Каталог книг

Данилова А.В. Тайная любовь Копперфильда

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Отдых в компании с книгой Диккенса и его любимым с детства Дэвидом Копперфильдом – что может быть прекраснее? У Дениса были большие планы на этот отпуск в Ницце, но кто же знал, что в дело вмешается судьба в облике прекрасной незнакомки. Откуда он знает эту девушку и почему она преследует его? Странности продолжаются и в Москве: кто-то планомерно устраняет всех, побывавших в Ницце и успевших узнать тайную любовь Дениса. Кажется, не так уж трудно понять, кто пытается опорочить друзей в его глазах, гораздо труднее поверить, что та, которую боишься полюбить, невиновна…

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ITD000000000835003

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Данилова А. Тайная любовь Копперфильда Данилова А. Тайная любовь Копперфильда 113 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Данилова А. Тайная любовь Копперфильда За спиной - двери в ад Данилова А. Тайная любовь Копперфильда За спиной - двери в ад 125 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда 114 р. book24.ru В магазин >>
Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда 71 р. ozon.ru В магазин >>
Данилова А. Любовь насмерть Данилова А. Любовь насмерть 253 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда 44.95 р. litres.ru В магазин >>
Сидорова Л. Пушкин - Тайная любовь Сидорова Л. Пушкин - Тайная любовь 301 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Анна Данилова Тайная любовь Копперфильда скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Тайная любовь Копперфильда

Тайная любовь Копперфильда

«Crime & private» — это не только классически изящный криминальный роман, но и вечный поединок страсти и рассудка, реальности и мечты, импульсивных эмоций и голого расчета. Судьбы героев вершит мастер психологического детектива Анна Данилова!

Он проснулся и, не открывая глаз, с чувством необъяснимой радости понял, что все еще находится в этой спальне, в этом гостиничном номере, который будет принадлежать ему еще неделю. И что весь его день будет расписан по секундам счастья и свободы, что набережная Ниццы улыбнется ему и засияет сначала нежным утренним солнцем, затем будут переливаться спокойные полуденные морские волны, призывая подремать в удобном шезлонге в окружении таких же, как и он, счастливых людей. А к вечеру электрический свет засверкает оранжевыми бликами на столиках многочисленных ресторанов и кафе, и ему, Денису, не придется, как это было в душной и напряженной Москве, срочно кому-то звонить…

Дорогие друзья по чтению. Книга "Тайная любовь Копперфильда" Данилова Анна произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. Кто способен читать между строк, может уловить, что важное в своем непосредственном проявлении становится собственной противоположностью. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего. Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. "Тайная любовь Копперфильда" Данилова Анна читать бесплатно онлайн безусловно стоит, здесь есть и прекрасный воплощенный замысел и награда для истинных ценителей этого жанра.

Добавить отзыв о книге "Тайная любовь Копперфильда"

Источник:

readli.net

Читать Тайная любовь Копперфильда - Данилова Анна - Страница 1 - читать онлайн

Тайная любовь Копперфильда, стр. 1

Тайная любовь Копперфильда

«Crime & private» – это не только классически изящный криминальный роман, но и вечный поединок страсти и рассудка, реальности и мечты, импульсивных эмоций и голого расчета. Судьбы героев вершит мастер психологического детектива Анна Данилова!

Он проснулся и, не открывая глаз, с чувством необъяснимой радости понял, что все еще находится в этой спальне, в этом гостиничном номере, который будет принадлежать ему еще неделю. И что весь его день будет расписан по секундам счастья и свободы, что набережная Ниццы улыбнется ему и засияет сначала нежным утренним солнцем, затем будут переливаться спокойные полуденные морские волны, призывая подремать в удобном шезлонге в окружении таких же, как и он, счастливых людей. А к вечеру электрический свет засверкает оранжевыми бликами на столиках многочисленных ресторанов и кафе, и ему, Денису, не придется, как это было в душной и напряженной Москве, срочно кому-то звонить, о чем-то договариваться, нервничать, переживать, писать, считать – словом, жить той жизнью, от которой он каждый год вот так же сбегал сюда, в этот благословенный и такой спокойный город, который, как ему казалось, всегда радовался его приезду и каждый раз, как ему опять-таки казалось, готовил ему неожиданные сюрпризы.

Вот и на этот раз он подарил ему встречу со старой знакомой. Вернее, это знакомство было старым, многолетним, а сама женщина была молода, ослепительно красива и интересна ему безумно. И что приводило его в восторг, она никак не ассоциировалась у него с деловой частью его жизни, напротив, одним своим присутствием вызывала приятные воспоминания, связанные с удачным и почти волшебным побегом из настоящего ада. Юлия Земцова с ее мужем Евгением Крымовым помогли ему разыскать человека, который целых три года обворовывал его и угрожал убить.

После того как он, этот человек, настоящий фантом в обличии его родного брата, которому он бесконечно доверял, был ранен при задержании, а впоследствии скончался от заражения крови в тюремной больнице, черно-белая, наполненная страхами и недоверием жизнь его приобрела живые краски. И как-то все само собой наладилось.

Чувство благодарности к этой паре захлестывало его, он чуть было не подарил Юле весь свой бизнес, настолько ощущал себя спасенным, заново родившимся. Юля ему тогда сказала, что у нее есть деньги и что ему не стоит терять голову от радости. Однако круглую сумму, которую он сам для себя обозначил и счел справедливой, он перевел на ее счет, о чем никогда впоследствии не пожалел.

