Каталог книг

Градов И. Пока ГРОМ не грянул На Берлин в 1941 году

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Шри Калки (Вайрагья) И грянул гром! Пробуждение третьего глаза Шри Калки (Вайрагья) И грянул гром! Пробуждение третьего глаза 619 р. ozon.ru В магазин >>
Андрианова Т. И грянул в Хренодерках гром Роман Андрианова Т. И грянул в Хренодерках гром Роман 208 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Евгений Лукин И гром не грянул Евгений Лукин И гром не грянул 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Александр Бауров Нойоны. Гроза на востоке Александр Бауров Нойоны. Гроза на востоке 179 р. ozon.ru В магазин >>
Александр Бауров Гроза на востоке Александр Бауров Гроза на востоке 65 р. book24.ru В магазин >>
Татьяна Андрианова И грянул в Хренодерках гром… Татьяна Андрианова И грянул в Хренодерках гром… 109 р. litres.ru В магазин >>
Александр Бауров Нойоны. Гроза на востоке Александр Бауров Нойоны. Гроза на востоке 149 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Игорь Градов Пока «ГРОМ» не грянул

Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

Название: Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

Автор: Градов Игорь

Сталинская операция «ГРОМ» против гитлеровского плана «Барбаросса». СССР наносит упреждающий удар по нацистской Германии. 12 июня 1941 года советские войска первыми переходят границу и стремительно развивают наступление. Куда заведет этот Освободительный поход Красную Армию?

Предупреждение: все события в книге являются вымышленными.

Из речи тов. И.В. Сталина на торжественном приеме в честь выпускников военных академий РККА

Большой Кремлевский дворец,

"…О войнах справедливых и несправедливых иногда дается такое толко…

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году" Градов Игорь по зову своего сердца. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. В ходе истории наблюдается заметное внутреннее изменение главного героя, от импульсивности и эмоциональности в сторону взвешенности и рассудительности. Умелое использование зрительных образов писателем создает принципиально новый, преобразованный мир, энергичный и насыщенный красками. Сюжет произведения захватывающий, стилистически яркий, интригующий с первых же страниц. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. Удачно выбранное время событий помогло автору углубиться в проблематику и поднять ряд жизненно важных вопросов над которыми стоит задуматься. "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году" Градов Игорь читать бесплатно онлайн можно с восхищением, можно с негодованием, но невозможно с равнодушием.

Добавить отзыв о книге "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году"

Источник:

readli.net

Пока «ГРОМ» не грянул

«Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году» Игорь Градов читать онлайн - страница 1

Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

Из речи тов. И.В. Сталина на торжественном приеме в честь выпускников военных академий РККА

Большой Кремлевский дворец,

«…О войнах справедливых и несправедливых иногда дается такое толкование: если страна первая напала и ведет наступательную войну, то она считается несправедливой. И наоборот: если страна подверглась нападению и только обороняется, то такая война якобы должна считаться справедливой. Из этого делается вывод, что Красная Армия будет вести только оборонительную войну, забывая ту истину, что всякая война, которую будет вести Советский Союз, будет войной справедливой…

Товарищи! Вы скоро придете в свои части. Вам красноармейцы и командиры зададут вопрос: что происходит сейчас? Вы учились в академиях, вы были ближе к начальству, расскажите, что творится вокруг? Почему побеждена Франция, почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима?

Нет, в мире нет и не будет непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые. С точки зрения военной в германской армии ничего особенного нет — ни в танках, ни в артиллерии, ни в авиации. Значительная ее часть уже потеряла тот пыл, что имела в начале войны. Кроме того, в ней появилось хвастовство, самодовольство, зазнайство. Военная мысль не идет вперед, военная техника отстает не только от нашей, но и от американской, особенно в отношении авиации.

Германская армия еще не столкнулась с противником, равным ей как по численности войск, так и по техническому оснащению и боевой выучке. Между тем такое столкновение не за горами. Опыт военных действий показал, что оборонительная стратегия никакого успеха не давала и всегда кончалась поражением. Следовательно, против Германии нужно применять только наступательную стратегию, подкрепленную мощной техникой…»

5 мая 1941 года

Парадный зал Большого Кремлевского дворца сиял. Свет десятка больших люстр отражался от золоченой лепнины и искрился на хрустальных фужерах и фарфоровых приборах, расставленных на белоснежных скатертях. По начищенному паркету бесшумно скользили официанты, обслуживая выпускников военных академий.

