Каталог книг

Николай Коняев Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг.

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Николай и Марина Коняевы провели колоссальную работу, в результате которой была описана хронология одиннадцати веков русской истории – от крещения Руси до наших дней. На каждый год истории даны самые главные события в жизни страны. Читатели впервые получат уникальный пасхальный календарь на все годы указанного периода. Богатая история великого государства не способна уместиться на страницах одного издания. Читателей ждут две весомые книги, каждая из которых самостоятельна, но полная картина сложится у обладателя обоих томов. В первый вошел период истории от 809 до 1894 года. Русская хронология сложна и чрезвычайно запутанна, и поэтому издатель не всегда согласен с мнением авторов, что ни в коем случае не умаляет ценности издания.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Коняев Н., Коняева М. Русский хронограф от Рюрика до Николая II 809-1894 Коняев Н., Коняева М. Русский хронограф от Рюрика до Николая II 809-1894 1133 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Николай Коняев Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг. Николай Коняев Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг. 299.9 р. litres.ru В магазин >>
Николай Коняев Русский хронограф. От Николая II до И. В. Сталина. 1894–1953 Николай Коняев Русский хронограф. От Николая II до И. В. Сталина. 1894–1953 490 р. litres.ru В магазин >>
Николай Коняев Полковник Романов Николай Коняев Полковник Романов 276 р. ozon.ru В магазин >>
Лобанова Т. Князья цари и императоры России От Рюрика до Николая II Лобанова Т. Князья цари и императоры России От Рюрика до Николая II 58 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Зубов А. (ред.) История России XX век Как Россия шла к XX веку От начала царствования Николая II до конца Гражданской войны 1894-1922 Том I Зубов А. (ред.) История России XX век Как Россия шла к XX веку От начала царствования Николая II до конца Гражданской войны 1894-1922 Том I 747 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Отречение от престола Николая II. Часть 29 Творческий коллектив шоу «Сергей Стиллавин и его друзья» Отречение от престола Николая II. Часть 29 49 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга Русский хронограф

Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг. О книге "Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг."

Николай и Марина Коняевы провели колоссальную работу, в результате которой была описана хронология одиннадцати веков русской истории – от крещения Руси до наших дней. На каждый год истории даны самые главные события в жизни страны. Читатели впервые получат уникальный пасхальный календарь на все годы указанного периода.

Богатая история великого государства не способна уместиться на страницах одного издания. Читателей ждут две весомые книги, каждая из которых самостоятельна, но полная картина сложится у обладателя обоих томов. В первый вошел период истории от 809 до 1894 года.

Русская хронология сложна и чрезвычайно запутанна, и поэтому издатель не всегда согласен с мнением авторов, что ни в коем случае не умаляет ценности издания.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг." Коняев Николай Михайлович, Коняева Марина Викторовна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Скачать книгу Мнение читателей

Книга стОит не дёшево, но если бы в магазине стоял выбор брать её или не брать, однозначно не взяла бы

Купила в подарок детям две одинаковые книги "Гарантийные человечки" издательства АСТ

Источник:

avidreaders.ru

Николай Коняев: Русский хронограф

Book FB2 Электронная библиотека Николай Коняев: Русский хронограф. От Рюрика до Николая II, 809–1894 гг.

Жанр : История , Язык : ru

Николай и Марина Коняевы провели колоссальную работу, в результате которой была описана хронология одиннадцати веков русской истории – от крещения Руси до наших дней. На каждый год истории даны самые главные события в жизни страны. Читатели впервые получат уникальный пасхальный календарь на все годы указанного периода.

Богатая история великого государства не способна уместиться на страницах одного издания. Читателей ждут две весомые книги, каждая из которых самостоятельна, но полная картина сложится у обладателя обоих томов. В первый вошел период истории от 809 до 1894 года.

Русская хронология сложна и чрезвычайно запутанна, и поэтому издатель не всегда согласен с мнением авторов, что ни в коем случае не умаляет ценности издания.

