Каталог книг

Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

«День, когда я стал настоящим мужчиной» – книга новых рассказов Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА») и «Немцы» (премия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР»). Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места – в этих рассказах соединилось всё, чем известен автор.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Терехов А. День, когда я стал настоящим мужчиной: Рассказы Терехов А. День, когда я стал настоящим мужчиной: Рассказы 59 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной 65 р. book24.ru В магазин >>
Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной 51 р. ozon.ru В магазин >>
Волков Б. Как воспитать мальчика, чтобы он стал настоящим мужчиной Волков Б. Как воспитать мальчика, чтобы он стал настоящим мужчиной 135 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Владимир Дэс Как я стал миллионером Владимир Дэс Как я стал миллионером 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Ларионов А., Терехов Я. Куба. Путеводитель Ларионов А., Терехов Я. Куба. Путеводитель 382 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Маккарти Т. Когда я был настоящим Маккарти Т. Когда я был настоящим 224 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Александр Терехов - День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) - чтение книги онлайн

Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)

никому в голову и… что по холоду и в такое время, упрашивал: не беги, сильный всегда спокоен, но только сбавил ход – дерево, что-то черное, только бы не человек… но все-таки – человек, но хоть не приближался, уходил от меня – это Вова, но так быстро не мог, у меня оставалось – к реке, и встать за лозину, назад, или на ту сторону по подвесному мосту, но он скрипучий, только не в огороды – увязнешь сейчас по колено, – а, не успел, стой, – человек больше не удалялся – он, как и я, стоял, и – вдруг – это не могло быть просто что-то такое там, этим разрешится и кончится, – окликнул:

Я. С каждым шагом я думал новое: вот как совпало – днем тетя Рая, а вечером – вот, ее Валера; еще: как же он оставил кошек? еще чудно: мне пенсионер (живот перевесился через ремень) с плешью, пробившей знаменитые мелкие кудряшки (вклад сомнительной саратовской родни), приходится каким-то племянником; еще: да он же мой крестный, вписали его; еще – всю жизнь мы как-то рядом, он знал, что я, я знал, что он, кивали, здрасти-здрасти, но – никогда не разговаривали; я подошел, услышал его размеренное пыхтение, Валера пыхтел мирно, как домашняя вечная техника, типа газовой горелки, которая сама знает, когда ей и что, иногда только запинался и после запинки выдыхал как-то особенно протяжно и немного изогнуто, что ли; и еще! – он же работал в милиции, он Бобырев, крестный со мной – всё сошлось, ничего мне не угрожает; мы шли рядом, и дальше – так и пойдем, я:

– Пропал Аладьин, ну почему его милиция не ищет?

– Как не ищут, ищут, наверное. Да только там уже сто дел сверху, – Валера отвечал, ни о чем не думая, поглощенный движением, – да и денег-то сколько надо, чтобы искать…

– На что денег? Каких денег? – что меня охватило, второй раз за всю жизнь? – я не плакал, совершенно спокоен, лед, но слезы сами полились, словно чужие. – Должны! Человек пропал! Обязаны! Там же всё на поверхности: у вдовы он третий покойник, Евлаков ему должен, а последний, кто видел… Зачем кафель перекладывал? А дело в арбитраже? Что по его телефонным номерам? Геолокация? Дагестанцы. Никому не нужно?! А он – такой же, как ты! И я! Я один, за полдня, без всяких денег раскопал. Ясная картина. Да ты хоть знаешь, что у Аладьина жена первая пропала, а дочку убили? А теперь – до него добрались?!

– Всё может быть. И так. И так. И, как я мыслю, – Валера во что-то давнее вгляделся, но отвечал так же непричастно и тихо, – жена-то была сильно постарше, дочка ее, не Аладьина, и бизнес-то и недвижимость были жены, и жили они не очень… Ну, и Аладьин как-то и – решил. Сперва жена пропала, в Воронеж уехала за товаром. Всё отошло дочери, а потом и дочь, эта, как-то… Так я мыслю. Так, может, у Аладьина не хватило денег за работу расплатиться. Или в цене не сошлись. Понимаешь, – он помолчал и дважды особенно протяжно пропыхтел, – сделанная работа всегда кажется дешевле. Как с врачами. Перед операцией – да всё, кажется, ему отдам, лишь бы… А выписываешься: спасибо, спасибо большое – шоколадка и три цветка. А за что я, собственно, должен? – и он негромко посмеялся, улыбка съездила налево и направо по щекам.