Во главе одного из столов сидел Сталин. Он был в хорошем настроении — усмехался, непрерывно шутил и с довольным видом оглядывал зал. Он непривычно много пил и часто поднимал тост за доблестную Красную Армию. Сначала пили за отважных летчиков, потом за героических танкистов, затем за мужественных артиллеристов, храбрых конников, бесстрашных моряков… Сталин быстро хмелел, но взгляд его желтых, кошачьих глаз оставался все таким же настороженным и внимательным. Казалось, он присматривался и прислушивался к тому, что происходит в зале.

Вот со своего места поднялся начальник Военной академии им. Фрунзе генерал-лейтенант Михаил Хозин. Он поднял рюмку и громко, торжественно произнес: «За миролюбивую сталинскую внешнюю политику!» Генерал уже приготовился опрокинуть в себя водку, как вождь неожиданно резко поставил свой бокал на место и жестко сказал:

— С этим оборонительным лозунгом пора кончать, ибо он устарел. Хотя под ним Советскому Союзу и удалось продвинуть далеко вперед свои границы на север и на запад и даже увеличить свое население на тринадцать миллионов человек, но теперь так больше ни пяди земли не приобретешь. Красная Армия должна привыкнуть к мысли, что мирная политика закончилась и наступила эра расширения фронта социализма силой. Тот, кто не признает этого, обыватель и дурак. Вам понятно, товарищ генерал?

Хозин смущенно улыбнулся и тяжело опустился на стул. Он стал белее скатерти, на которую поставил свою рюмку. Соседи за столом, да и все в зале сделали вид, что не расслышали неудачного тоста. Все углубились в содержимое своих тарелок и дружно застучали вилками.

Между тем банкет набирал обороты, разговоры становились все оживленнее и громче.

Майор Николай Шмаков ловко подцепил вилкой кружок колбасы и положил на хлеб. Потом выпил водки и закусил получившимся бутербродом. Хорошо! Настроение у него было отличное — военная академия окончена, впереди новое назначение. Интересно, куда его направят — в Западный военный округ или Киевский? Конечно, предпочтительнее Западный, все ближе к вероятному противнику, но и Киевский тоже хорошо.

Шмаков повел плечами — новенькая форма, выданная к выпуску, немного жала. Ничего, разносится. Главное — не запачкаться, а то придется потом отстирывать, и форма быстро потеряет парадный вид. А ему в ней еще представляться новому начальству…

Жены у майора не было, поэтому следить за своим внешним видом приходилось самому. Это отнимало много времени и сил, да и не любил он стирку и глажку. К тому же Шмаков искренне полагал, что излишний лоск только портит настоящего командира. Это штабным шаркунам положено сверкать и блестеть, а ему, боевому командиру, прошедшему Испанию… Но начальство строго относилось к внешнем виду своих подчиненных, и приходилось с этим считаться.

Соседи по столу отправились покурить, и майор на некоторое время остался один. К нему тут же подошел генерал-майор Сандрин, заместитель по кадрам академии. Шмаков вскочил, но генерал жестом усадил его обратно и сам пристроился на свободный стул.

— Ну что, поздравляю вас с окончанием учебы и присвоением очередного звания, — он кивнул на майорские кубики. — Куда теперь?

— Не знаю, товарищ генерал-майор, предписание еще не получено, — ответил Шмаков. — Сказали — пока ждать…

— Вот какое дело, — тихо произнес Сандрин. — Меня попросили порекомендовать кого-нибудь из выпускников для выполнения особо важного задания, непременно с боевым опытом и отличным знанием немецкого. И я сразу вспомнил о вас, Николай Александрович. Опыт у вас есть, да и с дойче вроде бы все в порядке. Так ведь?

— Владею свободно, товарищ генерал-майор, — по-уставному ответил Шмаков.

А сам подумал: раз Сандрин начал этот разговор, то наверняка уже посмотрел его личное дело и выяснил, что он родился в Поволжье, под Саратовом, после смерти родителей жил и воспитывался в семье немецких поселенцев. Благодаря чему и уцелел в голодном 1921 году, а также хорошо выучил язык. Так что с дойче у него действительно все было в полном порядке.

