Каталог книг

Дарья Калинина Сезон охоты на мужей

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Ура, лето! На болотах поспевает морошка, в огородах – картошка, а в городах и в деревнях открыт сезон охоты на женихов. Обидно только, что раньше секреты приманивания и обольщения были известны каждой уважающей себя девушке, а в нынешние времена искусству расставлять капканы на мужчин нужно учиться специально – как лицензию получать на отстрел особо ценных экземпляров, обитающих в дикой природе. У Катюши, конечно, все получится, а что сил эта охота потребует немалых – так на то, девушки, и борьба за трофей особой категории сложности!..

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Калинина Д. Сезон охоты на мужей Калинина Д. Сезон охоты на мужей 120 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дарья Калинина Сезон охоты на мужей Дарья Калинина Сезон охоты на мужей 105 р. ozon.ru В магазин >>
Дарья Калинина Сезон охоты на мужей Дарья Калинина Сезон охоты на мужей 129 р. litres.ru В магазин >>
Калинина Д.А. Сезон охоты на мужей Калинина Д.А. Сезон охоты на мужей 106 р. book24.ru В магазин >>
Дарья Калинина Нескучный дед Дарья Калинина Нескучный дед 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Дарья Калинина Летний дворец Дарья Калинина Летний дворец 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Калинина Дарья Александровна Счастье в кредит, или Беспредел в благородном семействе Калинина Дарья Александровна Счастье в кредит, или Беспредел в благородном семействе 101 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Сезон охоты на мужей (Дарья Калинина) читать онлайн книгу бесплатно

Сезон охоты на мужей

  • Название:Сезон охоты на мужей
  • Автор: Дарья Калинина
  • Жанр:Иронический детектив, Дамский детективный роман
  • Серия:-
  • ISBN: 978-5-699-98295-0
  • Страниц:70
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2017
  • Электронная книга

    Замуж Катьке хотелось отчаянно. И чем дальше, тем больше. Вот странная штука. Казалось бы, со временем эта тяга должна ослабеть, ан нет, ее все круче забирало. Катька даже сама себе удивлялась, откуда это желание только берется?

    Ведь с другими желаниями дело обстояло совсем иначе. Вот взять, к примеру, туфли красного лака, которые она видела на картинке в журнале, или платье с вышивкой мелким жемчугом по лифу, которое выставлялось в витрине на Невском. Их Катюше тоже какое-то время отчаянно хотелось. Но ведь похотелось, похотелось и все, перехотелось. Нормально теперь. Другие какие-то интересы и желания в жизни появились. И они полностью затмили и платье, и туфли.

    Катьке и бабушка ее в детстве всегда говорила: «Хочется — перехочется». Вообще поговорок на всякие случаи жизни у бабушки было предостаточно. К примеру, начнет кто-нибудь размышлять да мечтать, ясное д.

    Источник:

    lovereads.me

  • Читать онлайн «Сезон охоты на мужей» Дарья Калинина

    «Сезон охоты на мужей» Дарья Калинина

    Сезон охоты на мужей

    Замуж Катьке хотелось отчаянно. И чем дальше, тем больше. Вот странная штука. Казалось бы, со временем эта тяга должна ослабеть, ан нет, ее все круче забирало. Катька даже сама себе удивлялась, откуда это желание только берется?

    Ведь с другими желаниями дело обстояло совсем иначе. Вот взять, к примеру, туфли красного лака, которые она видела на картинке в журнале, или платье с вышивкой мелким жемчугом по лифу, которое выставлялось в витрине на Невском. Их Катюше тоже какое-то время отчаянно хотелось. Но ведь похотелось, похотелось и все, перехотелось. Нормально теперь. Другие какие-то интересы и желания в жизни появились. И они полностью затмили и платье, и туфли.

    Катьке и бабушка ее в детстве всегда говорила: «Хочется – перехочется». Вообще поговорок на всякие случаи жизни у бабушки было предостаточно. К примеру, начнет кто-нибудь размышлять да мечтать, ясное дело, чаще всего этим грешила сама Катюша, бабушка ее мигом к реальности вернет: «Абы да кабы, да росли бы во рту грибы, так был бы это не рот, а целый огород!» А если уж совсем размечтается внучка о чем-то чересчур шикарном, то у бабушки новая поговорка: «По одежке протягивай ножки!» И думай после этого, как это их тянуть и куда.