– Хорошо. Или так. Пусть так. Какая, к чертовой матери, разница? – хотя я чувствовал разницу, уничтожающую меня разницу. – Нужно найти человека!

– Это просто. Обычно закапывают на старом кладбище в старые могилы. Как возьмутся кого перезахоронить, самое меньшее – пять черепов. Смотри, где свежая земля, – и найдешь. Помнишь, ездили на великах к бабке за козьим молоком, вот на этом углу хатка ее и… Привезешь бидончик, разольет мать по бокалам и поставит на комод… – он вел на Стрелецкий луг, прогоняя бабочку, немым черным пламенем промахивающую над плечом.

– Но ведь пропадают – сотни!

– Всегда. Всегда все пропадают – жизнь. Муж один год жену искал, деньги тратил, и мы помогали. А она к любовнику уехала и фамилию поменяла. Мы его привезли в Старый Оскол – вот твоя жена. Он даже к ней не подошел. Стоял и смотрел издали. А Гену Зубенко – помнишь, в армию проводили, в ресторане погуляли, все поехали сразу на вокзал, а он домой за вещами заехал. Ждем, ждем – нет Гены. И за тридцать четыре года так и не доехал до вокзала, еще в пути. Потому, что вся наша жизнь – она… она как поезд.

Мне звонит жена, двести тысяч сгораемой залоговой суммы.

– Как поезд – что? Что – как поезд?! Валера! – небо сгущалось, и луна еще тяжелей наливалась холодным, отчетливым сиянием. – Мне звонит жена! Что значит – жизнь как поезд?! Ничего не значит.

– Пришли. Наша улица – узнаешь?

На лугу развели костерки, словно ночевали цыгане, – они уже не ночуют так, осели на Новоездоцкой; нашу улицу – Стрелецкую – давно снесли, и жители уехали в бараки на соцгород, она, думал я, осталась только во мне одним пылающим июньским днем, что не кончится, я верю, и со мною.

– Каждый год собираемся в этот день, садимся кто где жил…

Возле костров расстилали одеяла люди, нанизывались шашлыки, резали хлеб.

– Потанины, Безземельные – помнишь фотографа без ноги? Котовы – возле тополей, у них одних телевизор был. Белогуровы со своим доберманом, Внуковы, вон Бессоновы – к ним опять из Харькова Толик приехал, дед Уколов шкандыляет… И мы, – Валера достал из-под мышки газету с мокрым пятном, подстелил и опустился на траву, – жизнь! И каждый год – одно и то же: Котовы с Белогуровыми всё спорят за межу, дед Уколов ходит своим уткам за ряской, к Выскребенцевой – всё женихи на мотоциклах, видишь, вышла – поджидает? Тут кое-кто у нас уже и переженился, поправили, что с первого разу не вышло. Одно и то же, скучно?

Нет, быстро подумал я, мир людей, делающих одно и то же, желающих всегда делать одно и то же. Так хотят влюбленные. Чтобы вечно ехало это такси и играла эта песня. Чтобы не вырастали дети, чтобы ночной звонок не означал: мама умерла, – вот этого немногого хочу и я.

– Привет, соседи! – крикнул Валера.

Отвечали, мне из тьмы кто-то погрозил старческой палкой:

– А это не ты у Орищенковых вчера груши стряс?

Я был уверен: никто никогда не узнает.

– К Гуськовой внучка приехала, из Москвы, помнишь?

– Еще бы! – я вздохнул. – Воротынцева…

Мы глядели на хату Гуськовых, еще крытую почерневшим, окостеневшим камышом, в не закрытые ставнями окна; хата стояла возле колонки, где на мокрой земле собирались осы, почтарка Люда, сдвинув платок с потного лба, чертила по улице свой швейный неутомимый зигзаг, заранее помахивая счастливчикам белым конвертом, в заросли золотых шаров, пугая индюшек, забивались дети, играя в кулючки, старухи припадали к кухонным окнам: кто это такой пошел? Изучалась телепрограмма: если «комбинированные съемки» или «консультант – генерал-лейтенант», надо проситься к Гуськовым смотреть; от цветущей вишни улица стояла белой, время – течет, это вода, это ничего, жаль, что эта вода ни во что не налита, а она – так, эта вода – повсюду…

– А вон и Аладьин мопед свой налаживает. Опять, небось, в Солоти к своей Раисе, ты видишь его?

