Каталог книг

Буковски Ч. О кошках: сборник

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Брутальность и нонконформизм Чарльза Буковски одомашнивались , когда он писал о четвероногих любимцах. Кошки были для него источником вдохновения, объектом любви, лекарством от тягот жизни, символом независимости. Ранящая искренность прорывается, когда Буковски пишет: Животные вдохновляют. Они не умеют лгать. Они — сила природы. От ТВ я заболеваю через пять минут, а на животных могу смотреть часами и видеть в них лишь изящество и блеск, жизнь, какой она должна быть . Для Буковски кошки были больше, чем просто кошки, подтверждение тому - этот сборник.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Буковски Ч. О кошках: сборник Буковски Ч. О кошках: сборник 153 р. bookvoed.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках : сборник Буковски Ч. О кошках : сборник 138 р. bookvoed.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках Буковски Ч. О кошках 162 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках Буковски Ч. О кошках 157 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках Буковски Ч. О кошках 135 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках Буковски Ч. О кошках 354 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буковски Ч. О кошках Буковски Ч. О кошках 117 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

О кошках (сборник) (fb2), КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

О кошках (сборник) (fb2)

О кошках (сборник) 3387K, 40с. (читать) (скачать fb2) (читать в приложении)

издано в 2017 г. (post)

ISBN: 978-5-699-95113-0 Кодировка файла: utf-8

[b]О кошках (сборник) (fb2)[/b]

<img width=420 border=0 align=left style='padding: 3px;' src="https://coollib.com/i/57/378857/cover.jpg" alt="О кошках (сборник) (fb2)"></a>

Брутальность и нонконформизм Чарльза Буковски «одомашнивались», когда он писал о четвероногих любимцах. Кошки были для него источником вдохновения, объектом любви, лекарством от тягот жизни, символом независимости. Ранящая искренность прорывается, когда Буковски пишет: «Животные вдохновляют. Они не умеют лгать. Они – сила природы. От ТВ я заболеваю через пять минут, а на животных могу смотреть часами и видеть в них лишь изящество и блеск, жизнь, какой она должна быть». Для Буковски кошки были больше, чем просто кошки, подтверждение тому – этот сборник.

Содержит нецензурную брань!

(Custom-info)

Приблизительно страниц: 40 страниц - очень мало (233)

Средняя длина предложения: 72.40 знаков - близко к среднему (86)

Активный словарный запас: близко к среднему 1426.92 уникальных слова на 3000 слов текста

Доля диалогов в тексте: 5.00% - очень мало (25%)

Источник:

coollib.com

Чарльз Буковски - О кошках (сборник)

Чарльз Буковски - О кошках (сборник)

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "О кошках (сборник)"

Описание и краткое содержание "О кошках (сборник)" читать бесплатно онлайн.

О кошках: сборник

Charles Bukowski, edited by Abel Debritto

Published by arrangement with William Morrow, an imprint of HarperCollins Publishers. Copyright © 2015 by Linda lee Bukowski

Перевод с английского Максима Немцова

Разработка серийного оформления Александра Кудрявцева

В это время ночи все едальные заведения были закрыты, а в город ехать далеко. Обратно к себе в комнату я привести его не мог, оставалось рискнуть с Милли. У нее всегда много еды. Во всяком случае, всегда есть сыр.

Я оказался прав. Она сделала нам сэндвичи с сыром к кофе. Кот меня узнал и запрыгнул мне на колени.

Я ссадил кота на пол.

– Смотрите, мистер Бёрнетт, – сказал я. – Поздоровайся! – сказал я коту. – За руку!

Кот сидел столбом.

– Забавно, раньше он всегда это делал, – сказал я. – Здоровайся!

Я вспомнил, как Шипки сказал мистеру Бёрнетту, что я разговариваю с птичками.

– Ну давай же! За руку!

Я стал ощущать себя глупо.

– Да-вай! Поздоровайся за руку!

Я прижался головой к голове кота и вложил в слова все, что мог.

Кот сидел столбом. Я вернулся на стул и снова взял бутерброд с сыром.

– Смешные животные коты, мистер Бёрнетт. Поди их знай. Милли, поставь 6-ю Чайковского мистеру Бёрнетту.

Мы послушали музыку. Милли подошла и села мне на колени. На ней было только неглиже. Сев, она привалилась ко мне. Сэндвич я отложил в сторону.