Сандрин между тем продолжал:

— Вот я и решил поговорить с вами. Характеристика у вас отличная, преподаватели академии отзываются положительно, значит, по всем параметрам подходите. Так что завтра, в десять утра, жду у себя в кабинете, с вами встретятся и побеседуют. Если все пройдет хорошо, получите такое назначение, о котором даже и не мечтали. А нет — убудете в Белоруссию, в Минский укрепрайон. Ну что, все ясно?

— А можно хотя бы намекнуть, что это за назначение? — поинтересовался Шмаков.

— Узнаете в свое время, — хитро улыбнулся Сандрин, — одно могу сказать: службу вам, судя по всему, придется продолжить в органах госбезопасности.

Шмаков понимающе кивнул. Полковник поднялся и пошел на свое место. Николай задумался: это назначение могло означать все, что угодно, — от службы на границе до предложения поработать в Германии. И главное, уже не откажешься — скорее всего, решение уже принято. Наверняка его кандидатуру проверили, поговорили с преподавателями в академии, прежними сослуживцам и начальством. Завтрашние смотрины не более чем формальность. Но все равно надо выглядеть на них хорошо, помятая физиономия и красные глаза вызывают неприязнь. Даже если накануне был законный повод выпить.

Майор вздохнул и отодвинул от себя рюмку подальше.

6 мая 1941 года

Длинный дубовый стол, покрытый зеленым сукном, занимал почти весь зал оперативных совещаний. Вокруг него на привычных местах сидели начальники управлений, командующие военными округами и руководители наркоматов. Во главе стола находился Сталин, а нарком обороны маршал Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Жуков расположились соответственно слева и справа от него. Стены зала украшали карты Советского Союза, стран Восточной и Южной Европы, а также Германии.

— Гитлеру нельзя верить, — Сталин говорил неторопливо, подчеркивая жестом правой руки значение каждой фразы. — Он сначала уверял нас, что слухи о присутствии германских войск в Румынии — полная чушь, дезинформация английских шпионов, потом утверждал, что отправил туда лишь некоторые отдельные части и только с учебными целями, а сегодня вдруг выясняется, что он готовится захватить Плоештинское месторождение, чтобы заставить Бухарест прекратить поставки нефти англичанам. Кстати, Семен Константинович, сколько у Гитлера сегодня дивизий на Балканах?

— Не более пяти-шести, товарищ Сталин, — четко ответил нарком обороны, — причем только пехотные. Танковых и моторизованных, по нашим данным, нет. Но если понадобится, немцы могут легко перебросить в Румынию до двадцати дивизий, в том числе три-четыре танковые. Это займет всего несколько дней — автомобильные и железные дороги там отличные…

Источник:

knizhnik.org

Игорь Градов - Пока «ГРОМ» не грянул

Игорь Градов - Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году"

Описание и краткое содержание "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году" читать бесплатно онлайн.

Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году

Предупреждение: все события в книге являются вымышленными.

Из речи тов. И.В. Сталина на торжественном приеме в честь выпускников военных академий РККА

"…О войнах справедливых и несправедливых иногда дается такое толкование: если страна первая напала и ведет наступательную войну, то она считается несправедливой. И наоборот: если страна подверглась нападению и только обороняется, то такая война якобы должна считаться справедливой. Из этого делается вывод, что Красная Армия будет вести только оборонительную войну, забывая ту истину, что всякая война, которую будет вести Советский Союз, будет войной справедливой…

…Товарищи! Вы скоро придете в свои части. Вам красноармейцы и командиры зададут вопрос: что происходит сейчас? Вы учились в академиях, вы были там ближе к начальству, расскажите, что творится вокруг? Почему побеждена Франция, почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима?

Нет, в мире нет и не будет непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые. С точки зрения военной в германской армии ничего особенного нет – ни в танках, ни в артиллерии, ни в авиации. Значительная ее часть уже потеряла тот пыл, что имела в начале войны. Кроме того, в ней появилось хвастовство, самодовольство, зазнайство. Военная мысль не идет вперед, военная техника отстает не только от нашей, но и от американской, особенно в отношении авиации.