Скачать книгу у партнера Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Источник:

booksfb2.com

Скачать Коняева Марина - Русский хронограф

Русский хронограф. От Рюрика до Николая II, 809–1894 гг.

Николай и Марина Коняевы провели колоссальную работу, в результате которой была описана хронология одиннадцати веков русской истории – от крещения Руси до наших дней. На каждый год истории даны самые главные события в жизни страны. Читатели впервые получат уникальный пасхальный календарь на все годы указанного периода.

Богатая история великого государства не способна уместиться на страницах одного издания. Читателей ждут две весомые книги, каждая из которых самостоятельна, но полная картина сложится у обладателя обоих томов. В первый вошел период истории от 809 до 1894 года.

Русская хронология сложна и чрезвычайно запутанна, и поэтому издатель не всегда согласен с мнением авторов, что ни в коем случае не умаляет ценности издания.

Источник:

mexalib.com

Коняев Николай

Коняев Николай, Коняева Марина

Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809—1894

Предисловие

«Летописец с летописцем не сходятся,

это не святых отец уложение…»

Русская хронология чрезвычайно запутана…

И причиной тому не только войны, в пожаре которых гибли русские города и книжные хранилища, не только русское небрежение к документам, но и сам наш изначальный подход к своей истории.

Чтобы четче отразить духовный смысл исторических событий, наши первые монахи-летописцы размещали их в церковном календаре, многие праздники которого являются переходящими. Учитывая, что почти до конца XV века на Руси мартовский стиль существовал одновременно с сентябрьским (одни отсчитывали новый год с 1 марта, другие – с 1 сентября), при переписывании летописей и сведении их в единые своды возникала неизбежная путаница – попадающие на стыки годов даты начинали плыть.

Эта хронологическая путаница только усилилась при переходе на григорианский календарь. Тогда, чтобы ликвидировать отставание календаря на 10 суток, по декрету папы Григория XIII – 5 октября 1582 года стало 15 октября…

В России на григорианский календарь перешли не сразу, и даты общих событий (договора, войны и т. д.) порою датировались то по русскому, то по европейскому исчислению. Даже когда по указу Петра Великого (20 декабря 1699 г.) было приказано отсчитывать Новый год с 1 января и перейти на летоисчисление от Рождества Христова (1 января 7208 г. считать 1 января 1700 г.), одиннадцатидневное отставание так и не ликвидировали. В XX веке наш календарь отставал уже на 13 дней, и в 1918 году состоялась еще одна календарная реформа.

Тем не менее как бы ни была запутана русская хронология, чрезвычайно прискорбно, что традиция составления хронографов в нашей стране, по существу, в XV веке и прервалась.

Настоящая книга – первая попытка выстроить достаточно полную русскую хронологию за весь период ее истории: от Крещения Руси до наших дней. Мы надеемся, что этот труд поможет читателю не только оглянуть всю историю России как бы с высоты птичьего полета, но и увидеть так часто теряемую авторами курсов

лекций по русской истории одновременность исторических событий. К сожалению, и до сих пор, несмотря на обилие книг по русской истории, все события ее – войны, становление производств, развитие общественной мысли, Русская Православная Церковь, – как правило, разведены по различным изданиям, и в массовом общественном сознании существуют практически независимо друг от друга.

Поэтому далеко не каждый выпускник института, не говоря о школьниках, отчетливо представляет себе, к примеру, что современником знаменитого атамана-бунтаря Стеньки Разина был не только царь Алексей Михайлович, но еще и Богдан Хмельницкий, землепроходцы Семен Дежнев и Ерофей Хабаров, гениальный русский писатель протопоп Аввакум, что Россия не только бунтовала против угнетателей, но и созидала. Воссоединясь с Левобережной Украиной, соединяла свою разорванную татарским нашествием историю, открывала новые, неведомые никому края и земли, совершала величайшие духовные прорывы. И все это не в какие-то особые, удобные для того времена, а в период жесточайшей церковной смуты, во времена крестьянской войны!

