Каталог книг

Емельян Пугачев. Книга 2

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Вторая книга знаменитой исторической эпопеи воскрешает драматические события в России XVIII века. Необузданные нравы, дикие страсти, заговоры, хитросплетения интриг при дворе "матушки-государыни" Екатерины II, столь же сластолюбивой, сколь и жестокой. А рядом с ней прославленные государственные мужи… Тем временем казачья и мужицкая вольница во главе с Пугачевым, объявившим себя царем Петром III, рвется из степей, охваченных мятежом, к Москве и Петербургу. Но пока не удалось взять Оренбург…

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
В. Я. Шишков. Собрание сочинений (комплект из 8 книг) В. Я. Шишков. Собрание сочинений (комплект из 8 книг) 2700 р. bookvoed.ru В магазин >>
Шишков В. Емельян Пугачев. Книга вторая. Собрание сочинений ISBN: 9785444456521 Шишков В. Емельян Пугачев. Книга вторая. Собрание сочинений ISBN: 9785444456521 305 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Вячеслав Шишков Емельян Пугачев. Книга третья ISBN: 978-5-4444-8740-2 Вячеслав Шишков Емельян Пугачев. Книга третья ISBN: 978-5-4444-8740-2 169 р. litres.ru В магазин >>
Шишков В. Емельян Пугачев. Книга первая. Собрание сочинений ISBN: 9785444456514 Шишков В. Емельян Пугачев. Книга первая. Собрание сочинений ISBN: 9785444456514 305 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Шишков В. Емельян Пугачев. Книга третья. Собрание сочинений ISBN: 9785444457061 Шишков В. Емельян Пугачев. Книга третья. Собрание сочинений ISBN: 9785444457061 305 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Емельян Пугачев Емельян Пугачев 305 р. labirint.ru В магазин >>
Шишков В. Емельян Пугачев 2тт ISBN: 9785170685240 Шишков В. Емельян Пугачев 2тт ISBN: 9785170685240 237 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Емельян Пугачев (Книга 2) - Шишков Вячеслав Яковлевич - Страница 1

Емельян Пугачев. Книга 2
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 994
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 214

Емельян Пугачев (Книга 2)

Вячеслав Яковлевич ШИШКОВ

Историческая эпопея выдающегося русского советского писателя В.

Я. Шишкова (1873 - 1945) рассказывает о Крестьянской войне 1773

1775 гг. в России. В центре повествования - сложный и противоречивый

образ предводителя войны, донского казака Е. И. Пугачева.

Ч а с т ь п е р в а я

Глава I. Строители столицы.

Заморские диковинки. Возле хмельного чана. ( 1 2 3 4 5 )

Глава II. Интимные вечера в Эрмитаже.

Волшебные устрицы. Бунтишка. ( 1 2 3 4 )

Глава III. Гроза надвинулась.

"Встань, сержант. " Первые казни. ( 1 2 3 )

Глава IV. Именное повеление. Клятва.

"Бал продолжается!" ( 1 2 )

Глава V. Илецкий городок. Царский лик. Раздумье. ( 1 2 3 4 5 )

Глава VI. Нижне-Озёрная и Татищева.

Дух крепостного гарнизона. Ссора. ( 1 2 3 4 )

Глава VII. Комендант Елагин. "Детушки!

На штурм! На слом!" "Открой мне очи. " ( 1 2 3 )

Глава VIII. На Москву или на Оренбург?

В Каргале. Тайные подруги. ( 1 2 3 4 )

Глава IX. Каторжник Хлопуша. Фатьма рушит закон. Бачку-осударя

татары торжественно несут в кресле. ( 1 2 3 4 )

Глава X. "Все мы гулящие, Ненилушка".

Пугачёв окинул оборванца суровым взглядом.

Заветное письмо. На Оренбург! ( 1 2 3 )

Глава XI. Неприятное известие.

Табакерка императрицы. "Анафема" ( 1 2 3 4 5 )

Глава XII. Стычки. Золотая горенка. Девичья ссора. ( 1 2 3 4 )

Глава XIII. Зверь-тройка.

Затрясся, барин?! Просьбица. ( 1 2 3 )

Глава XIV. Хлопуше оказано доверие. Злодейская расправа.

