маменькиным сынком и к тому же слишком хорош собой и слишком счастлив, чтобы обращать внимание на такую, как я.

– Хорошо провела лето? – спросил он с широкой улыбкой.

Не сомневаюсь, что уж он-то провел лето отлично. Глядя на золотистый загар, я представила, как Бенджи с мая по август лежит у бассейна или гуляет по пляжу рядом с загородным домом ценой во множество миллионов долларов, каким, похоже, владели его родители.

– Но ты хотя бы попыталась?

Меня уже раздражал поток студентов, слишком долго выбиравших место.

Стефани Беккер поднялась со своего места. Невысокая, с изумительной фигуркой, она крутила локон длинных светлых волос и таращилась на Бенджи с наиглупейшим видом. Она наклонила голову к плечу, и глаза у нее затуманились, когда Бенджи завертел головой, соображая, кто его окликает.

– Привет, – ответил он, уделив Стефани лишь секунду, и снова обратился ко мне: – Я надеялся, что ты будешь слушать этот курс.

Его карие глаза засияли.

Он был прекрасно сложен, у него был красивый волевой подбородок, но у меня не получалось увидеть в нем что-то, кроме… ну, кроме Бенджи.

Наконец, в десятом ряду, я шагнула в сторону от прохода и уселась за ту же самую парту, где сидела в прошлом году. В предыдущем семестре я слушала в этом зале нескольких профессоров и привязалась к своему месту.

Бенджи устроился рядом, и я зло уставилась на него.

– Я ведь могу здесь сесть, да? – спросил он.

Бенджи засмеялся. Зубы у него были слишком ровные, осанка – слишком безупречная.

– Ты такая забавная. А уж волосы… ого! – воскликнул он, пытаясь найти не очень обидное определение.

Я ждала, когда же он выразит отвращение, но он только улыбнулся:

– Совершенно необычно, дико и интересно. Как и ты сама.

– Спасибо, – откликнулась я, возмущенная тем, что он вынудил меня на любезность.

Бенджи снял куртку, открыв безупречно отглаженную белую рубашку из дорогой ткани. Закатай он хотя бы рукава до локтя, я могла бы его простить, так ведь нет! Манжеты застегнуты на все пуговки.

– Ты могла бы и наголо побриться – и все равно осталась бы прекрасной, – сообщил Бенджи.

– Я об этом подумаю.

Бенджи хихикнул и окинул взглядом аудиторию. Любая девушка в Кемптоне ухватилась бы за малейший шанс назначить ему свидание. Но не я. И не потому, что Бенджи непривлекателен, наоборот. Мы и другие курсы слушали вместе, и он был одним из лучших студентов в Кемптоне. Он даже не скучный, иногда смешил меня. Наверное, я просто ждала чего-то… другого.

Доктор Зет закопался в бумагах на столе, и я этому порадовалась. Аудитория уже почти заполнилась, а мне не хотелось привлекать к себе внимание, вздумай профессор меня поприветствовать. Он очень добр, но его уж слишком волновала жизнь как таковая, я же отличалась мрачным состоянием духа. Но только я расслабилась, откинувшись на спинку сиденья, как профессор поднял голову.

– Рори! Я тебя едва узнал. Только что послал тебе электронное письмо. Получила?

Все разом повернулись посмотреть, к кому обращается профессор.

– Нет. – Я сползла вниз по сиденью.

Доктор Зет, невысокий и пухлый, с кольцом серебряных волос, обрамляющих голову, и с такой же седой растрепанной бородой, выжидающе смотрел на меня.

Я сжала губы и наклонилась к сумке, чтобы достать ноутбук. Профессор, судя по всему, не собирался отставать от меня. Компьютер заработал, и я открыла почту.

Мой кивок не удовлетворил доктора Зета. Он вытаращил глаза и энергично затряс головой, поощряя меня к продолжению.

Я открыла сообщение от профессора с пометкой «СРОЧНО». В письме строка за строкой бежали данные, которые профессор за выходные извлек из своего невыразительного камня. Просмотрев их, я снова кивнула.

На этот раз профессор угомонился:

– Вечером поговорим об этом.

Меня кольнуло легкое чувство вины. Разочарование в глазах профессора было слишком очевидным, но ведь это просто камень! Даже с учетом того, что его состав неизвестен земной науке, то есть он прилетел откуда-то из Вселенной. Инопланетный камень. Если бы мы до сих пор считали, что Земля плоская, и ничего не знали об окружающем мире, я бы поняла волнение доктора Зета, но при сегодняшних достижениях науки все казалось… скучным.

Однако доктор Зет легко приходил в волнение, был человеком азартным и иной раз даже склонен к драматичности. И полученное мной сообщение заканчивалось словами: «Полная секретность!»

Хранить тайны я умела. Сплетни меня не интересовали. Набирать данные на клавиатуре мне совсем не сложно. А вот выслушивать непрерывные восторги профессора об особенностях камня, да еще до трех утра, а потом пытаться сосредоточиться на лекции в восемь… это уж слишком.