Земцова, в прошлом адвокат и частный детектив, уже давно отошла от дел, но время от времени знавшие ее люди все равно находили ее и поручали вести свои дела. Для этой цели было создано бюро и подобран небольшой, но весьма профессиональный и толковый коллектив, часто работавший параллельно с прокуратурой или милицией.

Клиентами Земцовой или Крымова были, как правило, люди, попавшие в трудное положение и уже не надеявшиеся на помощь правоохранительных органов. Они выходили на Земцову через многочисленных знакомых или посредников, разыскивали ее, где бы она ни находилась – во Франции ли, где она уже несколько лет жила с семьей, или в Москве, куда она приезжала довольно часто навестить близких родственников и друзей.

Сейчас она, к великой радости Дениса, отдыхала в Ницце, причем жила в той же гостинице, что и он, в «Негреско»! Когда он увидел ее вчера за соседним столиком, он не поверил своим глазам! Вот уж кого он действительно всегда хотел видеть и от кого заряжался позитивной энергией! И даже не ее харизматичный муж, который, по сути, и научил ее всем тонкостям расследования, а именно она, нежная, задумчивая, полная тайн, представляла собой интерес. По мнению Дениса, лишь совсем небольшой процент женщин, из всех тех, с кем ему приходилось сталкиваться в жизни, были умны и наделены определенными талантами. В большинстве же своем ничем, помимо внешней красоты и умения подать себя, его знакомые женщины не обладали, то же самое можно было сказать и про теперешнюю девушку, Ларису Вдовину, без его ведома рискнувшую приписать себе статус его невесты. Знакомая его приятеля, с которой они познакомились на одной из вечеринок, устроенной приятелем на его подмосковной даче, оказалась ярче и смазливее всех остальных присутствующих на празднике девушек, не более. Было много шампанского, многозначительные взгляды с ее стороны и его желание провести выходные с женщиной – вот и все, что поспособствовало тому, что Лариса возомнила себя его любимой девушкой. А он особо и не сопротивлялся. К тому же Лариса довольно часто ездила по делам своего отца в Лондон, где одновременно с этим совершенствовала свой английский. Другое дело, зачем ей это было надо? Чтобы доказать себе и всем окружающим, что она этот язык знает? Или для общего развития? А может, для того, чтобы впоследствии более активно работать с отцом в его бизнесе? Дениса это вообще мало интересовало. Его очень устраивал тот факт, что Ларисе из его свободного времени было отведено всего лишь процентов двадцать, не более, и что он, считаясь в своем кругу мужчиной несвободным, на самом деле мог распоряжаться собой в отсутствие «невесты» как хотел.

Ларису Денис не любил, да и не знал, что это такое. Нечто похожее на это безумное чувство, как ему казалось, он испытывал однажды, когда ему исполнилось шестнадцать лет и он страстно возжелал одну официантку из деревенского бара в Косино, куда родители отправили его к тетке «порыбачить и попить козьего молока». Поначалу, увидев ее, блондинку с отрешенным взглядом, разносящую тяжелые подносы с выпивкой, он решил, что она никогда не обратит на него, молокососа, внимания. Высокая, с тонкой талией и широкими бедрами, дрожащей, как желе, белой грудью, которую лишь прикрывали открытые блузки, она притягивала к себе взгляды настоящих, взрослых мужиков. Однако уже через пару дней, когда он заглянул в бар в полдень и оказалось, что он единственный посетитель, Ирина, так звали официантку, сама подошла к нему, облокотилась локтями на стол, чуть ли не закрыв ему своей пышной грудью лицо, и сказала, что в четыре часа ее подменит сестра и что она будет ждать его в условном месте, на Белом озере, за большими ивами… Так его любопытство уступило место подростковой горячей страсти, от которой он похудел, осунулся, его постоянно трясло, лихорадило, не говоря уже о других невероятно сильных ощущениях и желаниях, от которых он просто горел и терял силы… Но лето прошло, он вернулся в Москву, и сколько бы он ни писал Ирине писем, ответа так и не дождался. А потом, на следующий год, он узнал от тетки, которая была в курсе его романа и очень переживала за племянника, что Ирина благополучно вышла замуж за какого-то водителя Юрку и они оба переехали в Москву, а где живут точно и чем занимаются, никто не знает.

Денис долго еще лежал в постели, потягиваясь чуть ли не до хруста в суставах, несколько раз пытался заснуть, но, вероятно, он уже выспался, и ему не оставалось ничего другого, как получить новые порции утреннего счастья – душ, принесенный в номер опрятной горничной континентальный завтрак (круассаны, багеты, джем, масло, сыр, апельсиновый сок, кофе, йогурт, хлопья), утренняя сигарета и снова визит горничной, только теперь с выглаженными белыми брюками и голубой рубашкой.