Мы надеемся, что наша книга, при всей ее неполноте, все же поможет в воссоздании целостного образа русской истории, даст возможность читателю развить в себе иммунитет против спекуляций на русской истории.

Не секрет, что, увлекаясь выстраиванием какой-либо тенденции, некоторые недостаточно добросовестные историки обходят молчанием не вмещающиеся в их схему факты. Пользуясь этой книгой, читатель легко может установить, какие именно сведения пропустил автор и, соответственно, можно ли доверять его обобщениям и выводам.

Издание этой книги было подготовлено по благословению Высокопреосвященного Константина, архиепископа Тихвинского [1] , ректора Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии, и мы подчеркиваем это не только потому, что в нашей хронологии, пожалуй, впервые приведено столько дат, относящихся к церковной жизни России. В совмещении светских и церковных дат рассеивается туман, которым были затянуты многие важные события, яснее открывается духовный смысл истории нашей страны.

Каждому периоду истории предпослано краткое введение. В отличие от дат и описаний событий, составляющих основной корпус главы и более или менее полно раскрывающих всю эпоху, они преднамеренно полемически заострены, чтобы побудить читателя к самостоятельному размышлению над событиями нашей истории, которая, несмотря на различие политических воззрений и симпатий, одна, одинаковая у всех нас.

Эта история – история православной России.

Вступление

Ее история насчитывает чуть больше одного тысячелетия. Расцветали и гибли цивилизации, а здесь, на безбрежных просторах нынешней России, казалось, и не существовало исторического времени.

859 годом помечено первое упоминание Новгорода. Киев уже существовал тогда, как и Полоцк, Ростов, Чернигов, Любеч, но туманны предания о возникновении этих городов…

Возможно, мы знали бы о праистории славян больше, если бы в начале первого тысячелетия территория нашей Родины не стала ареной Великого переселения народов.

События этого земного переустройства связаны с появлением гуннов. В конце третьего столетия до нашей эры китайский император Цинь Шихуанди начал строительство Великой Китайской стены. Строительство это затянулось на полтора тысячелетия, но строиться начинала стена для защиты от гуннов.

В Европе гунны появились во второй половине IV века нашей эры. Они хлынули сюда из прикаспийских степей, вытесняя из Северного Причерноморья племена готов.

Готы переправились на правый берег Дуная, и здесь, на территории внешне еще по-прежнему могущественнейшей Римской империи, сразу включились в историческое время.

Одержав в 378 году победу в битве при Адрианополе, они утвердили свое право на обитание в Европе и в 410 году взяли Рим. Предводительствовал готами Аларих.

На территории нынешней России тоже возникло тогда несколько государств… История их, например, Хазарского каганата, образовавшегося около 650 года и принявшего в начале IX века в качестве официальной религии иудаизм, тесно связана с русской историей.

К хазарам совершал в 860–862 годы свое путешествие Константин, принявший в монашестве имя Кирилл. Вернувшись из этого путешествия, Константин вместе со своим братом Мефодием создал славянскую азбуку. Равноапостольные учители словенские перевели на славянский язык священные и богослужебные книги.

Долгое время хазарский каганат безоговорочно господствовал над славянскими племенами, ему вынуждены были платить дань племена древлян, северян, радимичей до тех пор, пока они не были присоединены к быстро растущей Руси… Подобно готам, начавшим свою историю с сокрушения Римской империи, Русь начала свою – с сокрушения Хазарского каганата.

Но это уже история, а те доисторические времена, когда перемещались по территории нынешней России целые народы, скрыты от нас. Лишь туманные, обрывочные упоминания, более похожие на сказки, чем на исторические свидетельства, встречаются у древних историков.