    Так вот, насчет «перехочется». Ткнет Катька, бывало, пальчик в соблазнительное эскимо, а у самой ангина, дома уже третью неделю сидит, в садик не ходит. Капризничает: «Хочется!» А бабушка ей невозмутимо свое талдычит: «Хочется – перехочется». И точно, глянь, а эскимо совсем уже и не хочется, а хочется, наоборот, эклеров с заварным кремом или торт с желтыми кремовыми розочками. А бабушка снова свое: «Хочется – перехочется». Вот и поговори с ней.

    И так все в жизни, что Катьке хотелось, либо у нее сбывалось, либо как-то само собой постепенно перехотелось. А вот это самое проклятое «замуж» и не сбылось и не перехотелось до сих пор. И что Катьке в связи с этим было делать?

    Нет, какое-то время она смиренно ждала, когда судьба найдет ее сама. Ведь не даром же умные люди говорят, что судьба, она найдет и под кроватью. Но у Катьки, похоже, была какая-то особенно ленивая судьба, которая совсем к ней не торопилась. Катька ждала, ждала, а судьбе было хоть бы хны.

    Катька и весточки своей судьбе слать пыталась. Всю стену у себя в комнате в зоне, по уверениям дизайнера, ответственной за любовь, в красный цвет выкрасила. Полностью по фэн-шуй. Хотя изначально по задумке дизайнера там светло-бежевую цветовую гамму планировалось устроить. Но до дизайна ли, знаете, когда дело уже к тридцати катит, а судьба к тебе все не торопится.

    Трусы Катька опять же исключительно алые и на всякий случай кружевные носила. Хоть под джинсы, хоть под белую юбку, хоть под вечернее облегающее платье, плевать, что просвечивает. Все опять же для того, чтобы судьба ее намек поняла и к ней поспешила. Не помогало.

    – Ты активней мужика себе ищи, – советовали Катьке опытные подруги. – Хватит ждать. Чего ты просто сидишь? Теперь все в Сети знакомятся. Зарегистрируйся всюду, где можешь. Фотки посимпотней на страничках выложи. И всюду пиши, что находишься в активном поиске. Ты девка молодая, должно сработать.

    И дело пошло. Мужчины принялись оделять Катьку своим виртуальным вниманием. Некоторые даже на встречу в реальном мире соглашались. Вот только кавалеры, которые теперь случались в жизни у Катьки, почему-то все хотели поскорее уложить ее в постель. Желательно уже после пяти минут знакомства. Когда Катька отказывалась, они искренне удивлялись и спрашивали, что же с ней такое? Болеет? Или что? С головой не дружит? Какая баба в здравом уме от своего женского счастья отказывается?

    – Зачем же ты встречу назначала, если не для этого?

    – Сто лет знакомы.

    – Понимаешь, я ведь замуж хочу. Всерьез.

    – А может, у меня как раз серьезные намерения насчет тебя? А может, я и жениться могу?

    Вот это и настораживало. Получалось, что кавалер и сам не до конца уверен, может он жениться на Катьке или нет.

    Но все когда-нибудь заканчивается. Кончилось терпение и у Катьки. Нет, замуж ей не расхотелось, но терпеть дольше это издевательство она тоже не хотела. И ударилась Катька в другую крайность, на случайных знакомых забила, а связалась со святошами. Как-то незаметно это у нее получилось. Один раз сходила на собрание церковной общины, второй, третий. Люди все такие милые, приветливые, улыбаются. Все друг друга любят, все друг другу братья и сестры. Прелесть!

    – Сестра! Ты же нам сестра!

    – Приходи почаще, Катюша. Всегда тебе рады.

    И обнимали. И целовали, казалось, без всякой задней мысли. И особенно старался отец Анатолий, который в общине был главным. Он и мужчина был хоть куда. И борода. И говорил складно. А уж какие проповеди о семейной жизни читал! Прямо заслушаешься!