Германская армия еще не столкнулась с противником, равным ей как по численности войск, так и по техническому оснащению и боевой выучке. Между тем такое столкновение не за горами. Опыт военных действий показал, что оборонительная стратегия никакого успеха не давала и всегда кончалась поражением. Следовательно, против Германии нужно применять только наступательную стратегию, подкрепленную мощной техникой…"

Парадный зал Большого Кремлевского дворца сиял. Свет десятков люстр отражался от золоченой лепнины и искрился на хрустальных фужерах и фарфоровых приборах, расставленных на белоснежных скатертях. По начищенному паркету бесшумно скользили официанты,обслуживая выпускников военных академий.

Во главе одного из столов сидел Сталин. Он был в хорошем расположении духа – усмехался, непрерывно шутил и с довольным видомоглядывал зал. Вождь непривычно много пил и часто поднимал тост за доблестную Красную Армию. Сначала пили за отважных летчиков, потом за героических танкистов, затем за мужественных артиллеристов, храбрых конников, бесстрашных моряков… Сталинбыстро хмелел, но взгляд его желтых, кошачьих глаз оставался все таким же настороженным. Казалось, он внимательно присматривался и прислушивался к тому, что происходило в зале.

Со своего места поднялся начальник Военной академии им. Фрунзе генерал-лейтенант Михаил Хозин. Он поднял рюмку и прочувствованно сказал: "За миролюбивую сталинскую внешнюю политику!". Генерал приготовился было уже опрокинуть в себя водку, как вождь неожиданно резко поставил свой бокал на стол и жестко сказал:

– С этим оборонительным лозунгом пора кончать, ибо он устарел. Хотя под ним Советскому Союзу и удалось продвинуть далеко вперед свои границы на север и на запад и даже увеличить свое население на тринадцать миллионов человек, но теперь так больше ни пяди земли не приобретешь. Красная Армия должна привыкнуть к мысли, что мирная политика закончилась и наступила эра расширения фронта социализма силой. Тот, кто не признает этого, обыватель и дурак. Вам понятно, товарищ генерал?

Хозин смущенно улыбнулся и опустился на стул, так и не пригубив водки. Он стал белее скатерти, на которую поставил рюмку. Соседи сделали вид, что не услышали неудачного тоста. Все углубились в содержимое тарелок и дружно застучали вилками.

Между тем банкет катился дальше, разговоры за столом становились все оживленнее и громче.

…Майор госбезопасности Николай Шмаков ловко подцепил вилкой кружок колбасы и положил его на хлеб. Потом отпил водки и закусил получившимся бутербродом. Хорошо! Настроение у него было отличное – академия окончена, впереди новое назначение. Интересно, куда его пошлют – в Западный военный округ или Киевский? Конечно, предпочтительнее Западный, все ближе к вероятному противнику. Но в Киевском тоже хорошо.

Шмаков повел плечами – новенькая форма, выданная к выпуску, немного жала. Ничего, разносится. Главное – не запачкать ее, а то придется отстирывать, и тогда потеряется парадный вид. А ему в ней еще представляться начальству.

Жены у майора не было, поэтому следить за своим внешним видом приходилось самому. Это отнимало много времени, да и любви к стирке и глажке у Шмакова не было. К тому же он считал, что излишний лоск только портит офицера. Но начальство строго относилось к уставным требованиям, и приходилось с этим считаться.

Соседи по столу отправились покурить, и майор на некоторое время остался один. К нему тут же подошел полковник Сандрин, заместитель по кадрам Военно-политической академии. Шмаков быстро вскочил, но полковник жестом усадил его обратно, а сам пристроился на свободный стул.

– Ну что, поздравляю тебя с окончанием учебы и присвоением внеочередного воинского звания, – он кивнул на майорские кубики. – Куда теперь?

– Не знаю, товарищ полковник, предписание еще не получено.

– Меня просили порекомендовать кого-нибудь для выполнения особо важного задания, – тихо сказал Сандрин, – выдержанного, устойчивого, хорошо знающего немецкий язык. Я сразу вспомнил о тебе. У тебя, Николай, с дойче все в порядке?