Я смотрел в не определимое словами куда-то, мне казалось: вижу; сначала только «Солоти, стоянка 1 минута» в расписании, вот проступили мостки на Солотянском пруду, белый колпак матери Аладьина, торговавшей хлебом в магазине «У Лысака» – Лысак ушел с немцами, магазин трижды перестроили, но «У Лысака» не стиралось, – я увидел мопедный бак, оклеенный польскими красавицами в овальных рамках, вот – Аладьин, мы пекли кукурузу – вот он, белобрысый, дует в костер.

– Хочешь, сходи к своим, – предложил Валера, – найдешь?

Надо пройти почти всю Стрелецкую в сторону вокзала под единственным созвездием, которое мы умели находить, мимо лавочек, сделанных из шпал, мимо хриплых «голосов» из транзисторов, и перед тем как тропинка, засеянная осколками шлака и угля, спустится чуть вниз, скрывая под собой яму с мертвыми итальянцами, собранными со всей улицы в сорок третьем году… Я, зажмурившись, поднял чуть подрагивающую руку, но с первого раза, как всегда, поймал меж двух досок пуговицу, привязанную к леске, и потянул – звякнула щеколда и калитка… К своим – я спускался во двор, как всё выросло, наросло, вышло что из той косточки? В холодок – я один, но сколько вокруг наших, привалился от усталости к какой-то обмазанной глиной стене и не испугался, когда вокруг ноги скользнул урчащий пушистый бок – кот, он всегда прибегал, только стукала калитка, я пустил его на руки и чесал брюхо и за ушами, что-то прилепилось, когда ходил, на плечо, где-то я присадил клейкую напоминательную бумажку, сорвал, подсветил айфоном: куриной, старческой дрожью накарябано «Выключи газ», бросил под ноги, вот… Еще одна! На животе. «Закрыть дверь» – долой! Да что это? «Утюг!» Надо следить, а то так облепят… Просто оглаживать себя руками и срывать; за котом шли еще – бесшумно спрыгивали с подоконников, крылец, яблоневых веток и завалинок, теснились, сдержанно голося у ног: да что я вам могу, у меня нема ничего, я устал и, словно придавленный котом, чуть повалился отдохнуть на бок, а потом расправился и лег, сразу почуяв, как множество лап заструилось, щекотно забарабанило по мне, вспрыгивая, цепляясь и даже попадая на лицо – не убирая когти.

Уже пускали, очередь переступала, но не укорачивалась еще, двумя коленями убедительно соблюдая прямой угол, только последней десяткой – петляя и трепеща ленточкой, косичкой воздушного змея, чтобы пропускать легковой автотранспорт, вползающий убедиться: припарковаться негде! – и выползающий назад.

Я встал последним и достал паспорт.

Половину вторника и четверга в службе судебных приставов – приемные часы. Шестой месяц после решения суда я здесь, раз в неделю, стараюсь выжать двадцатку из скота, разбившего мою машину. «Надо работать с приставом», – учат долгожители, вот я работаю.

На входе, над крыльцом, в щели которого навтыкали окурков, что-то там новое…

Приклеили плакат: «Здесь не берут взяток!».

У меня сразу испортилось настроение! Ну что за ублюдочный обычай поиздеваться над единственной человеческой надеждой?!

Ага, а еще вот они – два бритых пузана в черной коже воткнулись без очереди, слепя дежурного удостоверениями, – и я уже предвидел всё, наблюдая, как боком заносят они за турникет нажранные поясницы и борсетки, знаю: пришли по личным, своим делам и точно, небось, к моему приставу Андрею Васильевичу Леденцу; перед дежурным горкой лежали семечки. Дежурный, что-то мрачно соображая, смотрел в компьютер, не замечая протянутого и ради сбережения общего времени заложенного пальцем на «номер-серии» моего паспорта.