Одно из самых первых упоминаний о «скифской» земле можно найти в четвертой, названной «Мельпомена», книге истории Геродота.

«По рассказам скифов, народ их – моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксаис, Арпоксаис и самый младший – Колексаис. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но когда подошел третий, младший брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему

Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата – племя катиаров и траспиев, а от младшего из братьев – царя – племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, т. е. царскими. Эллины же зовут их скифами» [2] .

Так, по свидетельству Геродота, разворачивались события в Северном Причерноморье в VII веке до нашей эры.

Тысячелетие спустя, когда началось Великое переселение народов, предания о местных, живущих на севере племенах оставались такими же неотчетливыми и обрывочными, как при Геродоте. Часть из них, вероятно, сохранилась в русском героическом эпосе, хотя и созданы эти былины значительно позднее.

Например, былина рассказывает о Скимен-звере…

Зверь этот лютый, шерсть у него булатная, серебряная, золотая, а на каждой шерстиночке – по жемчужине. Ощетинится Скимен-зверь, рыло становится, как копье заточенное, глаза, как звезды, горят… И вот встал этот Скимен-зверь на берегу Днепра на задние лапы. Зашипел по-змеиному засвистел по-соловьиному заревел по-звериному И от шипа того трава повянула, от свиста того темный лес к земле приклонился, а от рева и течение в Днепре остановилось. Поднялась вода, затопила луга.

Тосковал же Скимен-зверь неспроста. Почуял, что народился на земле могучий богатырь…

Рождение богатыря всегда было связано с земными катаклизмами…

Когда княжна Марфа Всеславьевна наступила в саду на змея, и у нее родился сын Волх Всеславьевич, на небе посветлел месяц, а в Индийском царстве землетрясение произошло, рыба пошла в морскую глубину, птицы полетели в небеса, туры да олени, на всякий случай, за горы ушли, зайцы и лисицы в чаще попрятались, а волки и медведи – в ельнике.

Полтора часа было Волху от роду, когда заговорил он, потребовал, чтобы запеленала его мать в булатные латы, а не в шелковые пеленки, чтобы надела на голову золотой шлем, чтобы положила по правую руку палицу весом в триста пудов.

В семь лет Волх научился грамоте, а в десять – разным оборотневым премудростям. Умел он оборачиваться и ясным соколом, и серым волком, умел превращаться в гнедого тура с золотыми рогами.

В двенадцать лет Волх подобрал дружину себе, а в пятнадцать отправился в поход на Индийское царство.

Но погиб Волх не в Индийском царстве, не в бою, а у себя дома, на Новгородчине…

Очень не понравилось новгородским водяникам и лешим, что умеет Волх разными зверями и птицами оборачиваться, подгадали они, когда Волх в крокодила превратился, и пошли по реке Мутной (водяные – по воде, а лешие – по берегу), давя всех встречных крокодилов. Вместе с ними задавили и Волха.

Поэтому и реку Мутную стали звать с тех пор Волховом.

Столь же печальна и загадочна и смерть русского богатыря Святогора.

К старости Святогор совсем затяжелел от своей силы. Прямо в седле засыпать стал. И день спит Святогор, и другой, а конь везет его, неведомо куда, по чистому полюшку…

Однажды встретил спящего Святогора другой богатырь – Илья Муромец:

Что ты, молодец, да издеваешься?

А ты спишь ли, богатырь, или притворяешься?

Не ко мне ли, старому, да подбираешься?

А на это я могу держать ответ!

Не долго думая, Илья Муромец огрел Святогора палицей, но и так не смог разбудить.

– Ох, как больно русские мухи кусаются… – проговорил во сне Святогор, и спросонок засунул Илью Муромца вместе с его конем в карман к себе.

И еще три дня спал и ехал, пока конь под ним спотыкаться не стал. Только тут и проснулся Святогор.