"Оженить надо батюшку". Воинственный казак. ( 1 2 3 4 )

Глава XV. В густом тумане. Старец праведный Мартын. Мученики.

Хлопуша вмиг озверел. Ванька Каин. ( 1 2 3 4 )

Глава XVI. Капрал Сидорчук, дядя Митяй и медведь Мишка.

Завод распахнул перед Хлопушей ворота. ( 1 2 3 4 )

Ч а с т ь в т о р а я

Глава I. Весёлые тётки. Военачальник Кар идёт на Пугачёва.

Прапорщик Шванвич. Горячий на морозе бой. ( 1 2 3 4 )

Глава II. Пугачёв любил народ. Милостивая беседа.

Медные прянички и "Трасмордас".

Вопрос был внезапен. ( 1 2 3 4 )

Глава III. У П. И. Рычкова гости. Отчаянный купчик. ( 1 2 3 )

Глава IV. Пальба продолжалась неумолчно.

"Ату-Ату!" - выкрикнул губернатор.

Смертоносное ядро. Отвага Пугачёва. ( 1 2 3 4 5 )

Глава V. Чудо-юдо. Кар ловит Пугачёва, граф Чернышёв ловит Кара.

"К умному разбойничку". Маячная гора. ( 1 2 3 4 5 )

Глава VI. Гипохондрия. Страшный суд.

Павел Носов. Блестящая победа. ( 1 2 3 4 )

Глава VII. Генерал Кар пойман. "Персональный оскорбитель".

Песенка о сарафане.

Екатерина вела заседание нервно. ( 1 2 3 4 5 )

Глава VIII. Митька Лысов "окаянствует". Перфильев двинулся в Берду.

Гавриил Романович Державин. Депутаты. ( 1 2 3 4 5 )

Глава IX. Боевые мероприятия. Пугачёвская Военная коллегия.

"Что же тебе надобно, обиженный?" ( 1 2 3 4 )

Глава X. Весёлая застолица. Митька Лысов пьёт водичку.

"Граф Чернышёв". Два офицера. ( 1 2 3 4 )

Ч а с т ь т р е т ь я

Глава I. Губернатор Брандт жуёт губами.

Пожар всё шире да шире. Чесноковка. ( 1 2 3 )

Глава II. Купчик Полуехтов. Есаул Перфильев.

"Ты, батюшка, похитрее сатаны".

Бибиков в Казани. ( 1 2 3 4 5 )

Глава III. Яицкий городок. Подкоп. Иван Белобородов. ( 1 2 3 4 )

Глава IV. Штурм Яицкой крепости.

Малые дети. Оренбург. ( 1 2 3 4 )

Глава V. Челябинск и Кунгур.

Поход Белобородова. Два Ивана. ( 1 2 3 4 )

Глава VI. Державин у Бибикова. "На чернь обиженную уповаю я".

Преступное место выжжено и проклято.

Страшный сон. ( 1 2 3 )

Глава VII. Царская свадьба. Долматов монастырь.

Душевное смятение Устиньи.

Пугачёвская Военная коллегия. Ропот. ( 1 2 3 4 )

Глава VIII. Генеральный бой под стенами Татищевой. ( 1 2 3 4 )

Глава IX. Оборона Уфы. "Чиновная ярыжка". Берда встревожена.

Хлопуша идёт за кандалами. ( 1 2 3 4 5 )

СТРОИТЕЛИ СТОЛИЦЫ. ЗАМОРСКИЕ ДИКОВИНКИ.

ВОЗЛЕ ХМЕЛЬНОГО ЧАНА

Молодой Санкт-Петербург застраивался, хорошел.

Нева, Фонтанка, Мойка, каналы одевались в тёсаный гранит. Отечественные и западноевропейские зодчие состязались в искусстве воздвигать величественные дворцы, хоромы вельмож, казённые палаты, храмы.

Многие десятки тысяч крестьян, покинув убогие, под соломенными кровлями, деревни, устремлялись на заработки в Петербург, чтоб скопить деньжонок на уплату оброка помещику. Чрезмерным трудом, ценою болезней, а нередко и смерти, влача зачастую существование беспризорных псов, они с большим радением приукрашали царствующий город.