– Чо там? Шестерки пиковой не хватает?

Глазами мы поговорили: «Я тебя, тварь, запомню!» – «Да хрен ли ты мне сделаешь, крути давай свою вертушку!»

К Леденцу я оказался девятым. Я помножил на среднюю скорость: два с половиной часа. Люди, живущие свою единственную, как правило, жизнь, тянулись вдоль коридора и теснились, как многоточие. На единственном стуле согнулся над какой-то бумагой мужик, в отчаянии зажав горячий лоб ладонью, я пригляделся: мужик смотрел в кроссворд.

Источник:

litread.info

Читать онлайн День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) Александр Михайлович Терехов в жанре Современная русская литература, Современная проза и

chitalka.net

О чем читают онлайн в этой книге:

«День, когда я стал настоящим мужчиной» – книга новых рассказов Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА») и «Немцы» (премия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР»).

Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места – в этих рассказах соединилось всё, чем известен автор.

Каждый посетитель сайта имеет возможность читать онлайн или скачать бесплатно книгу День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) не только на настольном компьютере или ноутбуке, а и на мобильном устройстве. Наша онлайн-читалка элетронных книг специально разработана адаптивной, т.е. это приложение адаптируется к любому устройству, к любой системе, будь то Android, iOS, Windows или Linux. Мы позаботились о том, чтобы посетители нашего сайта читалка.нет чувствовали себя максимально комфортно.

Для того, чтобы начать читать книгу, нажмите на кнопку ниже.

Источник:

chitalka.net

День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник), Терехов Александр Михайлович

День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) Версии произведения

Скачать файл

«День, когда я стал настоящим мужчиной» – книга новых рассказов Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА») и «Немцы» (премия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР»).

Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места – в этих рассказах соединилось всё, чем известен автор.

У вас еще нет аккаунта? Регистрация

Подать объявление о продаже / покупке / обмене этой книги

Продать книгу, которая уже прочитана и просто занимает место на полке

Обменять свою книгу, на книгу которую Вы еще не читали

Только зарегистрированные читатели могут добавлять свои объявления. Войти

Источник:

velib.com

Книга День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) - Александр Михайлович Терехов читать онлайн или скачать бесплатно и без регистрации в fb2, epub

Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)

Первое знакомство с теорией маркетинга большинства граждан бывшего СССР началось с книги Филипа Котлера «Основы маркетинга», выпущенной издательством «Прогресс» в 1990 году. Учебник оказался настолько своевременным и востребованным, что тут же появились сотни тысяч пиратских копий, изданных предприимчивыми дельцами от.

Начало XVIII века. Эдвард Кенуэй, дерзкий, самоуверенный сын фермера и торговца, с детских лет мечтает о дальних странствиях, о славе и богатстве. Однажды ферма его родителей подвергается нападению и сгорает дотла. Жизнь самого Эдварда в опасности, теперь юноша просто вынужден покинуть родные места. Достаточно скоро Эд.

Секретный код скрыт в работах Леонардо да Винчи… Только он поможет найти христианские святыни, дающие немыслимые власть и могущество… Ключ к величайшей тайне, над которой человечество билось веками, может быть найден… В романе «Код да Винчи» автор собрал весь накопленный опыт расследований и вложил его в главного героя.

Знаменитая школа магов Магистериум находится глубоко под землей. В ней учатся дети, обладающие особой силой и талантами. Благодаря жесткому отбору и крайне суровым испытаниям из школы выходят только победители. Ведь кто еще может сразиться с Врагом Смерти – могущественным магом, олицетворением самого зла. Именно поэтом.

В книге раскрываются математические загадки, зашифрованные в приключенческих и фантастических рассказах известных авторов Герберта Уэллса, Жюля Верна, Курда Лассвица и др. Возможно ли путешествие на мыльном пузыре? Существует ли механизм для произвольного движения в четвертом измерении? Ответы на эти и другие – непреме.

Соглашаясь стать главой дипмиссии в небольшой европейской стране, Мэри Эшли надеялась, что напряженная работа поможет ей пережить личную драму. Она была готова ко всему: к сложным переговорам, улаживанию международных скандалов, но никак не предполагала, что внезапно окажется в центре крупнейшего политического заговора.