Очаровательная улыбка девушки – ею хочется воспользоваться и завалить… мысленно, смеющуюся, румяную, в постель, предварительно сорвав белый передник. Ее задумчивый взгляд, который спрашивает, а что будет, если они поменяются местами и это он, Денис, миллионер, будет наливать ей кофе, спрашивая, сколько кусков сахара положить в чашку, или менять полотенца в ванной комнате… А может, уставшая прислуживать, она мечтает выйти замуж за богатого мужчину и бросить наконец эту тяжелую работу, где ей приходится улыбаться посетителям гостиницы даже тогда, когда у нее болит живот и ей больше всего хочется просто полежать под теплым пледом с книжкой в руках и тихонько поскулить…

Источник:

online-knigi.com

Анна Данилова

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Ru Анна Данилова - (Crime & private). Тайная любовь Копперфильда Популярные авторы Популярные книги Crime & private - Тайная любовь Копперфильда

Но девушка была хороша. Ослепительно хороша.

Денис попросил секретаршу принести чай с лимоном. Надо было успокоиться и начать размышлять снова. Проанализировать каждый день, прожитый им в Ницце. И чем больше он размышлял, тем все больше и больше склонялся к мысли, уже не новой, что его явно с кем-то перепутали. Его бизнес был стабилен, строительная компания, владельцем которой он являлся, занимала прочное и надежное место среди других, не менее крупных компаний, дорогу он никому не перебегал, споров ни с кем не было, поэтому и проблем с этой стороны быть не должно. Его личная жизнь в последнее время и вовсе была прозрачной, скучной и неинтересной. Оскорбленных или обиженных девушек, которые могли бы затеять какую-нибудь страшную женскую месть, тоже не имелось. Друзья, с которыми он проводил время, были надежными, преданными, в этом он тоже не сомневался. Да и завистников у него, как ему казалось, не имелось. Он спокойно жил, работал и никому не мешал, никого не дразнил, не конфликтовал. С родственниками тоже все сложилось, слава богу – многим он помогал, причем реально – давал денег, устраивал на работу.

– Вот ваш чай, Денис Евгеньевич, – секретарша, пухлая зрелая блондинка в строгом сером костюме и белой шелковой блузке, заботливая и милая, с приятной улыбкой и веселыми глазами, поставила перед Денисом поднос с чаем. – Может, приготовить бутерброды?

– Нет, Ирина Ивановна, спасибо. Знаете, вы можете уже идти, я же помню, сегодня день рождения вашей дочери, и вам нужно быть дома пораньше…

– Спасибо, удивительно, что вы за всеми вашими проблемами и делами вспомнили обо мне.

Она хотела было уже удалиться, как вдруг ее взгляд скользнул по разложенным по столу фотографиям с изображением «испанцев». Брови ее нахмурились, она задержала свой взгляд на снимке с «Габриэль-Пилар-Консепсьон» и подняла глаза на Дениса. Она явно хотела что-то спросить, даже рот, как показалось Денису, открыла, но снова закрыла и невольно пожала плечами.

– Денис Евгеньевич… Вы извините, конечно… Просто все это как-то странно… Ну, хорошо, я пойду, не стану вам мешать… – Она уже направилась к выходу, как Денис окликнул ее:

– Ирина Ивановна, вам знакома эта девушка?

– Думаю, что да. – Она с готовностью вернулась к столу. – Это же Надя.

Денис вспыхнул. Дожил. Или совсем потерял память? Даже его секретарша знает больше, чем он сам.

– Надя? Какая Надя? Она что, работает у нас? – догадался наконец он.

– Это же наша уборщица. Она убирает в вашем кабинете, приемной, в коридоре на нашем этаже… Надя Трепова.

И тут он вспомнил. Девушка, которую он как-то застал, вернувшись поздно вечером в свой офис за документами. Он видел ее всего-то несколько минут. Открыв дверь, ведущий в длинный коридор, по сторонам которого располагались кабинеты главного бухгалтера, экономиста и юридического отдела, он быстрым шагом направился в сторону своего, и в это самое время из приемной вышла девушка. Она явно не рассчитывала никого увидеть в это позднее время (было половина одиннадцатого вечера), поэтому, заметив быстро приближавшегося к ней директора, испугалась, наверное, или просто от неожиданности уронила на пол все, что держала в руках – папку с рисунками, которые сразу же разлетелись по красной ковровой дорожке, рядом с сухим и каким-то твердым звуком приземлился коричневый кожаный рюкзак, который тут же открылся и оттуда показалось все его содержимое – стеклянная баночка с остатками супа и кипятильник…

Он вдруг вспомнил, что сказал ей тогда, этой девушке:

– Что вы здесь делаете? Кто вы?

Потом вдруг она, быстро поднимая с пола рисунки, пробормотала:

– Просто у меня комната маленькая, а здесь же все равно никого нет, вот я и рисую. Извините меня, пожалуйста…

Вот откуда эти ассоциации! Девушка, рисующая углем или карандашом, запах супа или щей… Как же интересно все-таки устроен человеческий мозг! Он же ему подсказывал еще там, в Ницце, где и при каких обстоятельствах он мог видеть эту девушку.

– Ирина Ивановна, эта девушка… Надя Трепова. Кто она? Кто ее принял на работу? Чем она еще занимается, кроме того, что убирается здесь?

– Надя? Она хорошая девушка. Очень талантливая. Художница. Самостоятельная, независимая такая… Я просто знаю, что к ней набивался в приятели один из наших юристов, Шитов, думаю, что предлагал ей свое покровительство…

– Ирина Ивановна, откуда вам все известно?