– Владею свободно, – доложил Шмаков, а сам подумал, что Сандрин перед разговором наверняка заглянул в его личное дело и выяснил, что он родился в Поволжье и после смерти родителей жил и воспитывался в семье немецких колонистов. Благодаря чему и уцелел в голодном 1921-м году. Так что с немецким языком у него действительно все было в порядке.

Полковник между тем продолжал:

– Я решил порекомендовать тебя. Характеристика с прошлого места службы отличная, преподаватели академии отзываются положительно. Политически ты вполне подкован, с морально-волевыми все в порядке, немецкий язык знаешь. Значит, подойдешь. Так что завтра, в десять утра, будь у меня кабинете, с тобой встретятся и поговорят. Если все пойдет хорошо, получишь такое назначение, о котором и не смеешь мечтать. А нет – укатишь в Белоруссию, в Минский укрепрайон. Ну что, по рукам?

Шмаков кивнул. Полковник поднялся и пошел на свое место. Николай задумался: это назначение могло означать все, что угодно, – от командировки в пограничный гарнизон до предложения поработать в Германии. И главное, уже не откажешься, сочтут карьеристом или, что гораздо хуже, трусом. И тогда прощай, любимая работа. И, скорее всего, решение уже было принято, иначе Сандрин не подошел бы к нему. Наверняка кандидатуру проверили, поговорили с преподавателями и товарищами в группе, побывали на прежнем месте службы. Завтрашние смотрины – не более чем формальность. Но все-таки надо выглядеть хорошо, решил Шмаков, помятая физиономия вызывает неприязнь. Даже если вчера был законный повод выпить.

Он вздохнул и отодвинул от себя рюмку подальше.

Длинный дубовой стол занимал почти всю центральную часть зала оперативных совещаний. На том месте, где обычно сидел начальник Генштаба, сегодня расположился Сталин. Слева и справа от него разместились члены Военного совета и руководители наркоматов. Стены зала украшали карты Германии, стран Восточной и Южной Европы, а также Советского Союза.

– Гитлеру нельзя верить, – Сталин говорил неторопливо, подчеркивая значение каждой фразы. – Он сначала уверял нас, что слухи о присутствии германских войск в Румынии – полная чушь, потом стал утверждать, что отправил туда лишь отдельные части и только с учебными целями. А сегодня выясняется, что немцы готовятся захватить Плоештинское месторождение, чтобы заставить Бухарест прекратить поставки нефти англичанам. Кстати, Семен Константинович, сколько у них дивизий на Балканах?

– Не более пяти-шести, товарищ Сталин, – вскочил нарком обороны маршал Тимошенко, – причем только пехотные. Танковых и моторизованных нет. Но если понадобится, немцы могут легко перебросить туда до двадцати дивизий, в том числе танковые. Это займет не более трех-четырех дней.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году"

Книги похожие на "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Игорь Градов

Игорь Градов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Игорь Градов - Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году"

Отзывы читателей о книге "Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Пока «ГРОМ» не грянул

Пока «ГРОМ» не грянул. На Берлин в 1941 году Градов Игорь Содержание
  • В начало
  • Перейти на

Предупреждение: все события в книге являются вымышленными.

Из речи тов. И.В. Сталина на торжественном приеме в честь выпускников военных академий РККА

"…О войнах справедливых и несправедливых иногда дается такое толкование: если страна первая напала и ведет наступательную войну, то она считается несправедливой. И наоборот: если страна подверглась нападению и только обороняется, то такая война якобы должна считаться справедливой. Из этого делается вывод, что Красная Армия будет вести только оборонительную войну, забывая ту истину, что всякая война, которую будет вести Советский Союз, будет войной справедливой…

…Товарищи! Вы скоро придете в свои части. Вам красноармейцы и командиры зададут вопрос: что происходит сейчас? Вы учились в академиях, вы были там ближе к начальству, расскажите, что творится вокруг? Почему побеждена Франция, почему Англия терпит поражение, а Германия побеждает? Действительно ли германская армия непобедима?

Нет, в мире нет и не будет непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые. С точки зрения военной в германской армии ничего особенного нет – ни в танках, ни в артиллерии, ни в авиации. Значительная ее часть уже потеряла тот пыл, что имела в начале войны. Кроме того, в ней появилось хвастовство, самодовольство, зазнайство. Военная мысль не идет вперед, военная техника отстает не только от нашей, но и от американской, особенно в отношении авиации.