В иные незадачливые годы, когда лихорадки, желудочные заболевания и другие недуги нещадно косили строительных рабочих, пятая часть их ложилась "костьми" в заболоченные земли Петербурга, и тысячи кормильцев не возвращались к своим семьям.

Рабочий люд стремился в столицу со всех концов страны. Из Белоруссии двигались землекопы, из Ярославской губернии - каменщики, штукатуры и печники, из Костромской - плотники, столяры, из Галичского уезда "комнатные живописцы" и маляры, Олонецкий край давал мраморщиков и гранильщиков. "Мастера книгопечатания" были главным образом зыряне, выходцы из Вологодской губернии. Тульский край доставлял коновалов, кучеров и дворников, Тверская губерния - сапожников.

Только по одной московской большой дороге ежегодно проходило через заставу в Петербург до двадцати тысяч пешеходов. Да немалое число крестьян приплывало в столицу водой на плотах, баркасах и баржах с грузом строительных материалов.

Еще с зимы разъезжали по деревням мелкие подрядчики из ловких москвичей и ярославцев или приказчики крупных подрядческих контор. С разрешения помещиков они вербовали крестьян, давали им в задаток по рублю на семью, заносили в шнуровые книги, ставили условие быть в столице к пасхе, к началу строительных работ.

С весны Петербург становился оживлённым, многолюдным. Через все заставы вливались в город партии крестьян, прибывших со своими старостами на строительные работы. Ежели староста бывалый человек, он вёл артель сразу к квартире подрядчика. Большинство же пришельцев, с пилами, топорами, сундуками, кошелями, валило на площадь возле Синего моста чрез Мойку, невдалеке от дворца графов Чернышёвых. Здесь издавна было нечто вроде биржи труда - место найма рабочих, прислуги, а иногда и продажи рабов. Огромное скопище народу уже часов с четырёх утра занимало всю площадь, оба берега Мойки, мост. Одни, сбросив с плеч инструменты, стояли, опершись на заступ или заложив мозолистые руки за спину, другие сидели на парапетах, на камнях, а третьи, утомившись, спали прямо на земле, положив под голову берестяный кошель.

Источник:

www.litmir.me

Емельян Пугачев - 2

Емельян Пугачев. Книга 2

Тут находится электронная книга Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев автора Шишков Вячеслав Яковлевич. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Шишков Вячеслав Яковлевич - Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев 1005.36 KB

Вячеслав Яковлевич Шишк

ов: «Емельян Пугачев. Книга 2»

Вячеслав Яковлевич Шишков

Емельян Пугачев. Книга 2

ося русского советского писателя В.Я.Шишкова (1873-1945) рассказывает о Крестья

нской войне 1773-1775 гг. в России. В центре повествования Ч сложный и противор

ечивый образ предводителя войны, донского казака Е. И. Пугачева.

Строители столицы. Заморские диковинки. Возле хмельного чана.

Нева, Фонтанка, Мойка, каналы одевались в тесаный гранит.

Отечественные и западноевропейские зодчие состязались в искусстве воз

двигать величественные дворцы, хоромы вельмож, казенные палаты, храмы.

Многие десятки тысяч крестьян, покинув убогие, под соломенными кровлями

, деревни, устремлялись на заработки в Петербург, чтоб скопить деньжонок

на уплату оброка помещику. Чрезмерным трудом, ценою болезней, а нередко и

смерти, влача зачастую существование беспризорных псов, они с большим ра

дением приукрашали царствующий город.

В иные незадачливые годы, когда лихорадки, желудочные заболевания и друг

ие недуги нещадно косили строительных рабочих, пятая часть их ложилась «

костьми» в заболоченные земли Петербурга, и тысячи кормильцев не возвра

щались к своим семьям.

Рабочий люд стремился в столицу со всех концов страны. Из Белоруссии дви

гались землекопы, из Ярославской губернии Ч каменщики, штукатуры и печн

ики, из Костромской Ч плотники, столяры, из Галичского уезда Ч «комнатн

ые живописцы» и маляры, Олонецкий край давал мраморщиков и гранильщиков

. «Мастера книгопечатания» были главным образом зыряне, выходцы из Волог

одской губернии. Тульский край доставлял коновалов, кучеров и дворников

, Тверская губерния Ч сапожников.