– Прошу отметить, – сказал я мистеру Бёрнетту, – ту часть, с которой в симфонии начинается марш. Мне кажется, это один из самых красивых фрагментов во всей музыке. А помимо красоты и силы, у него идеальная структура. Видно, как тут работает большой ум.

Кот запрыгнул на колени человека с бородкой. Милли прижалась своей щекой к моей, положила руку мне на грудь.

– Где ты был, малышок? Знашь, Милли по те скучала.

Пластинка доиграла, и человек с бородкой снял кота с колен, встал и перевернул ее. Надо было найти в альбоме пластинку № 2. Перевернув ее, до кульминации мы бы добрались довольно рано. Но я ничего не сказал, и мы слушали до конца.

– Как вам? – спросил я.

– Прекрасно! Просто отлично!

Кот у него сидел на полу.

– Поздороваемся! За руку! – сказал он коту.

Кот поздоровался с ним за руку.

– Видите, – сказал он, – я могу здороваться с котом.

– Нет, за руку! За руку здоровайся!

Кот сидел столбом.

Он нагнулся головой к коту поближе и произнес ему прямо на ухо:

– Здороваемся за руку!

Кот вытянул лапу прямиком ему в козлиную бородку.

– Видите? Я заставил его поздороваться! – Мистер Бёрнетт казался довольным.

Милли крепко прижалась ко мне.

– Поцелуй меня, малышок, – сказала она, – поцелуй меня.

– Батюшки-светы, совсем с дуба рухнул, малышок? Какая муха тя укусила? Ты сегодня что-то сам не свой, сразу видать! Расскажь-ка Милли! Милли за тя в прейсподню пойдет, малышок, даж не сомневайсь. Что такое, а? Ха?

– Теперь заставлю кота перевернуться, – сказал мистер Бёрнетт.

Милли туго обхватила меня руками и вгляделась в мой запрокинутый глаз. По виду ей было грустно, матерински, и она пахла сыром.

– Расскажь Милли, что тя гложет, малышок.

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту.

Кот сидел столбом.

– Послушай, – сказал я Милли, – видишь этого человека?

– Так вот, это Уит Бёрнетт.

– Редактор журнала. Кому я свои рассказы посылал.

– Всмысь, это от него такие манькие записочки приходят?

– Так гадкий он. Мне он не нравится.

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту. Кот перевернулся. – Смотрите! – заорал он. – Я заставил кота перевернуться! Вот бы купить этого кота! Он изумителен!

Милли сжала на мне свою хватку и вгляделась мне в глаз. Я был вполне беспомощен. Будто еще-живая рыба на льду в лотке у мясника в пятницу утром.

– Слушь, – сказала она, – хошь, я заставлю его напечать твой какой-нибудь рассказ. Да хоть и все!

– Смотрите, как я заставлю кота перевернуться! – сказал мистер Бёрнетт.

– Нет, Милли, нет, ты не понимаешь. Редакторы – это тебе не усталые деловые люди. У редакторов есть прин- ципы!

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт.

Кот сидел столбом.

– Знаю я про все эть ваши принципы! Ты за принципы не перживай! Малышок, я его заставлю напечать все твои рассказы!

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту. Ничего не произошло.

– Нет, Милли, я на такое не согласен.

Она вся вокруг меня оплелась. Трудно дышать, а она довольно тяжелая. Я чувствовал, как у меня немеют ноги. Милли прижалась щекой к моей и терла рукой меня вверх и вниз по груди.

– Малышок, те неча сказать!

Мистер Бёрнетт опустил голову к голове кота и заговорил ему в ухо:

Кот сунул лапой ему в бородку.

– Мне кажется, этому коту хочется поесть, – сказал мистер Бёрнетт.

С этими словами он сел обратно на стул. Милли подошла и уселась ему на колени.

– Ты де се эту миленькую бородку надыбал? – спросила она.

– Прошу прощения, – сказал я, – схожу воды выпью.

Я зашел и сел в обеденном уголке, посмотрел на цветочные узоры на столе. Попробовал соскоблить их ногтем.

И без того было трудно делить любовь Милли с торговцем сыром и сварщиком. Милли с ее фигурой до самых бедер. Черт, черт.

Кот проходит мимо и шугает Шекспира

у себя со спины.

Я не хочу рисовать

я хочу рисовать, как воробей, съеденный кошкой.

По тому, как кот пригнулся,

я видел – он обезумел от добычи;

и когда моя машина подъехала,

он вскочил в сумерках

с птицей во рту,

очень крупной птицей, серой,

крылья вниз, как сломанная любовь,

совсем не много.