– Ну, чего ты, собака, спотыкаешься? – сказал он коню. – Ты идти не мошь или везти не хошь?

И ответил ему конь человечьим голосом, дескать, невмоготу ему сразу двух богатырей на себе везти, да еще и коня богатырского в придачу.

Только тут и почувствовал Святогор, что в кармане у него тяжелёшенько.

Вытащил Илью Муромца, поставил на землю и начал допытываться, из какой земли будет и не желает ли сразиться в чистом поле – силу богатырскую испробовать.

– Нет! – благоразумно отказался Илья Муромец. – Не хочу я с тобой сражаться, желаю с тобой побрататься.

И раскинул тогда Святогор шатер и принялся пировать с Ильей Муромцем.

Хлеба-соли они откушали,

Белой лебеди порушили,

И легли в шатер да одпочив держать.

И не долго, не мало спали – трое суточек.

На горе Елеонской отыскали они с Ильей Муромцем дубовый гроб, и, когда начали примерять на себя, крышка так плотно прикрыла забравшегося в гроб Святогора, что, сколько потом ни бился Илья Муромец, так и не сумел освободить собрата.

Начал Илья Муромец саблей рубить гроб, но ударит саблей – в том месте железный обруч появится на гробу. Святогор полежал, а потом, подумав, велел Илье Муромцу опустить гроб вместе с ним в сыру землю…

Впрочем, умирал он и по-другому, и в других краях.

Как раз в то время, когда зарастал железными обручами гроб на горе Елеонской, ехал Святогор по чисту полю, и опять грузно ему было от силушки, как от тяжкого бремени, и хотелось сделать чего-нибудь, а чего – Святогор и сам не знал.

– Кабы я тяги нашел, я бы всю землю поднял… – задумчиво проговорил он и тут же увидел в степи суму переметную. Потрогал ее погонялкой – не ворохнется. Слез с коня, двумя руками за суму ухватился, поднял ее выше колен, а сам по колени в землю угряз, и по белу лицу не слезы, а кровь течет.

Тут и было ему, как говорит былина, кончение.

Тяги-то Святогор нашел, а землю ему не под силу оказалось поднять.

Предваряя «Русский хронограф» пересказом сюжетов былин, мы, разумеется, ни в коей мере не пытаемся сопоставить события, описываемые в былинах, с фактами реальной истории.

Былины – это не история, это, скорее, сон об истории… Сон только-только выходящего на историческую сцену этноса.

Об этом древнем языческом сне русской страны, конечно, нужно поговорить особо, потому что и сам сон, и пробуждение от него многое определяют в дальнейшей русской истории, в национальном характере.

Античный пантеон, по сравнению со славянским, оказался в выигрышном положении. Все представления древних греков и римлян о Высших силах оказались закрепленными в предельно конкретизированных образах и поэтому сохранились едва ли не полностью…

О славянском пантеоне этого не скажешь, после обращения славян в христианство путались смутные воспоминания о древних божествах. Низвергнутые, они не погибали, а растворялись в языке, наполняя его своей духовностью. Вихрь, чур, услада – это ведь не просто слова, а имена древних русских богов.

Но в этом преимуществе античной мифологии – и уязвимость ее. Она ветшала и устаревала вместе с мраморными статуями богов и богинь, отвердевала во тьме и косности язычества.

Славянская мифология в этом плане оказалась более совершенной, ибо, меняющаяся, она и была сама непрерывным поиском или ожиданием того момента, когда откроется Истинный свет.

Появление Спасителя и движение христианского учения в «языки и народы» удивительным образом совпало на Руси с осознанием государственности, а изменчивый славянский пантеон, как уже отмечалось, оказался не противником, а местоблюстителем истинных святынь.

Культ Перуна легко перерос в почитание Ильи Пророка, культ Белеса – в почитание Николая Угодника.