Только по одной московской большой дороге ежегодно проходило через зас

таву в Петербург до двадцати тысяч пешеходов. Да немалое число крестьян

приплывало в столицу водой на плотах, баркасах и баржах с грузом строите

Еще с зимы разъезжали по деревням мелкие подрядчики из ловких москвичей

и ярославцев или приказчики крупных подрядческих контор. С разрешения п

омещиков они вербовали крестьян, давали им в задаток по рублю на семью, за

носили в шнуровые книги, ставили условие быть в столице к пасхе, к началу с

С весны Петербург становился оживленным, многолюдным. Через все заставы

вливались в город партии крестьян, прибывших со своими старостами на стр

оительные работы. Ежели староста бывалый человек, он вел артель сразу к к

вартире подрядчика. Большинство же пришельцев, с пилами, топорами, сунду

ками, кошелями, валило на площадь возле Синего моста чрез Мойку, невдалек

е от дворца графов Чернышевых. Здесь издавна было нечто вроде биржи труд

а Ч место найма рабочих, прислуги, а иногда и продажи рабов. Огромное скоп

ище народу уже часов с четырех утра занимало всю площадь, оба берега Мойк

и, мост. Одни, сбросив с плеч инструменты, стояли, опершись на заступ или за

ложив мозолистые руки за спину, другие сидели на парапетах, на камнях, а тр

етьи, утомившись, спали прямо на земле, положив под голову берестяный кош

Сбитенщики, пирожницы, лоточники, что «под брюхом лавочку носят», сновал

и между крестьянами.

Ч А вот сбитню горячего.

Ч Кэ-эпченой рыбы. Сиги-и, стерляди! Кэ-эпченой рыбы!

Ч Пирожков крупчатых, пирожков!

Мужики облизывались, сплевывали, крутили бородами Ч им не до пирожков: э

вот полдни скоро, а рабочего народу нисколь не убывает… Чего ж это хозяев

Но вот подъезжают, подходят приказчики, мелкие подрядчики. От артелей от

деляются старосты, вступают в торг с нанимателями. Торг идёт и час, и два. С

таросты божатся, бьют себя в грудь, указывают руками на артель: «Да ты, мил

ый, глянь, какие молодцы-то. Да они черта своротят… Прибавляй, не обижай зе

Староста Пров Лукич сбавляет по полтине, подрядчик прибавляет по гривен

нику. «Тьфу ты, скупердяй!» Ч плюет староста и отходит к своим посовещать

ся. Подрядчик, насулив обидно малую цену, идёт дальше.

Тогда вся артель кричит ему:

Ч Стой, стой. В согласьи мы… Эх ты, сквалы-ы-га! Время зря проводить не охо

Ч А не хотите, как хотите. На ваше место тыщи набегут… Только свистни! Ч П

одрядчик, в синей чуйке, нахлобучивает картуз со светлым козырем и машет

Ч Ладно, шагай за мной, ребята!

Ч Айда, братцы! Ч И вся артель в тридцать человек зашевелилась.

Артельная стряпуха, курносая, толстощекая, изрытая оспинами Матрена, взв

алила на загорбок мешок с добром, продела руки в лямки, приготовилась идт

Ч Будите рыжего-то. Ишь, черт, храпит, словно у себя на полатях! Эй, Матюха, в

Ч Да никак он нажравшись! Три ему уши хорошенько. Митька, Митька!

Двинулись, расталкивая толпу локтями. Рыжебородого пьяного Митьку веду

т под руки; глаза у него закрыты, он с трудом переставляет ноги.

Вот на паре вороных подъехал в великолепном экипаже крупнейший столичн

ый подрядчик Барышников. Не вылезая из фаэтона, он отдавал приказания дв

ум подбежавшим к нему приказчикам:

Ч Вы, ребята, за рублем не гонитесь. Сулите цену настоящую Ч лучше стара

ться будут. Да и жрать станут посытней Ч глядишь, и хворости середь них по

мене будет. А то учнут животами маяться, работы не жди!

Ч Так-с, так-с, так-с, Ч подобострастно поддакивали приказчики. Ч Число

душ по спискам прикажете?