– Сайрус! – произнес доктор Зет достаточно громко, чтобы привлечь мое внимание. – Мы можем поговорить о твоей просьбе стать моим помощником после этой лекции.

«Какого черта? Это я – его помощница!»

Я проследила за взглядом доктора Зета и увидела пару светло-карих глаз, окруженных оливковой кожей. Мужской пол меня не интересовал, и потому я очень удивилась мурашкам, вдруг побежавшим по коже. Впрочем, они не имели значения. Я уже ненавидела этого человека.

Сайрус сидел в первом ряду, напротив доктора Зета. И был таким обыкновенным… Рубашка в красно-синюю клетку, с закатанными до локтя рукавами, свободные желтовато-коричневые штаны. Я не видела его обувь, но сразу представила пару глупых ботинок для пеших прогулок. Одежда придавала парню небрежный вид, но это казалось… притворным, деланым. Да и сам он выглядел слегка искусственным – движение, выражение лица, – как будто отчаянно старался не выделяться из толпы. Я была не в силах оторвать взгляд от его затылка, отмечала каждую прядь темных волос, восхищалась им и одновременно желала ему помереть на месте.

– Итак, добрый день! – начал доктор Зет. – Я доктор А. Байрон Зорба, и вы начинаете слушать курс геобиологии и астробиологии… с… э-э… лабораторными работами. Но они будут проходить в другом месте… э-э… позже, – добавил он. – Вам придется записаться на лабораторный курс, отдельно от курса лекций. Если не хотите, поговорите об этом в администрации. Итак. Здесь и в лаборатории вы станете изучать с помощью микроскопа органические вещества – камни и прочие образцы окружающей среды. Вы будете делать вытяжки из этих образцов и, что куда более важно, истолковывать и интерпретировать их. Кроме того, мы воссоздадим древнюю среду, чтобы понять, как данные образцы связаны с жизнью.

– Да ужжж, – прошипел Бенджи.

– Вообще-то, совсем неплохо. Не будь ребенком, – парировала я как можно тише, пока профессор разъяснял правила работ и программу курса.

– А я все так же бегаю по утрам, – сообщил Бенджи. – Ты тоже могла бы со мной пробежаться.

– Но это ведь очень полезно. Тебе стоит попробовать.

– Я не собираюсь вскакивать на рассвете и носиться, пока не перестану мерзнуть. Это не полезно. Это глупо.

Бенджи только улыбнулся; мой ответ его позабавил.

– Простите, профессор, – заговорил Сайрус, поднимая авторучку. – С кем мне следует поговорить…

Я не расслышала вопроса. Прежде ни за что не обратила бы внимания на легкий британский акцент и безупречную грамматику говорившего, но в этот день они показались мне раздражающими и высокомерными.

Мало того что Сайрус был высок, смугл и хорош собой, так еще и по мере продолжения курса доказал, что он самый преданный и старательный ученик доктора Зета.

Доктор Зет ответил на вопрос Сайруса, помолчал. А потом спросил:

– Могу ли я поинтересоваться… откуда вы родом?

– Простите? – недоуменно откликнулся Сайрус.

– Мне просто интересно… вы, случайно, не египтянин?

Не знаю, какое выражение лица было в этот момент у Сайруса, наверняка он улыбнулся, потому что доктор Зет вдруг хлопнул в ладоши и тоже расплылся в улыбке.

Потом доктор Зет похлопал Сайруса по плечу и несколько раз покачал пальцем из стороны в сторону.

– Нам нужно о многом поговорить. Подойдите ко мне после занятий.

– Ох, черт, это уж слишком, – проворчала я себе под нос.

Профессор увлекался Египтом. И я подумала, что именно происхождение Сайруса вызвало восторг доктора Зета, но оказалось, это совсем не так. Сайрус так и не ответил на вопросы доктора Зета, зато задал не меньше десятка собственных. Он оказался весьма любопытен, и не могу не признать, что его вопросы были своего рода произведениями искусства.

Доктор ответил на некоторые, после чего минут десять читал лекцию, потом продиктовал список литературы и отпустил всех минут на двадцать раньше положенного.

Студенты переглядывались, не зная, что делать, пока я не начала складывать вещи. Это вызвало цепную реакцию, аудитория зашумела, студенты закрывали ноутбуки и засовывали их в сумки, собираясь уходить.

Когда аудитория опустела, Сайрус подошел к возвышению, и они с профессором тихо заговорили о чем-то, постоянно кивая и изредка улыбаясь.

Я встала, схватила рюкзак, спустилась и остановилась рядом с Сайрусом.

– Сайрус только что вернулся, он провел лето на Мали, – с улыбкой сообщил мне доктор Зет.

– Вот как? – ледяным тоном произнесла я. – У тебя там родственники?

– Нет, – невыразительно ответил Сайрус.