Триста с лишним лет назад на берегах Невы возник город, которому была суждена великая судьба. История «блистательного Санкт-Петербурга» неразрывно связана с этой рекой. Она стала «главной улицей» города, к которой были обращены фасады дворцов и особняков, а ее величественные гранитные набережные, причалы и спуски стали.

«Стихотворения» – поэтический сборник гениального французского поэта и прозаика Рене Франсуа Сюлли-Прюдома (франц. Rene Francois Sully-Prudhomme, 1839-1907). *** Переживания героя о несчастной любви приводят к великодушному отречению от мирских благ и суетных надежд. Р. Ф. Сюлли-Прюдом также является автором книг «Итал.

Бель де Жур – самая знаменитая девушка по вызову. Ее интимный блог взорвал интернет-сообщество. Ее «Тайный дневник…» читали в метро даже самые чопорные британцы (обернув в газету, естественно). А снятый по книге сериал установил рекордные показатели рейтингов для сериала-новичка. Бель открыла свое настоящее имя. И она.

В книге описано тестирование программных продуктов в Google: как устроены процессы, как организованы команды, какие техники используются, кто ответственен за качество. Принципы, на которых построено тестирование в Google, применимы в проектах и компаниях любого размера. Авторы книги сами работали над продуктами Google.

Бель де Жур, самая знаменитая девушка по вызову, меняет профессию! Покорившая миллионы читателей своими откровениями в книге «Тайный дневник девушки по вызову», Бель оставляет работу в сфере секс-услуг и устраивается в офис обычным менеджером. Легко ли элитной проститутке вернуться в реальный мир и жить по общим правил.

Монография Когнитивно-поведенческая терапия пограничного расстройства личности посвящена новому направлению психотерапии – диалектико-поведенческой терапии (ДПТ), разработанной признанным специалистом в области психического здоровья д-ром Маршей М. Лайнен. Дополнением к монографии служит Руководство по тренингу навыков.

Приключения «Секретной семёрки» – один из популярных циклов знаменитой английской писательницы Энид Блайтон (1897–1968), сочинившей для детей и подростков свыше восьмисот произведений. Каникулы – самое подходящее время, чтобы придумать что-то особенное, чем было бы интересно заниматься вместе с друзьями. Вот Питер и пр.

В альманах вошли произведения выпускников Литературного института имени А. М. Горького, а так же поэзия и проза других современных авторов России.

Мы сами сделали тандем – велосипед на двоих, задавшись целью летом 2001 года проехать своим ходом до самого Тихого океана. Дорога предстоит длинная и не вся покрыта асфальтом, а на большом участке Читинской и Амурской областей было неизвестно, есть ли дороги вообще? Сумеем ли мы преодолеть весь путь за счёт своих физич.

Основываясь на древних документах, а также на работах современных исследователей, автор воссоздаёт подлинную историю земной жизни Иисуса из Назарета.

Действие романа разворачивается в глухом английском городке в конце XX века. В живой, увлекательной и зачастую юмористической форме герои книги, проходя через многочисленные испытания и приключения, пытаются найти себя и нащупать осмысленность бытия. К концу повествования они убеждаются, что всё это вполне можно обрест.

История о людях, большую часть года живущих вдали от цивилизации в российской деревне, об их проблемах и взаимоотношениях. И о фантастических событиях, происходивших с ними в течение года. Эта книга написана для тех, кто, как и автор, ещё не забыл значения слова «добро», а также для тех, кто хочет его вспомнить и начат.

Современный практический путеводитель по спиртным напиткам, включающий самые необходимые сведения об их свойствах, особенностях сочетания, правила употребления.

Imagine… Соберите этот пазл. Что у вас получится? Предложите родственникам, друзьям, знакомым… Что получится у них? Читать можно, начиная с любой книги, с любого места и в любом порядке. Но лучше, само собой, последовательно с начала… и до конца… только когда он будет. И будет ли?… You may say, I’m a dreamer… But… I .