Ч Даже сверх можно! Плотников занадобится первой руки полсотни человек

, второй Ч сотню. Каменщиков Ч человек триста пятьдесят, достальных по с

Ч Этак, Иван Сидорыч, восемьсот душ выйдет, Ч замечает один из приказчи

ков, Ч а подвалов-то у нас снято на четыреста…

Ч Ну, ежели на четыреста сняли, так туда и всю тысячу вбякать можно.

Не господа, не подохнут!

Барышников приказал толстозадому кучеру (в клеенчатой шляпе и в запашно

м, синего сукна, кафтане с талией под мышками) ехать к Казанскому собору, з

атем на угол Невского и Владимирской, затем на Сенную площадь и Никольск

ий мост. Во всех этих местах пильщики, маляры, каменщики, чернорабочие каж

дый божий день терпеливо ожидают найма. Барышников велел своим многочис

ленным десятникам завербовать не менее двух тысяч человек.

Он участвовал в постройке огромного дворца для графа Григория Орлова, а

также в облицовке гранитом берегов Мойки.

В позапрошлом году от строительных работ Барышников положил в карман со

рок тысяч чистоганом, в прошлом Ч шестьдесят, а нынче, «ежели божья воля б

удет», собирается он нажить не менее сотни тысяч. Да еще откупа приносили

Ивану Сидорычу огромные доходы. Теперь он был по-настоящему богат.

С тех пор как продал он земляку свой питерский трактир, Барышников замет

но пополнел, как будто стал выше ростом; он записался в купеческую гильди

ю, со вкусом одевался в немецкое платье, имел для выезда карету и четверку

кровных лошадей, снимал хорошую квартиру. Теперь Иван Сидорыч больше пох

одил на богатого провинциального помещика, чем на бывшего прасола и дель

ца, во время Семилетней войны ограбившего фельдмаршала графа Апраксина.

ым владельцем живых душ. Но, при всем своем богатстве, он оставался челове

ком низшего сословия, что лишало его права приобрести на свое имя землю с

Впрочем, закон строг и незыблем лишь для сирых и смиренных, богатому же да

нахрапистому человеку всякий закон не трудно обойти. В конце концов Бары

шников может скупить сколько угодно земли и сколько угодно мужиков не ли

чно на себя, а на любое подставное лицо. Уж кому-кому, а Ивану-то Сидорычу Б

арышникову найти для такой роли верного человека не составляло труда: ем

у вся знать знакома, даже есть кой-какая зацепка и при дворе.

ят променад петербургские щеголи: канцеляристы из коллегий, стряпчие, мо

лодые офицеры, приказчики-гостинодворцы, заезжие помещики с женами и пр

очий праздный люд.

У Синего моста стоят шеренгой желающие наняться в услужение: толстобрюх

ие, румяные повара при фартуках и в белых колпаках, конюхи в безрукавках и

начищенных сапогах, бородатые дворники с метлами. Вот отдельная группа ч

исто одетых, подтянутых, бритых, припудренных молодцов.

Это Ч лакеи. Они нагло и презрительно посматривают на проходящих скромн

ых барынек, но пред светскими господами, подъезжающими на рысаках, вытяг

иваются в струнку, отвешивают манерные поклоны, придавая своим лицам раб

ски покорное выражение.

Ч Послушай, как тебя… Выйди! Ч манит мизинцем, вылезши из кабриолета, зн

Лакей стремительно вырывается вперед, останавливается Ч руки по швам

Ч перед господином, чуть набок склоняет голову, весь превращается во вн

имание. Слух его ловит несколько небрежно брошенных вопросов:

Ч Сколько лет? Где служил? Как звать? Почему меняешь службу? Есть ли реком

ендации? Вольный или крепостной?

Не повышая голоса, стараясь придать фразам особую заученную интонацию и

выразительность, отчетливо и внятно лакей отвечает господину. Тот огляд

ывает с головы до ног стройную, рослую фигуру молодца, красивое лицо его с

быстрыми, смышлеными глазами. «Человек» ему нравится.

Ч Грамотен ли ты, Жан?

Ч Да, ваше сиятельство. Читаю книги, романы, почерк в письме имею добрый. В

случае семейного торжества могу составить пиитическое приветствие. Пр

и досуге исполняю на скрипице заунывные и веселые пиесы.

Ч Давно ли из деревни, Жан?