– Я же ваш секретарь, я все должна знать, – она снова улыбнулась. – Но если честно, то мне девчонки из бухгалтерии рассказали. Он попросил эту Надю нарисовать его портрет, карандашом, и она нарисовала. Буквально за несколько минут. Он заплатил ей, между прочим, хотя она сначала не хотела деньги брать. Но потом, как мне рассказали, передумала, сказала что-то вроде, что ей нужно за комнату заплатить, и взяла деньги у Шитова.

– А что она делала в моем кабинете с рисунками?

– Думаю, она занимается здесь, когда все уходят, когда никого нет… не думаю, что это такое уж большое преступление.

Денис вдруг представил себе, как эта Надя Трепова, оставшись одна на этаже, запирается и сначала долго и утомительно все пылесосит, протирает паркет, вытирает всюду пыль, а потом, управившись с работой, принимается за любимое дело. Рисует… Порисует, потом сделает перерыв, подогреет себе суп в банке, поест, попьет чаю и снова рисует.

– Постойте, а что она рисует? Она что, дома не может?

– Вроде бы у нее там обстановка не позволяет. Она же в коммуналке комнату снимает, вероятно, там такие соседи… Я точно не знаю. Никто не знает. Но девушка она интересная, я соглашусь с вами…

И Ирина Ивановна бросила многозначительный взгляд на фотографии.

– Но это не она, – поспешил объяснить ей Денис. – Это другая девушка… Она вообще не русская… Просто мне тоже показалось, что я ее где-то видел, а где – долгое время вспомнить не мог. И вдруг вы только что мне подсказали… Да, она удивительным образом похожа на нашу Надю Трепову.

– Да? На самом деле, интересно… И кто же эта девушка?

– Она испанка. Ее зовут Соледат. Я познакомился с ней в Ницце.

– Надо же, какие бывают похожие люди…

– Она до сих пор у нас работает?

– И вчера работала, и позавчера?

– Я не в курсе… Вы хотите с ней увидеться? Поговорить? Если хотите, я пришлю к вам начальницу отдела кадров, Валентину Викторовну…

– Хорошо, – Ирина Ивановна снова пожала плечами, пробормотала что-то и быстрым шагом, цокая каблучками по паркету, поспешила к выходу.

– На сегодня вы свободны! – сказал ей вслед Денис. – И пожалуйста, Ирина Ивановна, никому ни слова о нашем разговоре.

Через несколько минут в кабинет робко вошла Валентина Викторовна, молодящаяся женщина в коротком белом летнем платье.

– Валентина Викторовна, прошу вас, присядьте. Скажите мне, пожалуйста, у нас работает такая Надежда Трепова?

– Надя? Да, работает. Она уборщица, убирает целый этаж и приемную, ваш кабинет и комнату отдыха…

– Она работала здесь последнюю неделю? Вы видели ее?

– Я лично не видела, но уборка производилась, это точно.

– А как это можно выяснить?

– Я могу ей позвонить или связаться с Людой Валеевой, которая убирает третий этаж и моет лестницы. Вот она точно может сказать. Вы же понимаете, что уборщицы приходят после того, как все помещения уже свободны для уборки, когда все уходят.

– Пожалуйста, свяжитесь с кем угодно, только скажите мне, работала эта Трепова последнюю неделю или нет.

– Что-нибудь случилось? У вас пропали деньги? Хорошо-хорошо, я все поняла… Сейчас же позвоню. Но не проще ли позвонить самой Треповой и спросить ее, работала она или нет?

Странно, но эта мысль ему почему-то не пришла в голову.

– Сообщите мне номера телефонов и Треповой и Валеевой, – бросил он в раздражении. – И идите уже…

Валентина Викторовна, явно обиженная на его тон, почти выбежала из кабинета. Через несколько минут она прислала ему на почтовый ящик письмо с номерами телефонов уборщиц.

Денис сначала позвонил Валеевой. Понимал, что поступает как последний идиот, что ему, генеральному директору, не пристало опускаться до звонка уборщице, но уж больно хотелось выяснить правду.

– Люда? Добрый день, это Денис Евгеньевич Дунаев. Скажите, Люда, вы были последние семь дней на работе, убирали этаж, мыли лестницы?

Сначала была тишина, видимо, девушка переваривала услышанное, потом заикающимся голосом ответила, что да, работала, спросила, не случилось ли чего.

– А ваша коллега, Трепова Надежда, тоже работала?

– Нет… – Снова последовала пауза. – Но что в этом особенного? Она попросила меня поработать за нее, и я сделала все так, как она говорила… Даже воду в аквариуме в комнате отдыха поменяла… У меня ни одна рыбка не погибла. И растения все протирала, эти огромные монстеры… Что случилось, Денис Евгеньевич? Что я натворила?

– Все в порядке, Людмила. Значит, Надежда Трепова на работу не приходила. А почему? Что с ней случилось?

– Она сказала, что у нее была срочная работа… Вы поймите, она же не прирожденная уборщица вроде меня… Это я ничего в жизни не умею делать. А Надя – она художница, она работает по контракту с одним издательством, иллюстрирует книгу… Ей просто надо было закончить работу, вот и все! Что, у нее из-за этого будут неприятности?

– Нет-нет, спасибо, все нормально. Было бы даже хорошо, если бы вы с ней на эту тему не говорили, не передавали наш разговор… Всего хорошего, Люда.

Он позвонил Валентине Викторовне.

– Пришлите мне срочно адрес Треповой. Заодно и ее паспортные данные.