Мокриц фон Липвиг как никогда доволен своей жизнью. После публичного признания в мошенничестве он все еще жив. Почтамт, Монетный двор и Банк работают как часы. Супруга Мокрица все так же души не чает в нем и в семафорах. И вроде для скуки нет не то что места, но даже и времени… И все же, когда первый паровой двигатель.

«Петр I в Меншикове души не чаял. Но однажды между ними случилась серьезная ссора. Петр рассвирепел, изрядно поколотил Меншикова палкой, а после побоя выгнал со словами: – Ступай вон отсюда, щучий сын, и чтоб ноги твоей у меня больше не было! Меншиков вышел, но через минуту снова вошел в кабинет… на руках. »

  1. Главная
  2. Современная русская литература
  3. Александр Терехов
  4. День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)

День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)
  • 0 рецензий
  • Автор:
  • Александр Михайлович Терехов
  • Теги:
  • Житейские историиПроза жизниПозитивная проза
  • Жанры:
  • Современная русская литература
  • Год:
  • 2013
Книги автора

«День, когда я стал настоящим мужчиной» – книга новых рассказов Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА») и «Немцы» (премия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР»).

Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места – в этих рассказах соединилось всё, чем известен автор.

Книга издана в 2013 году, АСТ, Москва. ISBN: 978-5-17-080912-7

Источник:

bookary.ru

Александр Терехов “День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)”

Александр Терехов “День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)” 22.10.2013 18:54

«День, когда я стал настоящим мужчиной» — книга новых рассказов Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА») и «Немцы» (премия «НАЦИОНАЛЬНЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР»).

Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места — в этих рассказах соединилось всё, чем известен автор.

Часто меня спрашивают (собеседников, которых я выдумываю, всегда чрезвычайно интересует мое мнение по важнейшим вопросам!): каковы особенности русского национального характера? Я не могу объяснить умными словами, обобщив; могу лишь наглядным примером. Одна из удивительных особенностей р.н.х. в том, что, как только Светлана Михайловна прокричала именно те слова, что я только что занес на экран монитора, и ни звука больше, сразу два закаленных невзгодами ветерана, ближе других стоявших к Свете, обернулись к собратьям, отлично слышавшим то же самое, и сказали: «Пообещала отметить всех в электричке». И я сам, трясясь от холода, на трезвую голову повторил за ними: «Сказала: как поедем, сразу отметит». Второй особенностью р.н.х. является, что в это безумное мгновение я не только сказал это, а сразу же сам и поверил, и понесся вперед всех покупать билет, чтобы сесть к Свете поближе, чтобы, как только она меня отметит, сразу уйти в тамбур под предлогом «курить» и выпрыгнуть на первой же остановке!

Но я опоздал — еще не закрылись двери электропоезда, как к Свете подкосолапил Кавказ (хвастался, что грабит туристов возле ЦУМа, но был всего лишь сыном первого секретаря Хабаровского крайкома): давайте запишем присутствующих. Света что-то неразборчиво и грубо ответила, я, например, явственно разобрал «вы что, дебилы?», но Кавказ, вернувшись в тамбур, пожал плечами:

— Невнятно сказала. Вроде бы: на станции, как приедем на место.

Я целиком понял всё, прошел в вагон, втиснулся меж двух дачниц и застегнул все пуговицы на рубашке. Надо согреться и дать ногам отдых. Я понял: главная цель сегодняшнего дня — не получение зачета, а сохранение жизни. Я смотрел на свои кеды: полчаса — вот самое большее — останутся мои ноги сухими на грунтовой дороге, по мокрой траве — пять минут. На месте своих ног я сквозь навернувшиеся слезы увидел протезы. Окно уже косо исцарапали дождевые капли; я хотел, чтобы мы ехали долго, еще дольше. Чем больше пройдет времени, тем теплее станет на улице. Разница в два-три градуса, едва различимая в обычный день, сегодня может спасти жизнь. Не паниковать. Не опускать руки. Всё время двигаться. В ту минуту возвращение в общагу стало таким далеким, что я понимал: вернусь я другим, такое не проходит бесследно. С каждой станцией в нашем вагоне становилось всё тише, а когда все вдруг повскакивали и повалили за Светой на безымянную платформу какого-то «км», молчание ветеранов стало поистине страшным.