Ч Седьмой год, ваше сиятельство. Прямо от сохи. Грамоте обучался самоуко

Барин немало дивится способностям будущего своего лакея, говорит ему:

Ч Сегодня же обратись в мою контору… Знаешь? Там тебе объявят условия и з

Ч Мерси бьен, ваше сиятельство. Ч И Жан Ч или, как он числился по паспорт

у, крепостной помещика Трегубова, Иван Пряников, Ч одернув фрак и набекр

енив поярковую шляпу, пошагал к месту своего нового служения.

В другой части города, на Никольском мосту, стояли старые и молодые няньк

и и кухарки, в повойниках, платочках, чепчиках. За ними Ч живописная шерен

га рослых, полнотелых кормилиц. Они в цветастых сарафанах, в тончайшего п

олотна белейших сорочках с пышными рукавами и в высоких кокошниках, чрез

шею Ч связки бус. У некоторых на руках младенцы.

Малокровные петербургские барыньки в сопровождении лакеев или горничн

ых, с пренебрежением проходя мимо низкорослых, щупленьких кормилиц, напр

авляются то к одной, то к другой краснощекой, дородной женщине. Они просят

кормилиц расстегнуть сорочку, пристально осматривают груди, щупают их, ж

елая определить, достаточно ли туги, избыточно ли могут дать молока.

Сухопарая, в седых локонах, старуха, за которой лакей бережно таскает на р

уках жирного мопса с прикушенным кончиком языка, осмотрев молодую женщи

Ч Я тебя, голубушка, пожалуй, возьму. Я беру мамку для своей дочки, адмирал

ьши, Ч ей бог даровал сына-первенца. Скажи, ты крепостная али вольная? И кт

о твой муж? И как тебя зовут?

Ч Зовут меня Татьяной. А мужа у меня нету, барыня. Я вдова. Да я вам опосля р

асскажу, вы будьте без сумления, Ч стыдливо опустила Татьяна синие, под т

емными ресницами, глаза. Ей и впрямь совестно было рассказывать о себе чу

Жизнь молодой Татьяны сложилась так. Ее, сироту, девчонкой купил за семь р

ублей забулдыжный офицерик из мелкопоместных дворян, некто Вахромеев. Б

ыл он пьяница и картежник, жил на Литейной, в квартире из трех маленьких ко

мнат. Сам занимал две комнаты, а в темной, выходящей окном в стену, жили три

молодые купленные им девушки. Новую, Татьяну, поселил он в каморке под лес

тницей. Девушки ежедневно уходили к мастерице-швее, с утра до ночи обучал

ись шитью и вышиванию гладью. Стала к швее ходить и Татьяна.

Из рассказов старого солдата, коротавшего жалкую жизнь в кухне и бесплат

но работавшего на офицера в должности денщика, стряпухи, няньки и прачки,

Татьяна узнала, что офицер за пять лет скупил до тридцати молоденьких де

вчонок. Он обучал их какому-либо ремеслу, а когда они входили в возраст, ра

звращал их; красивых иногда сдавал выгодно в аренду на месяц, на два своим

холостякам-сослуживцам, затем перепродавал девушек с большим барышом в

качестве домашних портних, кастелянш или горничных, а на их место приобр

етал за гроши новых. Он кормил своих рабынь скудно, одевал плохо, потому де

вушки волей-неволей должны были тайком от господина снискивать себе про

питание. Вечерами они заглядывали в кабачки или на купеческую пристань с

целью подработать деньжонок своими прелестями. По словам денщика, одна

из девушек года три тому назад заболела дурной болезнью и заживо сгнила,

другая от тоски повесилась, третья бросилась в Неву, но была спасена. Офиц

еру все это сходило с рук.

Был случай при Татьяне. Пришли к офицеру три торговца коврами, три черноб

ородых перса, ради покупки девушек на вывоз в Персию. Показывая товар лиц

ом, офицер велел трем девушкам раздеться. Персы пришли от молодых красот

ок в восхищение и, не жалея денег, купили их по триста рублей за душу Ч цен

а по тому времени необычайно высокая. Так как закон воспрещал продавать

живой товар на вывоз за пределы государства, то офицеру Вахромееву пришл

ось в обход закона, по совету стряпчего, составить с персами официальное

договорное условие, по которому хозяин отдавал девушек якобы в обучение

ковровому мастерству сроком на двадцать пять лет каждую.