сломанная птица любви

кот бродит у меня на уме,

а я не могу его различить:

я отвечаю голосу,

а вижу его, вновь и вновь,

вялые серые крылья,

голове, что не знает пощады;

то всё мир, он наш;

а котостены комнаты

наваливаются на меня

но у них особые места для людей

Я видел ту птицу, и руки держал на руле, и видел крылья, и они были опущены, как сломанная любовь, крылья так и говорили, и кот бросился от колес моей машины, как двигается кот, а меня тошнит, пока я это пишу, и вся сломанная любовь мира, и все сломанные птицы любви так и говорили, и небо, покрытое смогом и дешевыми тучами, и злодейскими богами.

Я видел птицу, пока ехал домой с бегов как-то на днях. Она была во рту у кота, тот съежился на асфальтовой улице, над головой тучи, закат, над головой любовь и Бог, и он увидел мою машину и подскочил, подс-котчил, безумный, жесткая спина, словно развращенность безумной любви, и пошел к бордюру, и я увидел птицу, крупную серую, она болталась сломанно-крыло, крылья крупные и вывалены, уронены, перья расправлены, еще жива, пронзена кошачьими клыками; никто ничего не говорил, менялись сигналы, мотор у меня работал, а крылья крылья в уме у меня…

эта кошка шлендрает на пожарной лестнице

и она желта, как солнце

и никогда не видела она собаку

в этом районе, и ух, ну и толстая,

набита крысами и объедками из БАРА ХАРВИ

а я ходил по той пожарной лестнице

повидаться с дамой в гостинице

и она мне показывает письма сына

из Франции, а номер у нее очень маленький

в нем полно винных бутылок и печали,

и я иногда оставляю ей немного денег,

а когда спускаюсь по этой пожарной лестнице

там опять кошка и

она трется о мои ноги и

когда я иду к машине

она идет следом, и мне нужно осторожней

когда завожусь, но не слишком-то:

она довольно умная, она знает

машина ей не друг.

а однажды я поехал повидать эту даму

а она умерла. То есть, ее там не было,

в комнате пусто. Кровотечение,

сказали мне. и номер теперь сдается.

что ж, без толку грустить. Я спустился

по железным ступенькам и кошка была там. Я

взял ее на руки и погладил, но странно,

кошка была другая. шерсть грубая

а глаза злые. Я бросил ее наземь

и посмотрел, как она убегает и зыркает на меня.

потом сел в машину

Арабы восхищаются кошкой, смотрят на собак и женщин сверху вниз, потому что те проявляют нежность, а нежность, считают некоторые, признак слабости. Ну, может, и так. Я не слишком проявляю. Мои жены и подружки жалуются, поскольку я душу свою держу отдельно – и тело свое отдаю, быть может, пуритански; но вернемся к чртв. кошке. Кошка – лишь САМА ПО СЕБЕ. Именно поэтому, когда хватает бедную птицу, она ее не отпускает. Вот он, представитель могучих сил ЖИЗНИ, что не отпустит. Кошка – прыкрасный дьявол. И здесь мы можем употребить это слово даже без определения «какой-то». Некоторых собак и женщин можно заставить отпустить – и они отпустят. А вот кот, черт, грозовые стены домов уж давно будут раздолбаны, а он все равно продолжит мурлыкать себе в молоко. Кот сожрет тебя, когда умрешь. Сколько б вы ни прожили вместе. Был некогда один старик, умер в одиночестве, как Бук, у нево не было женщины, зато был кот, и умер он один, и прошли дни дни дни, бедный старик начал смердеть, он не виноват же, но земля вращается и стираются останки того, что следовало бы похоронить живущим духам земли, а кот унюхал хорошую, для него, вонь мертвого мяса, и когда их нашли, кот отбивался когтями с пола, прилипши к исподу матраса, как камень, проел матрас, висел, как моллюск на скале, и его не могли ни сшибить дубинкой, ни оторвать, ни отжечь, а потому пришлось взять его и выбросить с проклятым матрасом. Видимо, однажды лунной ночью сквозь росу луны и листву, остужающую запах смерти, он отпустил.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "О кошках (сборник)"

Книги похожие на "О кошках (сборник)" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Чарльз Буковски

Чарльз Буковски - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Чарльз Буковски - О кошках (сборник)"

Отзывы читателей о книге "О кошках (сборник)", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Читать бесплатно книгу О кошках (сборник), Чарльз Буковски

О кошках (сборник)