И через пару минут на экране появился адрес. Цветной бульвар. Неплохо. Может, и коммуналка, зато в самом центре Москвы.

Вот сейчас он приедет по этому адресу, увидит эту самую Трепову, покажет ей фотографии и спросит, зачем она за ним следила и что ей вообще от него нужно. Конечно, у него есть своя служба безопасности, и он мог бы поехать к Треповой с каким-нибудь из своих людей, но не смешно ли это будет? Чего ему бояться?

Его осенила блестящая, как ему показалось, идея. Он вызвал к себе начальника службы безопасности и попросил выяснить, не покидала ли Москву Трепова Надежда Васильевна. В случае, если покидала и у него будут на руках доказательства, вот тогда ему будет о чем поговорить с этой уборщицей-художницей…

Конечно, очень хотелось позвонить Земцовой, но он был уверен, что ее пока еще нет в Москве. Не хотелось беспокоить по пустякам. Да и трусом показаться тоже. Пока что он сам сделает все, что в его силах, попытается разобраться, какая связь между Треповой и его отпуском в Ницце, и только потом, когда у него будут на руках доказательства того, что это действительно Надя Трепова изображала из себя испанку на Лазурном Берегу, вот тогда можно будет сначала попытаться у нее самой выяснить, зачем ей это было нужно (или кто заставил), или же обратиться за помощью к Юле Земцовой. Быть может, это Лариса, откуда-то знающая Трепову, попросила Надю проследить за женихом. А может, дело куда серьезнее, чем может показаться. Ведь и тогда, перед тем как начались первые угрозы от неизвестного человека и стали пропадать крупные суммы денег, он жил относительно спокойно и ничего не подозревал. Страшно вспомнить, что он тогда пережил, узнав, что этот неизвестный, который чуть не довел его до банкротства и инфаркта, был его родным братом. А вдруг и сейчас против него готовит заговор кто-то из его самого близкого окружения? Самый близкий друг… Стоп. Близкий друг… Вадим Климов. Со дня на день он должен вернуться из отпуска. Как Денису доложили, Вадим решил провести недельку в Венеции. Пижонище! Наверняка поехал туда вместе с Олей Франк. Венеция, романтика. Не иначе как Вадим надумал жениться на красивой и тихой, как ночное озеро, Олечке… Про ночное озеро – это придумал, конечно, сам Вадим, влюбленный в Олю по уши, буквально ослепленный ее красотой.

И вот как представить, что такой человек, как Вадим, светловолосый, нежный, умный и преданный, с которым так много всего пережито, вдруг копает под Дениса… Вадим – его зам, правая рука. Говорят, что самые близкие люди и есть самые опасные предатели. Сколько историй он слышал на эту тему. Родные братья, сестры, даже отец против сына, жена против мужа… Как же деньги портят людей… И все равно, представить себе Вадима в образе злодея у него не получалось. Тем не менее где-то в глубине души он нащупал клавишу «сохранить» – и сохранил: «присмотреться к Вадиму».

Начальник службы безопасности позвонил и сообщил, что 3 июня из Москвы в Ниццу рейсом авиакомпании «Austrian Airlines» вылетела пассажирка Трепова Надежда Васильевна, 1988 года рождения. Номер паспорта прилагался. Невероятно, но это был номер паспорта той самой Надежды Треповой, уборщицы, которая убиралась в его офисе! Полный абсурд! Девушка, которую он видел в Ницце, была увешана дорогими украшениями и благоухала, как роза… Она не могла до этого вот так просто мыть полы в его кабинете и вытирать пыль. Это разные девушки. Хотя…

И тут он подумал, что все могло случиться совсем не так, как ему показалось в самом начале.

Может, до поездки в Ниццу она и была бедной художницей, подрабатывающей уборщицей, а потом встретилась с Аркадием Тришкиным, состоятельным господином, который и осчастливил ее – приодел и взял с собой на Лазурный Берег! И не уволилась она по простой причине – решила подстраховаться на всякий случай и сохранить за собой место работы (хотя разве можно назвать стоящей работой то, чем она занимается, с пылесосом в руках?!). А вдруг этот Тришкин – ненадолго? Поэтому и обратилась с просьбой поработать за нее Людмилу Валееву.

Может, все так и было? И пусть себе живет с Тришкиным и радуется жизни. Но только зачем им было тогда болтать на испанском и следить за ним, за Денисом?

– На Цветной бульвар, – сказал он водителю. – И побыстрее.

– Вот, выпейте воды и давайте все по порядку… Итак…

Следователь прокуратуры Игорь Левин, устроившись за столом, достал блокнот и приготовился писать. Все это происходило в тесной кухне квартиры, принадлежащей Александру Сырову, человеку, труп которого час тому назад обнаружила под кроватью его родная сестра, Екатерина Сырова.

Девушка была бледная, дрожала всем телом. Ей явно требовалась медицинская помощь. Однако именно сейчас, находясь в этом состоянии, она могла сообщить обо всем том, что произошло в этой квартире.

– Мы с моим другом, Толиком, приехали сюда, зная, что Саши нет дома. Я точно знала, что он должен был улететь в Ниццу. Мы с ним беседовали незадолго до этого.

– В Ниццу? Отдыхать?

– Не знаю… Наверное.

– Чем занимался ваш брат?