    Катька такими новыми отношениями с членами общины очень впечатлилась. У нее самой семья была исключительно неверующая. Папа с мамой были воспитаны воинствующими атеистами; дед, тот вообще коммунистом был еще старой закалки: церкви закрывал собственными руками и с мракобесием боролся, искренне считая, что простому советскому человеку такое наследие прошлого в светлом коммунистическом будущем не нужно. Там все люди и так будут братьями и сестрами и без поповской указки. Но так как светлого коммунистического будущего не случилось, дед впал в уныние и озлобление, и в последние годы общение с ним было делом тяжелым.

    Родители свою единственную дочь особенной теплотой тоже не баловали, не такие были люди. Ведь сыта, обута, одета, на работу пристроилась, себя худо или бедно обеспечивает, а что еще девке надо? Замуж? Ну, не всем же замужем быть. В общем, родители тягу Катьки к замужеству не очень понимали. Внуков хотели, как же без внуков-то? Должен же род продолжаться. Но детьми можно прекрасно обзавестись самостоятельно, муж в этом деле совсем даже не нужен.

    – Если так приспичило, так выбери себе поздоровей мужичка да и рожай от него для себя. Уж одного-то мы с отцом тебе поднять поможем. Неужели трое взрослых и одного сопляка не прокормим?

    Но Катька, которую уже основательно затянула церковная жизнь, теперь желала исключительно замуж. Да еще так, чтобы непременно венчаться. И это здорово усложняло ей условия поиска. Потому что получалось приблизительно так:

    Катька: «Квартира у меня есть. Родители живут почти круглый год на фазенде за городом. Если и приедут, так разве что для того, чтобы огурчики-помидорчики и яички от курочек завезти. Если хочешь, можем жить у меня».

    Кавалер: «Что же, если так, то можно и пожить. Только учти, я по хозяйству ничего делать не буду. Знаем! Проходили мы это! Используешь меня, а потом выставишь».

    Катька: «Что ты! И в мыслях такого не было! Сама все и приколочу, и передвину, и карнизы повешу. Опыт такой имею. А когда мы с тобой в ЗАГС пойдем?»

    Кавалер: «Э-э-э… ЗАГС? Зачем же обязательно сразу в ЗАГС?»

    Катька: «В храме без печати из ЗАГСа не венчают»

    Кавалер: «А-а-а… Так ты еще и венчаться хочешь?!»

    Катька: «Обязательно. Кстати, ты крещеный? Потому что если нет, то придется сначала тебе креститься».

    Кавалер: «Слушай, тут такое дело… одним словом, я одну вещь в машине забыл, сейчас схожу за ней».

    Уходил и исчезал бесследно! И на звонки не отвечал. И страничку для Катьки блокировал. Совершенно непонятно, кстати говоря, почему.

    И получалось, что если просто пожить гражданским браком с симпатичной девушкой с отдельным жильем и, как говорится, без особых материальных проблем, такие претенденты еще находились, но уже при упоминании насчет фиолетовой печати в паспорте мужчины как-то начинали странно тосковать. А когда невеста заговаривала и о таинстве венчания, которым надо было сочетаться в храме, мужики элементарно сбегали.

    В общем, не везло Катьке в личной жизни. Не везло, хоть ты плачь.

    И отец Анатолий – душка такой – все чаще начинал заговаривать с Катей о монашеской жизни. Мол, нечего ей тут в миру одной болтаться, негоже это, и до греха пять минут.

    – Женщине надо либо замуж выходить и детей рожать, тем спасаться, либо, уж если не получается, в монастырь уходить. Ни к чему ей одной в миру делать и соблазн плодить.

    Надо сказать, что Катька в монастырь до того несколько раз уже пыталась втереться. Первый раз, когда, упав на колени, она умоляла оставить ее в монастыре, ей старцы прямо указали на дверь, сказав, что у них в мужском монастыре она точно не уживется и чтобы уж возвращалась в мир и там искала себе мужа. Второй раз оказался более удачным. Благодаря тому, что второй монастырь был женским, Катьке удалось туда просочиться и продержаться там целых три недели. Через три недели ей дали первый выходной день, и Катька тут же от них удрала. Только пятки засверкали. Денег на дорогу домой у нее не было, но это ее не смутило. Добралась до дома на попутках. Ничего, не страшно. После монастырской трапезной с длинной вереницей тарелок, кастрюль, сковородок и чугунков все прочие трудности уже не так сильно и пугали.