Девушки с отчаяния, что их вскорости увезут невесть куда Ч на чужбину, пр

едались столь неутешному рыданию, что на их вопли сбежался со всего квар

Ч На расправу! Офицера на расправу! Персюков на расправу! Бей их! Ч шумел

, осведомившись о причине девичьего горя, народ. В окна квартиры Вахромее

ва полетели камни.

Явившийся наряд полиции, установив, что сделка совершена на законном осн

овании, нагайками разогнал толпу. Защиты и спасения проданным девушкам н

Войдя в возраст, Татьяна стала любовницей офицера. Она ненавидела своего

тирана, но, чтобы избавиться от постыдной жизни, у нее были только два пут

и: побег или самоубийство. Но бежать Ч это значит быть пойманной, наказан

ной кнутом и снова водворенной к господину. Оставалась смерть!

Умирать Татьяне не хотелось. Она неустанно молила бога, чтоб лиходей ско

рей продал её в какое-либо семейство. Но Вахромеев привязался к ней и не ж

елал с ней расставаться. Она забеременела от него и родила.

Однако настал конец. Офицер проиграл в карты казенные деньги, его пришли

арестовать; он схватил пистолет и застрелился. Что же после этого произо

шло с Татьяной? Нашлись добрые люди, которые помогли ей стать вольной. Дел

о разбиралось в одном из столов юстиц-коллегии. Дознано было, что самоуби

йца не имеет наследников, кроме новорожденного сына, мать которого, Тать

яна Пирогова, крепостная самоубийцы, после судебного разбирательства о

Через неделю ребенок умер, и вот Татьяна решила попытать счастья в корми

Пока барынька осматривала молодую женщину, вся недолгая жизнь промельк

нула в её сознании, как тяжелый сон. Ей едва минуло девятнадцать лет, но гл

аза её задумчивы и скорбны. Только одно тяжелое видела она в жизни и на соб

ственном опыте убедилась, что каждый человек имеет свою страшную судьбу

, исполненную несчастий. «Пройди сквозь всю землю, ни единого человека не

сыщешь счастливого», Ч говаривал бывало девушкам мудрый старый денщик

Все это пришло Татьяне как-то вдруг, и такое смятение охватило её душу, чт

о она почти ничего не слыхала, о чем расспрашивала её барыня.

Ч Три рубля в месяц будешь получать на всем готовом. Согласна ли?

Ч Согласна, Ч ответила Татьяна и, всхлипнув, заплакала.

Ч Идем. Кормилицам плакать нельзя, молоко прогоркнет. Садись на дрожки, м

илая… Степка, пошел!

Шестидесятилетний беззубый Степка зачмокал, задергал вожжами. Дрожки д

винулись, затарахтели, увозя свободную Татьяну из плена в плен.

пективу улиц, кудрявую молодую зелень в садах и скверах, праздничные гру

ппы нарядно разодетых прохожих, лакировку шикарных карет, лоск выхоленн

ых рысаков, легкие крылья порхающих в небесной синеве белых голубей.

Белокипенными брызгами рябилась Нева, а золотой шпиц собора Петропавло

вской крепости, подобно огненоносному копью, вонзался в небо.

Многочисленные челны, душегубки, лодки да нарядные, разукрашенные резьб

ой «рябики» знатных вельмож, правительственных коллегий и частных пред

принимателей скользили по каналам, Фонтанке, Мойке и Неве. Этих любимых ж

ителями средств передвижения было в столице не меньше, чем лошадиных упр

яжек. На иных рябиках гуляли по праздничному делу пьяненькие, с гармошка

ми, песнями, балалайками и выпивкой. Шумно и весело было на воде.

Вот увеселительный рябик князя Юсупова, похожий своим убранством на бог

атую венецианскую гондолу; в корме Ч просторный балдахин, украшенный по

ртьерами малинового бархата с мишурной золоченой бахромой, в середине

Ч места для двенадцати гребцов, в носу Ч хор песенников. Рябик играет по

д солнцем яркими красками, резьбой и позолотой. Гребцы сильные, загорелы

е красавцы, одеты в шитые серебром, вишневого цвета куртки, на головах шля

пы с пышными перьями. Под балдахином старая княгиня с внуками Ч девочко

й и мальчиком, два лакея, калмычонок в красном жупане, немка с англичанкой.