– Он – программист. Работал в одной фирме… Честно говоря, я мало что знаю о его работе.

– Он хорошо зарабатывал?

– Не думаю. Были у него, конечно, кое-какие заработки помимо его основной работы. – Катя судорожно схватила стакан с водой и сделала несколько глотков, при этом зубы ее стучали о край стакана. – Он компьютеры ремонтировал.

– Часто ваш брат совершал такие поездки – на Лазурный Берег?

– Нет. Но иногда все-таки где-то бывал. Он покупал дешевые горящие туры, он был легким на подъем… – она залилась слезами.

– Итак, вы пришли с вашим приятелем Толиком сюда, в эту квартиру… Зачем?

– Понимаете, я живу с родителями. Постоянный контроль… Но мы уже взрослые. У Толика тоже родители, не квартиру же нам снимать для встреч… Вот я и решила, что никому не будет плохо от того, что мы проведем эту ночь в квартире моего брата. Тем более что его точно не должно было быть дома.

– Понятно. И что дальше?

Катя, кутаясь в черный мужской махровый халат, вдруг поняла, что под ним она голая. Даже зажмурилась от стыда.

– Мы… разделись уже… Скажу сразу, мы немного выпили в клубе… Нам было хорошо, весело…

Она бросила взгляд на прикрытую дверь кухни, за которой, в нескольких метрах от нее, сидел и ждал допроса белый от страха Анатолий, и почувствовала прилив тошноты.

– Я не помню, кто первый сказал, что пахнет… Что отвратительно пахнет… Мы не сразу заметили.

Левин хорошо представил себе картину, как эти двое, сгорая от желания, раздевались, как бросились на кровать и как ядовитый запах, льющийся из-под кровати, где лежало завернутое в полиэтилен тело Катиного брата, отравил их страсть, как вмиг отрезвил, привел в чувства…

– Ваш брат, Катя, жил один?

– Да, один. Он был малообщительный, хотя довольно симпатичный.

– Что же, у него и девушки не было?

– Не знаю, я ни разу не видела.

– Скажите, вот вы осмотрели комнату… У брата что-нибудь пропало?

– Денег я не нашла, но я и не знаю, где он их хранил… Но вы же понимаете, он должен был отправиться в Ниццу, не думаю, что он держал деньги наличными. Скорее всего, все средства у него были на банковских картах… Он и мне советовал тоже держать их в банке или на карте. В кухне, в пустой сахарнице, вон в той, – она указала на фарфоровую треснутую сахарницу в розочках, – лежит три тысячи рублей.

– Вот уж в компьютерах я точно ничего не понимаю. Но это самое ценное, что было у него дома, да и в его жизни тоже. Уверена, что все свои деньги, какие только у него появлялись, он тратил на компьютер, все чего-то докупал, устанавливал…

– Думаю, вы понимаете, что этот компьютер нам придется забрать, чтобы изучить, поработать над ним.

– Да-да, конечно, без проблем… Господи, Сашка! – завыла она. – И так в жизни ничего хорошего не было, одна сплошная работа, ни личной жизни, ни семьи, ни детей! Хотя ему было уже двадцать семь. Не представляю даже, кто и за что мог его убить! А как он, кстати, был убит?

– Ему проломили голову.

– Предположительно, молотком, который и нашли вместе с телом, завернутым в целлофан. А этот целлофан, скажите, он был здесь, в квартире, вы не знаете?

– Не знаю… слишком большой кусок. Это же не упаковка какая, его явно покупали, он же совсем новый, – ответила Катя.

Она говорила чистую правду. Полиэтилен был явно куплен преступником, который тщательно готовился к убийству. Главным для Левина было определить мотив преступления. Кто и за что убил скромного компьютерщика? Вариантов, как всегда, было много. Сыров бывал в квартирах своих клиентов, которым ремонтировал компьютеры, и мог случайно что-то увидеть или услышать, и за это его могли убить как свидетеля. Возможно, у него все же была личная жизнь, о которой его сестре ничего не известно, но которая могла послужить мотивом для сведения счетов, ревности… Он мог кому-то задолжать деньги…

Конечно, сама квартира могла бы подсказать, какая здесь произошла драма, что такого могло случиться в жизни простого компьютерщика, за что его могли убить. Но результатов экспертизы придется подождать. А так даже при тщательном осмотре было ясно, что Сыров жил один, что ни одна девушка не оставила здесь своих видимых следов – ни зубной щетки, ни духов или расчески, ничего такого, что могло бы свидетельствовать об обратном. Возможно, кто-то здесь и наследил – знакомые ли, друзья, убийца, но пока что о них не было ничего известно.

Левин приказал запаковать постель, на которой спал Сыров, чтобы выяснить, нет ли на ней биологических следов женщины.

Взяты были на экспертизу записная книжка Сырова, документы, кассовые чеки…

– У него была борсетка! – вдруг вспомнила Катя. – В ней он держал свой кошелек, проездной, какие-то записки, документы…

– Нет ни борсетки, ни телефона… А машины у него не было?

– Что вы, какая машина! – она замахала руками. – Говорю же, в его жизни была только одна машина – вот эта!

И она указала на одиноко стоящий на столике осиротевший компьютер.