Германская армия еще не столкнулась с противником, равным ей как по численности войск, так и по техническому оснащению и боевой выучке. Между тем такое столкновение не за горами. Опыт военных действий показал, что оборонительная стратегия никакого успеха не давала и всегда кончалась поражением. Следовательно, против Германии нужно применять только наступательную стратегию, подкрепленную мощной техникой…"

Парадный зал Большого Кремлевского дворца сиял. Свет десятков люстр отражался от золоченой лепнины и искрился на хрустальных фужерах и фарфоровых приборах, расставленных на белоснежных скатертях. По начищенному паркету бесшумно скользили официанты,обслуживая выпускников военных академий.

Во главе одного из столов сидел Сталин. Он был в хорошем расположении духа – усмехался, непрерывно шутил и с довольным видомоглядывал зал. Вождь непривычно много пил и часто поднимал тост за доблестную Красную Армию. Сначала пили за отважных летчиков, потом за героических танкистов, затем за мужественных артиллеристов, храбрых конников, бесстрашных моряков… Сталинбыстро хмелел, но взгляд его желтых, кошачьих глаз оставался все таким же настороженным. Казалось, он внимательно присматривался и прислушивался к тому, что происходило в зале.

Со своего места поднялся начальник Военной академии им. Фрунзе генерал-лейтенант Михаил Хозин. Он поднял рюмку и прочувствованно сказал: "За миролюбивую сталинскую внешнюю политику!". Генерал приготовился было уже опрокинуть в себя водку, как вождь неожиданно резко поставил свой бокал на стол и жестко сказал:

– С этим оборонительным лозунгом пора кончать, ибо он устарел. Хотя под ним Советскому Союзу и удалось продвинуть далеко вперед свои границы на север и на запад и даже увеличить свое население на тринадцать миллионов человек, но теперь так больше ни пяди земли не приобретешь. Красная Армия должна привыкнуть к мысли, что мирная политика закончилась и наступила эра расширения фронта социализма силой. Тот, кто не признает этого, обыватель и дурак. Вам понятно, товарищ генерал?

Хозин смущенно улыбнулся и опустился на стул, так и не пригубив водки. Он стал белее скатерти, на которую поставил рюмку. Соседи сделали вид, что не услышали неудачного тоста. Все углубились в содержимое тарелок и дружно застучали вилками.

Между тем банкет катился дальше, разговоры за столом становились все оживленнее и громче.

…Майор госбезопасности Николай Шмаков ловко подцепил вилкой кружок колбасы и положил его на хлеб. Потом отпил водки и закусил получившимся бутербродом. Хорошо! Настроение у него было отличное – академия окончена, впереди новое назначение. Интересно, куда его пошлют – в Западный военный округ или Киевский? Конечно, предпочтительнее Западный, все ближе к вероятному противнику. Но в Киевском тоже хорошо.

Шмаков повел плечами – новенькая форма, выданная к выпуску, немного жала. Ничего, разносится. Главное – не запачкать ее, а то придется отстирывать, и тогда потеряется парадный вид. А ему в ней еще представляться начальству.

Жены у майора не было, поэтому следить за своим внешним видом приходилось самому. Это отнимало много времени, да и любви к стирке и глажке у Шмакова не было. К тому же он считал, что излишний лоск только портит офицера. Но начальство строго относилось к уставным требованиям, и приходилось с этим считаться.

Соседи по столу отправились покурить, и майор на некоторое время остался один. К нему тут же подошел полковник Сандрин, заместитель по кадрам Военно-политической академии. Шмаков быстро вскочил, но полковник жестом усадил его обратно, а сам пристроился на свободный стул.

– Ну что, поздравляю тебя с окончанием учебы и присвоением внеочередного воинского звания, – он кивнул на майорские кубики. – Куда теперь?

– Не знаю, товарищ полковник, предписание еще не получено.

– Меня просили порекомендовать кого-нибудь для выполнения особо важного задания, – тихо сказал Сандрин, – выдержанного, устойчивого, хорошо знающего немецкий язык. Я сразу вспомнил о тебе. У тебя, Николай, с дойче все в порядке?