И если взглянуть на русскую историю с точки зрения этого высшего смысла, то стоит ли удивляться, что и в эпоху великого переселения народов, крушения и рождения новых империй, подобно китайцам, огражденным от гуннов Великой Китайской стеной, славянские племена оказались ограждены хотя и незримой, но не менее прочной стеной, за которой спокойно разъезжали не знающие, чем им еще заняться былинные богатыри.

И стоит ли удивляться, что самые первые точные даты русской истории – это 860 год – дата так называемого «Фотиева крещения Руси» – и 862 год – дата начала Моравской миссии славянских просветителей, святых Кирилла и Мефодия…

Как говорил Павел Флоренский, наши просветители «первыми узрели в иных Мирах первообразы тех сущностей, которыми определяется дух русской культуры… во всей ширине и глубине ее, церковной – в смысле всенародной, целостной русской культуры, во всех ее как общих, так и частных, обнаружениях».

Рюриковичи

Строительство Третьего Рима

По этому курсу русской истории учились многие поколения русских людей, и воистину, испытываешь настоящее потрясение, когда обнаруживаешь, что имя святого благоверного князя Александра Невского во всем пятитомном «Курсе русской истории» В.О. Ключевского упоминается всего четыре раза. Два раза, когда речь идет о родственнике святого князя, один раз в списке персонажей книги, которую читал Петр I, и еще раз в связи с Александро-Невской лаврой.

Сам же святой князь, его подвиги и победы в объемистом курсе просто отсутствуют.

И тут только и остается дивиться мастерству Василия Осиповича, с которым он сумел так изложить историю нашего Отечества, что и, прочитав несколько раз весь его пятитомник, только много лет спустя, случайно замечаешь, что из его курса изъят такой узловой персонаж русской истории…

Но с другой стороны, есть и некий мистический смысл в том, что Александр Невский не вместился в историю России, которую создал либерал В.О. Ключевский…

Святой князь сам ушел из этой предельно рационализированной истории, потому что эта история имеет очень малое отношение к истории страны Александра Невского, его Святой Руси…

Наиболее известен из них Михаил Николаевич Покровский, который при советской власти стал бессменным заместителем наркома просвещения и создал не менее знаменитый, чем «Курс русской истории», учебник «Русская история в самом сжатом очерке».

Причем он пошел дальше учителя.

Если Василий Осипович в своем «курсе русской истории» умудрился не заметить Александра Невского, то Михаил Николаевич не замечает в своем «самом сжатом очерке» и самой русской истории.

До конца своей жизни этот ученик Василия Осиповича Ключевского принуждал всех русских школьников изучать историю по своему учебнику «Русская история в самом сжатом очерке», который не столько излагал историю нашей страны, сколько насаждал большевистско-интернационалистскую ненависть ко всему русскому.

Если мы попытаемся протянуть цепочку «учитель – ученик – ученик-ученика» далее, то мы попадем в наше время, в школы и институты, где нам навязывали представление, что наш народ это то, что думала о русском народе разная либеральная диссидентская публика XIX и XX столетий.

И сколько усилий необходимо было предпринять, через какие беды свои личные и всей страны пройти, чтобы осознать, что диссиденты и в XIX и XX столетиях не столько старались понять русский народ, сколько пытались увязать с мыслями о народе собственные нездоровые ощущения, собственные комплексы и болячки…

Но столь же нелепо полагать, что народ сам способен понять себя…

Это не попытка красиво уйти от ответа, это прямой ответ.

Ведь то, что Бог думает о русском народе, мы можем постигнуть не только в мистическом молитвенном сосредоточении, но просто раскрыв хронологию нашей истории.