Беседа с Анатолием не дала вообще ничего. Он находился в каком-то ступоре, и Левин подумал, что теперь ему не скоро захочется любви. Да и Катя, к сожалению, будет теперь ассоциироваться у него с этой квартирой, этими ужасными запахами, видом разложившегося трупа…

Удивительно, как это они сразу не почувствовали этот запах. Хотя с того момента, как они вошли в квартиру, и до того, как легли в постель, прошло всего несколько минут. Труп был очень хорошо завернут в полиэтилен, упакован в несколько слоев…

Стоп. Полиэтилен. Неплохо было бы, конечно, выяснить, где и когда он был куплен. Но сейчас июнь, дачники до сих пор докупают полиэтилен для парников. Во всяком случае, мама Левина, страстная любительница цветов, совсем недавно докупала полиэтилен, чтобы посеять турецкую гвоздику. Она сказала, что она должна взойти к концу лета, а цвести будет только на следующий год. Да и как вычислить тот магазин, где его покупали, если преступник не оставил магазинный чек…

Левин был уверен, что на полиэтилене нет ни одного отпечатка пальцев, что преступник действовал в перчатках. Если он не идиот, конечно.

Он снова пригласил Катю.

– Скажите, когда вы видели вашего брата последний раз?

– Точно не помню. Мы с ним разговаривали по телефону… У меня своя жизнь, у него – своя. В Москве большие расстояния, мы все работаем, и свободного времени остается не так уж и много.

– Ясно… Думаю, что и родители ваши тоже мало что о нем знают, так?

– Да, это так. К сожалению. Он редко их навещал…

– Тогда давайте еще раз вспомним, как, в каких выражениях, с каким подтекстом он говорил вам о Ницце?

– Да просто сказал, что хочет отдохнуть, что давно не был в Ницце…

– Вот как даже? «Давно не был в Ницце…» Значит, он бывал там прежде. Что ж, и это тоже проверим.

Да, отдохнул парень в Ницце. Как же. Ницца… А что, если его убили, чтобы он не полетел туда?

Вечером у Левина уже была кое-какая информация по Сырову. Да, он действительно 3 июня должен был вылететь из Москвы в Ниццу рейсом авиакомпании «Austrian Airlines», но в списке пассажиров этого рейса его не было. Тело пролежало, получается, три дня под кроватью в квартире. И только благодаря тому, что оно было плотно завернуто в полиэтилен, пахло не так сильно, как если бы лежало неупакованным.

Зная номер телефона Сырова, Левин заказал распечатку его звонков. Но и здесь информации было негусто. Практически все звонки его были адресованы коллеге по работе, Виталию Малышеву, программисту фирмы «Fagot-Free-центр». Остальные звонки – и входящие и исходящие – надо было изучать.

Левин сам поехал в конце рабочего дня в фирму «Fagot-Free-центр», нашел Виталия Малышева и, сообщив об убийстве Сырова, узнал, что фирма занимается программированием для иностранных заказчиков, но сотрудникам-программистам платят мало, вот им и приходится подрабатывать ремонтом компьютеров. Просмотрев распечатки звонков Сырова, Малышев, достав свои записи в блокноте, сообщил, что это номера телефонов «левых» клиентов, то есть как раз тех людей, которые пользуются услугами Сырова и его самого, Малышева. Причем это номера телефонов начальников компьютерных отделов различных фирм, а не частных лиц.

Они разговаривали на лестнице, Малышев, худой носатый парень с мрачным неулыбчивым лицом, казался задумчивым.

– Вы говорите, Сашку убили… Но за что? Он же был совершенно неопасный человек…

– У него не было и просто не могло быть врагов. Он больше всего на свете любил свою работу и делал ее блестяще. Да, конечно, его злило, что нам так мало платят, поэтому брался за любую подработку. И брал недорого, говорил, что у людей и так денег нет… Словом, добрейшей души был человек. Ума не приложу, за что и, главное, кто мог его убить! Он никогда и ни с кем не конфликтовал, поверьте мне!

– У него была девушка? – спросил Левин.

– Вот чего не знаю, того не знаю. Знаете, он мало о себе рассказывал. Я знал только, что у него есть сестра Катя, которую он очень любил. Он мечтал накопить денег и купить ей квартиру.

– А как же так получилось, что у него есть квартира, а у сестры – нет?

– Я тоже спрашивал его. И он сказал мне, что все дело в воспитании. Что у родителей есть деньги и что они могли бы Кате купить жилье, но она еще молодая, будет мужиков водить, ну и разное такое… Сашка еще удивлялся, говорил, что если уж кто захочет водить мужиков, то найдет способ… Короче, полная ерунда!

– Накопить денег на квартиру? И это представлялось ему реальным?

– Он хотел свою продать, купить себе где-нибудь в спальном районе, а на разницу плюс какие-то сбережения купить тоже в спальном – для Кати. Но это, конечно, были пока что только разговоры, мечты. Его очень устраивало, что квартира у него в центре, что работа неподалеку, что клиенты тоже поблизости находятся… Да и вообще, он очень любил свою квартиру, и я понимал, что мечты – это одно, а реальная жизнь – другое.

– Он часто путешествовал?