– Владею свободно, – доложил Шмаков, а сам подумал, что Сандрин перед разговором наверняка заглянул в его личное дело и выяснил, что он родился в Поволжье и после смерти родителей жил и воспитывался в семье немецких колонистов. Благодаря чему и уцелел в голодном 1921-м году. Так что с немецким языком у него действительно все было в порядке.

Полковник между тем продолжал:

– Я решил порекомендовать тебя. Характеристика с прошлого места службы отличная, преподаватели академии отзываются положительно. Политически ты вполне подкован, с морально-волевыми все в порядке, немецкий язык знаешь. Значит, подойдешь. Так что завтра, в десять утра, будь у меня кабинете, с тобой встретятся и поговорят. Если все пойдет хорошо, получишь такое назначение, о котором и не смеешь мечтать. А нет – укатишь в Белоруссию, в Минский укрепрайон. Ну что, по рукам?

Шмаков кивнул. Полковник поднялся и пошел на свое место. Николай задумался: это назначение могло означать все, что угодно, – от командировки в пограничный гарнизон до предложения поработать в Германии. И главное, уже не откажешься, сочтут карьеристом или, что гораздо хуже, трусом. И тогда прощай, любимая работа. И, скорее всего, решение уже было принято, иначе Сандрин не подошел бы к нему. Наверняка кандидатуру проверили, поговорили с преподавателями и товарищами в группе, побывали на прежнем месте службы. Завтрашние смотрины – не более чем формальность. Но все-таки надо выглядеть хорошо, решил Шмаков, помятая физиономия вызывает неприязнь. Даже если вчера был законный повод выпить.

Он вздохнул и отодвинул от себя рюмку подальше.

Длинный дубовой стол занимал почти всю центральную часть зала оперативных совещаний. На том месте, где обычно сидел начальник Генштаба, сегодня расположился Сталин. Слева и справа от него разместились члены Военного совета и руководители наркоматов. Стены зала украшали карты Германии, стран Восточной и Южной Европы, а также Советского Союза.

– Гитлеру нельзя верить, – Сталин говорил неторопливо, подчеркивая значение каждой фразы. – Он сначала уверял нас, что слухи о присутствии германских войск в Румынии – полная чушь, потом стал утверждать, что отправил туда лишь отдельные части и только с учебными целями. А сегодня выясняется, что немцы готовятся захватить Плоештинское месторождение, чтобы заставить Бухарест прекратить поставки нефти англичанам. Кстати, Семен Константинович, сколько у них дивизий на Балканах?

– Не более пяти-шести, товарищ Сталин, – вскочил нарком обороны маршал Тимошенко, – причем только пехотные. Танковых и моторизованных нет. Но если понадобится, немцы могут легко перебросить туда до двадцати дивизий, в том числе танковые. Это займет не более трех-четырех дней.

– А сколько всего у них сейчас дивизий?

– Двести восемьдесят: Из них двести двадцать пехотных, двадцать танковых, двадцать пять моторизованных, девять воздушных и шестькавалерийских. На наших западных границах сосредоточено девяносто пехотных, пятнадцать танковых, десять моторизованных и пять кавалерийских. Всего сто двадцать дивизий, Иосиф Виссарионович.

Сталин помолчал, потом спросил, выделяя каждое слово:

– Как вы думаете, Семен Константинович, что затевает Гитлер?

– Скорее всего, он готовит нападение на нас.

– Я тоже так считаю, мы не можем не видеть очевидное. Вопрос лишь в том, когда это произойдет…

– По данным нашей разведки, во второй половине июня, – вступил в разговор нарком госбезопасности Всеволод Меркулов. – Сведения получены от зарубежных агентов и вполне надежны.

– Тогда какие меры планирует предпринять Генштаб, Георгий Константинович? – Сталин обратился к генералу армии Жукову.

Источник:

fanread.ru

Градов И. Пока ГРОМ не грянул На Берлин в 1941 году в городе Ульяновск

В данном интернет каталоге вы имеете возможность найти Градов И. Пока ГРОМ не грянул На Берлин в 1941 году по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Ульяновск, Киров, Челябинск.