В составленной, по просьбе императора Николая I, Записке «О народном воспитании» Александр Сергеевич Пушкин говорил:

«История в первые годы учения должна быть голым хронологическим рассказом происшествий, безо всяких нравственных или политических рассуждений. К чему давать младенствующим умам направление одностороннее, всегда непрочное? Но в окончательном курсе преподавание истории (особенно новейшей) должно будет совершенно измениться. Можно будет с хладнокровием показать разницу духа народов, источника нужд и требований государственных; не хитрить; не искажать республиканских рассуждений, не позорить убийства Кесаря, превознесенного 2000 лет, но представить Брута защитником и мстителем коренных постановлений отечества, а Кесаря честолюбивым возмутителем… » [3]

Речь тут идет не только о римской истории, вернее, совсем не о римской истории…

Пушкин говорит, завершая свою Записку: «Изучение России должно будет преимущественно занять в окончательные годы умы молодых дворян, готовящихся служить отечеству верою и правдою, имея целью искренно и усердно соединиться с правительством в великом подвиге улучшения государственных постановлений, а не препятствовать ему, безумно упорствуя в тайном недоброжелательстве…» [4]

Справедливо предположить, что Пушкин распространял и на русскую историю призыв «не позорить убийство кесаря». Он считал, что и в русской истории не надобно прибегать ко лжи и искажениям, даже если это и надобно для воспитательных целей.

Руководствуясь этими пушкинскими пожеланиями, и нужно снова вглядеться в хорошо знакомые события русской истории…

В Предисловии мы рассказывали, что часть этих событий сохранилась в русском героическом эпосе, хотя и создавались наши былины значительно позднее.

Поразительно как естественно смыкаются русские былины с летописями, события героического эпоса с событиями историческими.

Святогор, хотя и нашел тяги, поднять Русскую землю не сумел.

Это совершил на рубеже тысячелетий другой былинно-исторический персонаж – равноапостольный князь Владимир.

Он пришел в нашу историю, когда Русь еще не стала государством, когда она лишь томилась государственностью, когда ее еще только предстояло разбудить для истории.

Главную роль в этом пробуждении князь Владимир отвел вере, единой для всех родов и племен.

Как свидетельствуют археологические раскопки, поначалу Владимир пытался превратить в единую государственную религию родное языческое многобожие.

Он установил тогда на Священной горе невдалеке от теремного дворца шесть кумиров, которые почитались различными славянскими племенами и были свезены в Киев не столько как боги, сколько как представители соответствующих родов и племен, объединенных под властью киевского князя.

По сути, устроенный на холме рядом с княжеским теремом пантеон можно считать прообразом нынешнего Совета Федерации…

Главная его функция – представительство родов и племен.

Но, как ни замечателен был экуменический замысел князя, языческий пантеон не сумел объединить славянские племена. Племенные божки, перепутавшись между собою, окончательно утратили, как любят говорить сейчас, «легитимность» и превратились в народном сознании лишь в обозначение Высших Сил, в «местоблюстителей» Истинного, пока еще неизвестного Бога.

Обитатели пантеона, устроенного князем Владимиром, превратились в сновидение народа, тело которого охвачено предгосударственным томлением, а душа – предощущением познания Бога Истинного [5] .

Поэтому мы и говорим, что 1 августа 988 года – не просто крещение Руси, но ее Рождение…

До этого была смесь родов и племен, объединенных властью князя Владимира, и только сейчас, в водах Днепра, родилось Русское государство.

1 августа 988 года – это дата начала нашей истории…

И не язычество, а христианство разбудило Русь для истории, и именно это и определило место в нашей стране православия.

Оно для России не просто конфессия.

Православие для нас – государствообразующая сила.

Православие сформировало язык нашего народа и его национальный характер, православие определило законы нашего государства и его культуру.

Так и выстраивалась святыми князьями Русь, что совпадали пути спасения и устроения русским человеком своей души с путями спасения и устроения государства.

Источник:

thelib.ru

Николай Коняев Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг. в городе Ярославль

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Николай Коняев Русский хронограф. От Рюрика до Николая II. 809–1894 гг. по разумной цене, сравнить цены, а также найти похожие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт России, например: Ярославль, Набережные Челны, Брянск.