Он не снизошел до объяснений, я же таращилась на него, пока он не сконфузился и не отвел взгляд. Это был мой любимый фокус, я его часто использовала.

– Сайрус занимался исследованием племени догонов. Очень интересно, – сказал доктор Зет. – Он станет третьим членом нашей группы.

– Что? – воскликнула я гораздо громче, чем хотела, и достаточно высоко, чтобы смутиться.

Сайрус кивнул нам обоим и ушел.

– Вы решили меня заменить? – Мое сердце бешено колотилось.

Работа помощника была связана с моими собственными исследованиями. Если Сайрус отберет мое место, он лишит меня большего, чем зарплата. А искать что-то новое уже поздно.

– Разумеется, нет! Ты же видела данные, которые я тебе прислал. Просто у тебя не останется времени ни на что другое, если я не возьму еще кого-то в команду.

– Я и сама могу справиться, – возразила я, хотя и испытала облегчение. – Вы же знаете, я не уезжаю на каникулы. И не против работы на выходных.

Доктор Зет улыбнулся:

– Рори, я знаю, что ты согласна работать по выходным, но тебе ведь просто приходится это делать.

Он вышел из аудитории, оставив меня со странными фигурками и артефактами. Все это не имело смысла. Доктор Зет всегда был очень аккуратен и осторожен. И я даже представить не могла, что он бы пригласил на работу кого-то, кому не мог бы полностью доверить свою драгоценную лабораторию. Что-то в Сайрусе вызывало у меня странные чувства, хотя он и не выглядел опасным или недостойным доверия. И если профессор счел возможным взять его третьим в команду, ему следовало упомянуть об этом раньше. Я видела только одно объяснение тому, что узнала новость в последний момент: профессор действительно предполагал меня заменить. Более того, столь поспешное приглашение в лабораторию нового студента было нехарактерным для профессора. И тревожным.

Мой взгляд блуждал от одного артефакта к другому. Я не могу потерять место ассистента доктора Зорбы. От него слишком многое зависело.

В аудитории потемнело, я взглянула на окна. В небе клубились темные облака. В это время года они скорее принесут холод, чем грозу. Задул ветер, и с огромных дубов полетели листья. Я достала из кармана куртки тюбик помады, провела им по губам. Я любила осень до той ночи, когда умерла. А теперь она казалась мне зловещей.

Стиснув зубы, я подняла рюкзак и забросила его за плечо. Я не потеряю место ассистента доктора Зета. Сайрус может взять свои умные и тщательно выстроенные вопросы и засунуть себе в задницу.

«Вода? Есть. Булочка? Имеется…»

Похититель должности, еще более красивый в очках в черной оправе, сидел за столом слева от меня, трудясь изо всех сил.

Мы провели в подвале Фицджеральд-билдинг уже два часа и не обменялись ни словом. Скучный камень лежал в стеклянном футляре по другую сторону от Сайруса, Сайрус, не отрываясь от микроскопа, заносил данные в компьютер.

Я скривилась. У меня не получалось одновременно изучать объект через микроскоп и набирать текст на клавиатуре. «И ладно. Научусь».

Лишь один раз я поймала на себе взгляд Сайруса. Но его золотистые глаза тут же вернулись к объективу микроскопа, и я решила, что мне почудилось. По крайней мере, он не видел, как я сама с десяток раз косилась на него.

Мои ногти постукивали по клавиатуре компьютера. «Надо их подстричь сегодня же. Все равно же не делаю маникюр».

Я отгрызла очередную заусеницу и выплюнула ее на цементный пол, потом куснула свой жалкий ужин. Крошки от булочки посыпались на стол. А Сайрус ничего не ел, даже глотка кофе не сделал за все время.

Думая лишь о том, как добиться совершенства, вместо того чтобы сосредоточиться на цифрах, я рисковала потерять место. Я рассердилась на себя и застучала по клавишам ноутбука так, словно лабораторию охватило пламенем и мне необходимо закончить работу, чтобы выжить.

В полночь Сайрус сложил вещи, не сказав ни слова, вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь.

– Да! – закричала я в воздух и вскинула вверх кулаки.

Еще денек, и я его побью. Я собиралась задержаться на час, а на следующий день сообщить доктору Зету, что работала дольше, чем Просторные Штаны.

Потом вдруг я осознала, что без постукивания клавиш компьютера Сайруса в лаборатории стало слишком тихо, а торчать в подвале одной как-то неприятно. Но это не имело значения. Я проработаю на час дольше Сайруса. Час – вполне приличное время для отчета.

В час ночи я зевнула, с треском размяла пальцы и сложила вещи. В здании имелись и лифт, и простая лестница, что было мне по душе. К лифтам я относилась с предубеждением, в особенности по ночам и тем более когда была одна. Именно в лифте я столкнулась со своими убийцами.

Источник:

bukva.mobi

Джейми Макгвайр Аполлония в городе Оренбург

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Джейми Макгвайр Аполлония по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Оренбург, Липецк, Набережные Челны.