    И потом Катька еще долго на протяжении многих месяцев, а то и лет с содроганием вспоминала ту монастырскую каторгу, подъем в семь, отбой после полуночи – а иначе всю порученную тебе работу нипочем не выполнишь.

    В общем, оказалась Катька к монастырской жизни совсем не готова. Поэтому призыв отца Анатолия к монашеству вызывал в ней сейчас легкое смущение. А отец Анатолий настаивал.

    – Поезжай. Я – духовником, ты – послушницей. Нечего тебе одной в пустой квартире куковать. Долго ли и до греха? А там я с тобой буду. Укреплю тебя в твоем намерении, не позволю в сторону свернуть. И матушка Анна с нами поедет.

    Это он зря сказал. Матушка Анна на дух не переносила Катьку. Почему так случилось, девушка объяснить не могла. Но матушка Анна то ли ревновала ее за близость к своему мужу – отцу Анатолию, то ли просто невзлюбила, как это случается, но с Катей эта женщина разговаривала исключительно цедя слова сквозь зубы.

    Впрочем, звал отец Анатолий не одну лишь Катьку. Всего он в качестве будущих монахинь наметил группу молодых женщин, вполне себе таких крепких физически, потому что будущая обитель еще только строилась и потрудиться там предстояло изрядно. Всех этих молодых женщин Катька знала очень хорошо, со многими приятельствовала, а с одной, Яной, так и вовсе крепко дружила. Именно Янка и подбила нашу Катюшу на эту поездку. Именно она, а вовсе не отец Анатолий.

    – Я точно поеду, – заявила она Катьке. – И тебя с собой беру. Еще Наташа с Верой поедут. Вчетвером отлично в моей машине уместимся. В тесноте, да не в обиде.

    Катя колебалась, взвешивала «за» и «против». На дворе стояла зима. До начала полноценного туристического сезона еще добрых два, а то и три месяца. Катя работала экскурсоводом и потому в зимние месяцы обычно тосковала без дела. И как ни старалась Катя, никаких предлогов для отказа ей найти не удалось. И хотя она чувствовала, что включается в какую-то авантюру, исход которой был малопонятен для нее самой, Катька все-таки ответила согласием.

    – Ладно. Если на твоей машине, то я согласна. Поехали.

    – Отлично! – непритворно возликовала Янка. – Как нам будет весело вчетвером! Отец Анатолий пообещал выделить нам отдельную теплую келью, где будем находиться только мы четверо.

    Катю смутило это «только мы четверо», она как-то привыкла жить сама по себе и в отдельной квартире, но потом она подумала, что вместе с девчонками и впрямь веселей будет. И для разнообразия такое тесное соседство вовсе даже неплохо.

    Всю прелесть такого соседства Кате пришлось вкусить уже очень скоро. Когда Яна заехала за ней и они спустились к машине, у Кати в первый раз возникло опасение, а не погорячилась ли она, дав согласие на поездку. У Яны была крохотная малолитражка, а девушки в их компании все подобрались как на подбор крупные и дородные, так что машинка жалобно заскрипела, когда они в нее загрузились. Багажник был забит сумками, пакетами и баулами под завязку. Сунуть туда хотя бы кружку уже не представлялось возможным. Так что Катины вещи подружки распределили по салону: частично взяли к себе на колени, частично привязали снаружи. И все, поехали.

    Машина скрипела и грозилась развалиться на части. Катя оказалась затиснутой между дверцей, чьей-то сумкой и Наташей, голова которой упиралась в потолок и потому немного кривилась в сторону, причем опять же в Катину.

    – Ничего, скоро привал, – ободряла всех Вера. – Часть провизии съедим, сразу в машине свободней станет!

    С привалом решили не тянуть, из-за тесноты в машине возникала угроза задохнуться. Как только впереди замаячил знак зеленой остановки, машину остановили, а сумки с провиантом поспешно перетащили под навес, где уже стоял деревянный стол с лавочками. И пир начался.