У колодезя у студеного

Добрый молодец сам коня поил,

Красна девица воду черпала…

Ч Суши весла! Ч скомандовал из-под балдахина молоденький барчонок в мо

Белые весла были враз подняты. Вода стекала с лопастей хрустальными брыз

гами. Гребцы дружно пристали к хору. И как только ударила песня, на всех бл

ижних рябиках сразу все смолкло. Как маленькие рыбешки, они окружили про

сторный рябик Юсупова и, держась на некотором от него расстоянии, всей фл

отилией двинулись вслед за ним по течению.

Старинная русская песня своим словесным складом и величием напева всех

очаровывала, будила в сердце давно забытое, родное. Обаянию песни прежде

всех поддались подвыпившие и пьяные: они трясли головами, косили набок р

ты, всхлипывали. Старушки устремляли усталые глаза вниз, жевали губами, в

здыхали. Влюбленные девушки и молодые люди брались за руки, смотрели дру

г другу в глаза, как в волшебное зеркало, и, внимая песенным голосам, таинс

Юсуповский рябик остановился посреди реки, а песня плыла, плыла:

«Где ж любовь твоя, душа-девица?

Ты зачем мое сердце вынула,

А сама дала обещаньице

Моему врагу быть женой навек. »

Рябик пошел к Васильевскому острову, к пристани купеческих иностранных

кораблей. Там иноземные гости торгуют разными диковинками.

Вот сюда-то, в этот любопытный уголок столицы, и отправилась ради развлеч

ения внуков старая княгиня Юсупова.

Сюда же катил на своих кровных рысаках и богач Барышников. Ему хотелось п

одобрать какой-нибудь любопытный презент для Алексея Григорьевича Орл

ова; с пустыми руками являться просителем в графский дом дело неподходящ

На пристани Васильевского острова Ч как на ярмарке. Не один десяток бол

ьших и средних парусных кораблей под иностранными флагами был пришварт

ован к деревянной, из рубленых ряжей, набережной. Все палубы и берег завал

ены бочками с рыбой, икрой, сливами, маслинами, виноградным вином, английс

ким эльбиром, олифой. Тут же лежали штабелями джутовые мешки с сахаром, ри

сом, орехами. Поверх штабелей, прикрытых сложенными парусами, спали в раз

ных позах утомленные ночной гулянкой матросы. На скатанных в круг просмо

ленных канатах, на кнехтах сидели, покуривая трубки, или прохаживались п

о палубе караульные боцманы и вахтенные.

Сегодня воскресенье Ч выгрузки нет, трюмы заперты на замки, ключи у хозя

ев. Хозяева либо пьют вино с русскими купцами в своих каютках, либо толкут

ся среди гуляющей публики.

Пахнет соленой рыбой, смолой, олифой, сыростью, перебродившим вином.

На поверхности воды играют солнечные блики.

На пристани и на берегу, под вековыми дубами с молодой листвой, идёт торго

вля. Чернобородые греки и кудрявые, оливкового цвета, итальянцы продают

разноцветных попугаев, крохотных, с грецкий орех, изумительного оперени

я колибри, одетых в теплые кофточки мартышек, шимпанзе, тропические раст

ения, ароматические снадобья и прочие редкостные вещи. А вот моряки-голл

андцы с бритыми лицами и курчавыми рыжеватыми бородами, растущими от уха

до уха из-под нижней челюсти. Они в кожаных жилетах, в кожаных с наушникам

и шапках, в коротких штанах, белых чулках и грубых, неизносимых туфлях с то

Надеемся, что книга Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев автора Шишков Вячеслав Яковлевич вам понравится!

Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Шишков Вячеслав Яковлевич - Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев.

Ключевые слова страницы: Емельян Пугачев - 2. Емельян Пугачев; Шишков Вячеслав Яковлевич, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно

Источник:

www.isidor.ru

Емельян Пугачев. Книга 2 в городе Брянск

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Емельян Пугачев. Книга 2 по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт России, например: Брянск, Нижний Новгород, Рязань.