– О да! Он часто куда-нибудь мотался. Брал горящие дешевые путевки, путешествовал налегке. И вообще изобретал такие маршруты и способы путешествий, чтобы это обходилось ему дешевле. Знаю, что иногда ездил, как говорится, дикарем, один, но готовился к поездке. Связывался по Интернету с людьми, которые знакомили его с семьями, готовыми принять его на неделю-другую, завязывал знакомства… Саша говорил, что останавливаться в какой-нибудь семье и дешевле, и полезнее в плане изучения языков… Вот такой был Саша Сыров. Тихий, скромный, любознательный, талантливый… Мне на самом деле жаль, что его убили… Вы говорите, проломили голову. Но за что? Кому он мог перейти дорогу?

На следующий день, утром, Левин снова вернулся в квартиру Сырова. Информация, которую он получил от специалистов, изучавших компьютер Сырова, заставила его проверить еще одну из версий, связанных с его профессиональной деятельностью. Оказалось, что компьютер, который находился в квартире Сырова в день обнаружения трупа, был просто бутафорией, пустой коробкой, из которого вынесли весь «мозг». Это могло означать только одно – убийца позаботился о том, чтобы никто не узнал, чем жил, дышал и интересовался Саша.

Значит, было все-таки в жизни этого тихони, большого любителя путешествий, нечто такое, что мешало кому-то жить. Или узнал чего лишнее, или переписывался с кем-то, кто не хотел, чтобы об этом знали… Поди сейчас догадайся, что было у него в голове, когда он собирал свой рюкзачок в дорогу…

Выяснить, где, в какой туристической фирме он заказывал билет до Ниццы, пока не удалось, но это было вопросом времени. Но, учитывая информацию, полученную от людей, которые были знакомы с Сыровым, можно было предположить, что Ницца должна была стать еще одним пунктом его одиночных странствий по свету. Не самый плохой пункт, надо сказать.

Левин бродил по квартире, в которой, несмотря на то что сестрица успела все прибрать и вымыть, стоял сладковато-ядовитый запашок смерти.

Спартанская обстановка, все строго, чисто, аккуратно. Он был педант, этот Саша Сыров.

На стенах купленные явно с рук, на Крымском Валу, милые акварели – пейзажи, натюрморты. И лишь над письменным столом карандашный портрет-зарисовка самого Саши, выполненный человеком явно талантливым.

Левин снял застекленный портрет, внимательно изучил. Маленькая подпись в правом нижнем углу работы – «Н. Трепова».

Что ж, это уже кое-что. Конечно, это могла быть просто девушка-художница с Арбата, а может, знакомая.

На столе среди кипы разного рода принтерных распечаток – от туристических маршрутов до специальных профессиональных текстов, связанных с программированием, – одна обратила на себя особое внимание Левина.

«Торговая компания «Синий лев» приглашает на работу художника-иллюстратора.

Мужчина/женщина, гражданство РФ.

Опыт работы в области создания иллюстраций, мультперсонажей.

Отличный рисунок от руки – обязательно.

Умение работать в графических программах, желательно владение программами по работе с трехмерными изображениями.

Наличие портфолио обязательно!»

Он тотчас набрал номер Кати Сыровой.

– Скажите, Катя, ваш брат умел рисовать?

– Нет, не умел. А что?

– Может, он подыскивал место работы какому-нибудь своему знакомому или знакомой? Вам ничего об этом не известно?

– К сожалению, нет.

– А вот портрет, который висит над его столом… Вы не знаете, кто и при каких обстоятельствах его нарисовал?

– Кажется, кто-то на улице, какой-то художник.

– Или художница? Здесь написано «Н. Трепова».

– Нет, не знаю, я никогда не слышала эту фамилию.

Закончив осмотр квартиры, Левин вышел, запер ее, снова опечатал и позвонил в соседнюю дверь. Женщина в фартуке, явно готовящая ужин, поскольку из глубины квартиры доносились запахи жареной рыбы, узнав, кто он и чем занимается, пригласила его войти.

– Хотите холодного компоту?

В жаркой, душной кухне ему было приятно разглядывать тарелочки на стенах, коллекцию хохломской деревянной посуды, бросать голодные взгляды на сковородку с шипящими в ней большими кусками рыбы. Холодный клубничный компот приятно утолил жажду.

Женщина сама принялась рассказывать о своем соседе. В сущности, ее рассказ мало чем отличался от всего того, что Левин уже знал о Сырове. Тихий, спокойный, работящий молодой мужчина.

Безо всякой надежды Левин задал вопрос о его личной жизни, и тут, к его радости, женщина сказала:

– Ну да, была у него одна девушка… Правда, бывала она здесь редко, я, во всяком случае, видела ее всего лишь два-три раза. Простая, очень скромно одетая и какая-то зачуханная, понимаете? Вот есть такие девушки, которым даже если дать денег, они не смогут прилично одеться. Вот и она из таких. Видно, что красавица от природы, но волосы немытые, брюки какие-то не по размеру… Жуть! Думаю, что она приходила к нему по делам. В руках – какие-то папки с документами или рисунками…

– Может, она художница?

– Может, и художница. Странная какая-то… Точно художница. И знаете почему? Потому что у нее пальцы были черные и оранжевые… словно не отмылись. Я еще подумала тогда, и чего это она с грязными руками ходит. И вот теперь вы сказали, что она, может быть, художница, и я подумала, точно!

Источник:

modernlib.ru

Данилова А.В. Тайная любовь Копперфильда в городе Курск

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Данилова А.В. Тайная любовь Копперфильда по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка выполняется в любой населённый пункт России, например: Курск, Ижевск, Екатеринбург.