    Прихваченных из дома пирожков, запеканок, котлет и запеченной буженины было так много, что, когда девчонки их разложили на столе, Катя сначала засомневалась, смогут ли они осилить и половину? Но как-то осилили. Утрамбовали в себя, запили лимонадом и поехали дальше.

    Источник:

    unitlib.ru

    Дарья Калинина - Сезон охоты на мужей - чтение книги онлайн

    Дарья Калинина Сезон охоты на мужей

    — Откуда взялась девочка?

    — Не из наших, это точно. И одета больно чудно. Тулупчик вышитый. На голове платок цветастый повязан. На поясе кушачок. И варежки шерстяные тоже с вышивкой. Я даже подумал, ряженая. Может, к празднованию Масленицы маскарад готовится? Может, какая культурная программа? Но опять же, почему девочка одна была?

    Матушка Анна, которую призвали для консультации, объяснила, что у них в монастыре девочек подходящего возраста не имеется. И к Масленице никаких народных гуляний тоже не ожидается.

    — Но если эта девчушка была так необычно одета, скорей всего, живет она в Залесье. Там существует довольно большое экопоселение, возглавляемое одним фанатиком. И все люди одеваются примерно так, как вы описывали.

    Но что могло понадобиться малышке из Залесья у них в монастыре, было непонятно. Разве что девочка прибежала за помощью. Но тогда еще чудней было то, что девочка обратилась со своей проблемой не к отцу Анатолию, или матушке Анне, или на худой конец к матушке Галине, которая имела кое-какую власть, а к Азару, который и сам-то был тут на положении гостя.

    К сожалению, о чем шел разговор у этой девочки с Азаром, свидетель сказать не мог. Он лишь видел, как девочка передала Азару какую-то сложенную бумажку, то ли записку, которую Азар сунул в карман, не читая, и сразу же ушел в свою келью. А минуту спустя убежала и девочка, которую больше никто в монастыре не видел.

    Ближе к вечеру того же дня приехала мать Азара — миловидная стройная брюнеточка с красивыми выразительными глазами миндалевидной формы. Выглядела она гораздо моложе своего возраста, больше тридцати ей дать было никак нельзя. Представилась она Заремой. И либо была не чужда артистических ужимок, либо и правда так сильно переживала, но страдала очень уж картинно. Заламывала руки, закатывала глаза, падала в обморок. Напрасно отец Анатолий успокаивал нежданную визитершу, все было напрасно.

    — Где мой сын? — стонала Зарема, когда женщина обежала все помещения в монастыре и убедилась, что Азара в них и впрямь нет. — Верните мне моего мальчика!

    Разумеется, никто не мог этого сделать. Тогда будущая свекровь переключилась на упреки невестке.

    — Марина, я отпустила своего сына с тобой. Где он? Куда ты его дела? Почему отпустила ночью одного? Что случилось? Вы поссорились? Ты его обидела? Оскорбила его чувства? Ах, я знала, я чувствовала, что нельзя отпускать его с тобой. Надо было мне поехать с вами!

    Она буквально преследовала Марину, допытывая и выпытывая у нее мельчайшие детали произошедшего. Так что под конец Марина даже обрадовалась, когда матушка Галина позвала ее в свою келью. И вечернее правило показалось сегодня Марине не таким уж тягостным. Если сравнивать с разговорами с потенциальной свекровью, то в чтении молитв даже была какая-то прелесть.

    — Матушка Галина, мне кажется, я начинаю понимать смысл такой молитвы.

    — Дай-то Бог, деточка.

    Но после такого хорошего разговора, когда матушка Галина рано утром проснулась для чтения утреннего правила, то оказалось, что Марина тоже исчезла. Она ушла точно так же, как и Азар, ничего и никому не сказав, оставив все свои вещи, документы и деньги. С собой девушка взяла лишь свой смартфон, во всяком случае, этой вещицы обнаружить среди других вещей не удалось.

    — Это уже переходит всякие границы! Второе исчезновение подряд! Сначала Азар, теперь Марина! Куда они могли деться? Оба! Без вещей! Без документов! Без денег!