Дождь прекратился, чтобы через полчасика зарядить уже как следует, стеной. Огромное серое и местами черное небо простиралось над великой русской равниной. Куда ни глянь, тянулись пологие холмы и подмышечные черные заросли в ямах и оврагах — ни строения, ни дороги, ни линии электропередач с колокольчиком фонаря, ни ларька с пивом и сигаретами (вру, это же доларечная эпоха, но пусть останется как лучший символ Абсолютной Безжизненности). Открылась пустота земли, готовая нас поглотить, и, пока жалкие трусы с других факультетов и наши однокурсники-«школьники» веселым потоком стекали с платформы на тропу, мы цепенели в предвкушении трагического Пути, как Белая армия накануне Ледового похода, или как Белая армия, в последний раз обращающая свой взор на крымский берег с борта английского парохода. В одну минуту я понял, что если сейчас же, сию же минуту (в которую понял) я (даже если один!) не перейду рельсы, не поднимусь на платформу со стрелочкой «На Москву» и не уеду первой же электричкой, то навсегда останусь дрожащей от жизненного холода тварью, ничтожеством, недостойным никакого высокого предназначения и даже судьбы с большой буквы «Сэ», я невероятно отчетливо и достоверно понял это и, словно меня кто-то подпихнул в плечо, бросился догонять наших, пристраиваясь в хвост колонны и пряча руки в карманы.

Поначалу шли бодро, тропа уходила вниз, и еще вниз, но я не радовался: значит, потом придется подниматься и подниматься. Не оглашая, каждый молчком уже решил, что «присутствующих» отметят на привале — в турпоходе обязательно бывает привал! — и на всякий случай запоминал дорогу: с привала уйдем; нет, Свете нас не одолеть! В низине хоть не задувал ветер, но хлюпала грязь, и несло сыростью от близкой воды, правая нога промокла первой и начала застывать, мы шли, шли, шли еще, но не похоже, чтобы привал приближался, с каждым шагом мы отдалялись от станции, я ждал дождя, но что-то тронуло мою щеку — снег!

Мне стало в два раза холодней. Надо двигаться. Но какой-то небритый краевед в панамке устраивал «А теперь — внимание! Остановимся здесь. Всем хорошо видно? Задние ряды — слышно?» то у каменной глыбы, притащенной ледником, то на повороте, с которого открывался потрясающий вид на три сосны с раздвоенными стволами, то над поляной, где кучно произрастали редчайшие. Когда он, протерев очки, подвешенные на шнурках к шее, пообещал, что на следующей остановке не ограничится кратким сообщением, а прочтет целую лекцию о гидрологии суши по маршруту следования нашего похода, морпех из наших (или моряк? короче, хрен знает, в общаге его звали Море) задержал за рукав краеведа, обрадованного тем, что его сообщения вызывают сверхплановый интерес любознательной молодежи, и еле выговорил заледеневшими губами: «Если т-ты с-с-с… — Хоть еще раз с-с-с…», — больше Море говорить не мог, по его лицу стекал растаявший снег, посиневшие губы вздрагивали; то, что не смог сказать, Море показал: вот его обе огромные руки ловят что-то мелкое, тщедушное и слабо отбивающееся, медленно душат это мелкое до полного прекращения сопротивления и отрывают на хрен с мясом какую-то важнейшую часть этого тщедушного… Ты понял?

Дальше мы двигались без задержек, краевед не отходил от Светланы Михайловны, изредка оглядывался (достигая, видимо, какой-то выдающейся точки маршрута) и всякий раз встречался взглядом с изнеможденным Морем, и тот ему со страшным значением кивал.

Книга: Александр Терехов «День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник)»

Похожие публикации: Екатерина Георгиевна Джугашвили «Мой сын — Иосиф Сталин«Александр Конторович «Черные тропы«Махинаторы. Кого ждет Колыма?» Владимир БушинПатрик Ленсиони «Сердце компании. Почему организационная культура значит больше, чем стратегия или финансы«Код да Винчи» Дэн Браун

Источник:

pcnews.ru

Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) в городе Астрахань

В представленном каталоге вы всегда сможете найти Александр Терехов День, когда я стал настоящим мужчиной (сборник) по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Астрахань, Красноярск, Нижний Новгород.