    — И без теплой одежды. Марина ушла в легкой курточке, в ней она ночью в мороз долго не протянет.

    Над монастырем собирались темные тучи. Отец Анатолий ходил как в воду опущенный. Он ни с кем не разговаривал, но всем и без слов было ясно: без полиции будет не обойтись.

    — Зима. На улице до минус двадцати по ночам дело доходит. А эти двое придурков отправились в путь налегке, без денег, без документов. На что они рассчитывали? На чудо?

    — И куда они могли отправиться пешком? На много километров человеческого жилья просто нет!

    До Залесья было короткой дорогой почти пятнадцать километров, а длинной — все двадцать. До старушек-отшельниц чуть меньше десяти. До автобусной остановки и трассы через лес километров шесть, а полями примерно столько же, сколько и до бабушек. О том, чтобы преодолеть это расстояние ночью впотьмах, не могло быть и речи. Что Азар, что Марина — оба они были продуктом современной цивилизации. Изнеженные городские дети, которые без встроенного в их смартфоны навигатора уже были не в состоянии и шагу ступить даже в городе. А тут, за городом, с плохо работающей мобильной связью, не говоря уж про отсутствующий Интернет.

    — По звездам они ориентировались?

    Дело осложнялось еще и тем, что как в случае с Азаром, так и с Мариной в ночь исчезновения шел снег. Не очень сильный, но вполне достаточный, чтобы замести как дорогу, так и сами следы. И по монастырю начал ходить слушок. Сначала шепотком, а потом все громче и громче люди переговаривались друг с другом, уверяя, что молодых людей уже нет в живых.

    — Замерзли они. По глупости ночью ушли, заблудились и замерзли. Теперь если тела найдутся, так только весной.

    Но мать Азара и слышать ничего об этом не хотела.

    — Какая весна? До весны я и сама не доживу. Я требую, чтобы поиски моего мальчика начались прямо сейчас. Немедленно! Я сообщу его отцу. Он должен принять меры!

    И меры были приняты, правда, принял их сам отец Анатолий. Как ни тяжело было ему видеть полицию в стенах своего монастыря, делать было нечего. Судьбы двух молодых людей были куда важней, нежели личные чувства отца Анатолия.

    Впрочем, приезд полиции несильно что-либо изменил. Полицейские даже не пытались скрыть, что помочь тут им решительно нечем.

    — Следы замело. Куда идти? В какую сторону? Была бы еще ищейка, а так…

    — Неужели нету ищейки?

    — В районе есть пес. Но это ехать надо.

    — Привезите! — потребовала Зарема решительно. — Привезите эту собаку.

    И видя, что полицейские мешкают, прибавила:

    — Я вас отблагодарю.

    Услышав заветное слово, полицейские заметно оживились. Они погрузились в машину и отбыли, чтобы вернуться через пару часов. Все посмотрели им вслед с пониманием. Никто и не думал осуждать ребят. Все понимали, что одно дело выполнять просто так свой долг, а другое дело, когда за его выполнение что-то в конце еще и светит. Магарыч — это заветное слово для каждого русского человека. И полицейские тут отнюдь не исключение.

    С прибытием Чапы, огромного добродушного лабрадора, дела пошли веселей. Собака охотно понюхала вещи Марины и сразу взяла след. Было ясно, что для собаки, даже несмотря на слой снега, не представляет никакого труда идти по следу девушки. Пес задорно бежал по снегу, ни разу не сбился. Он выбежал за монастырские ворота, немного пробежал по дороге, но, достигнув развилки, откуда дороги расходились в три стороны — к трассе, бабушкам и в Залесье — внезапно заметался.

    — Чапа, Чапа, что же ты! Ну! Ищи!

    Но пес уселся на попу и лишь печально смотрел на хозяина. Прости, читалось во взгляде собаки, но больше я ничем помочь не могу.

    — Похоже, тут вашу девушку ждала машина. Она в нее села, поэтому Чапа и потеряла след.

    — Ну, слава богу! Если в машину села, значит, жива!

    — А Азар! Мой мальчик где?

    С Азаром дело пошло труднее. С его исчезновения прошло уже слишком много времени. И Чапе лишь с величайшим трудом удалось взять след. Еще на территории монастыря она несколько раз сбивалась. Оно и понятно, поверх следов Азара вдоволь натоптали другие люди. И за прошедшие дни след уже совсем улетучился. Но все же Чапа вывела их из монастыря, хотя на этот раз побежала в другую сторону. Не к развилке трех дорог, а к узкой и неприметной дорожке, которая уходила к лесу. Но там она повела себя, как и в первый раз. Села и виновато уставилась на хозяина.

    — Азар тоже уехал на машине?

    — На той же самой?

    — Не могу этого сказать. Следы совершенно не видны.

    — А ты что скажешь? — обратился отец Анатолий к собаке.

    Но Чапа лишь повиляла в ответ хвостом. Если она и знала что-то про машину, то сказать этого не могла.

    А вот ее хозяин сказал:

    — Судя по тому, что собака оба раза вела себя одинаково, это могла быть одна и та же машина. Это лишь мое предположение, но я в нем почти уверен.

    Но что именно это могла быть за машина, сказать не брался даже он.

    — Надо искать. Надо искать свидетелей. Молодые люди пропали ночью. Вряд ли появление этой машины в окрестностях монастыря могло быть случайностью. Ночью тут никто не ездит. Скорей всего, молодые люди знали, что в этом месте их будет ждать кто-то им хорошо знакомый на машине.

    — И они доверяли этому человеку, потому и решились уйти с территории монастыря среди ночи, никому ничего не сказав.

    — Их могли вызвать по телефону.

    Но матушка Галина заверила, что она спит очень чутко. Она бы услышала, позвони кто Марине.

    — Однако вы не услышали, как девушка одевается и уходит.

    — Звонок бы я точно услышала! — настаивала матушка Галина.

    — Марина могла выключить звук, оставить только вибровызов. Или ей прислали эсэмэс. Его получение вы бы точно не услышали.

    Но тогда получалось, что сама Марина заранее условилась о таком звонке. Она его ждала. И вчера вечером в келье матушки Галины девушка не заснула, а лишь притворялась спящей. А когда ей пришло эсэмэс или поступил звонок от нужного человека, она, недолго думая, оделась и незаметно ушла. Но оделась легко, потому что знала, идти ей недалеко, рядом с монастырем ее уже ждут.

    — Перво-наперво надо проверить список всех вызовов, поступивших как Марине, так и Азару. Это можно сделать по запросу полиции в их телефонной компании. Второе… Куда ведет эта дорога?

    — В Залесье. Она более короткая, чем та, что идет через мост. Но ею можно пользоваться лишь зимой, когда установится санный путь, и летом, когда высохнет весенняя грязь.

    — Залесье… Хм! Снова это Залесье. А ведь стоило бы съездить туда? Возможно, пропавшая девушка находится сейчас там?

    Несмотря на улики, указывающие на возможную причастность кого-то из обитателей Залесья к исчезновению молодых людей, сам отец Анатолий никакого желания ехать в Залесье не выказал. Матушка Анна тоже отказалась от поездки. Третье заинтересованное лицо — мать пропавшего юноши Зарема — увлеченно разговаривала по телефону с матерью Марины, которой в красках описывала свое состояние, и ехать тоже не захотела.

    Разговор этот велся у них с большим эмоциональным накалом и длился уже больше часа. Состоял он по большей части из взаимных упреков и обвинений. Как можно было судить по отрывочным репликам, мать Марины обвиняла Зарему в том, что она плохо воспитала своего сына, а значит, оказалась плохой матерью. А Зарема в свою очередь обвиняла собеседницу в том, что она была очень невнимательна к дочери, никогда не интересовалась своим ребенком, не спрашивала, что у девушки на душе, пока с их детьми и не случилось самого страшного.

    Источник:

    litread.info

    Дарья Калинина Сезон охоты на мужей в городе Улан-Удэ

    В представленном каталоге вы можете найти Дарья Калинина Сезон охоты на мужей по доступной цене, сравнить цены, а также найти похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Улан-Удэ, Ульяновск, Санкт-Петербург.