Charles Bukowski, edited by Abel Debritto

Published by arrangement with William Morrow, an imprint of HarperCollins Publishers. Copyright © 2015 by Linda lee Bukowski

Перевод с английского Максима Немцова

Разработка серийного оформления Александра Кудрявцева

Отрывок из рассказа «Последствия многословного отказа», «Рассказ», март – апрель 1944 г. Опубликован в сборнике «Из блокнота в винных пятнах» (2008, рус. изд. Эксмо, 2016, пер. М. Немцова). – Прим. составителя. «Story» – литературный журнал, основанный в 1931 г. американским журналистом и редактором Уитом Бёрнеттом (1900–1972) и его женой Мартой Фоули (1897–1977) в Вене, с 1933-го по 1967 г. выходил в Нью-Йорке. Издание было возобновлено в 1989–2000 гг. – Прим. переводчика.

В это время ночи все едальные заведения были закрыты, а в город ехать далеко. Обратно к себе в комнату я привести его не мог, оставалось рискнуть с Милли. У нее всегда много еды. Во всяком случае, всегда есть сыр.

Я оказался прав. Она сделала нам сэндвичи с сыром к кофе. Кот меня узнал и запрыгнул мне на колени.

Я ссадил кота на пол.

– Смотрите, мистер Бёрнетт, – сказал я. – Поздоровайся! – сказал я коту. – За руку!

Кот сидел столбом.

– Забавно, раньше он всегда это делал, – сказал я. – Здоровайся!

Я вспомнил, как Шипки сказал мистеру Бёрнетту, что я разговариваю с птичками.

– Ну давай же! За руку!

Я стал ощущать себя глупо.

– Да-вай! Поздоровайся за руку!

Я прижался головой к голове кота и вложил в слова все, что мог.

Кот сидел столбом. Я вернулся на стул и снова взял бутерброд с сыром.

– Смешные животные коты, мистер Бёрнетт. Поди их знай. Милли, поставь 6-ю Чайковского мистеру Бёрнетту.

Мы послушали музыку. Милли подошла и села мне на колени. На ней было только неглиже. Сев, она привалилась ко мне. Сэндвич я отложил в сторону.

– Прошу отметить, – сказал я мистеру Бёрнетту, – ту часть, с которой в симфонии начинается марш. Мне кажется, это один из самых красивых фрагментов во всей музыке. А помимо красоты и силы, у него идеальная структура. Видно, как тут работает большой ум.

Кот запрыгнул на колени человека с бородкой. Милли прижалась своей щекой к моей, положила руку мне на грудь.

– Где ты был, малышок? Знашь, Милли по те скучала.

Пластинка доиграла, и человек с бородкой снял кота с колен, встал и перевернул ее. Надо было найти в альбоме пластинку № 2. Перевернув ее, до кульминации мы бы добрались довольно рано.

– Как вам? – спросил я.

– Прекрасно! Просто отлично!

Кот у него сидел на полу.

– Поздороваемся! За руку! – сказал он коту.

Кот поздоровался с ним за руку.

– Видите, – сказал он, – я могу здороваться с котом.

– Нет, за руку! За руку здоровайся!

Кот сидел столбом.

Он нагнулся головой к коту поближе и произнес ему прямо на ухо:

– Здороваемся за руку!

Кот вытянул лапу прямиком ему в козлиную бородку.

– Видите? Я заставил его поздороваться! – Мистер Бёрнетт казался довольным.

Милли крепко прижалась ко мне.

– Поцелуй меня, малышок, – сказала она, – поцелуй меня.

– Батюшки-светы, совсем с дуба рухнул, малышок? Какая муха тя укусила? Ты сегодня что-то сам не свой, сразу видать! Расскажь-ка Милли! Милли за тя в прейсподню пойдет, малышок, даж не сомневайсь. Что такое, а? Ха?

– Теперь заставлю кота перевернуться, – сказал мистер Бёрнетт.

Милли туго обхватила меня руками и вгляделась в мой запрокинутый глаз. По виду ей было грустно, матерински, и она пахла сыром.

– Расскажь Милли, что тя гложет, малышок.

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту.

Кот сидел столбом.

– Послушай, – сказал я Милли, – видишь этого человека?

– Так вот, это Уит Бёрнетт.

– Редактор журнала. Кому я свои рассказы посылал.

– Всмысь, это от него такие манькие записочки приходят?

– Так гадкий он. Мне он не нравится.

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту. Кот перевернулся. – Смотрите! – заорал он. – Я заставил кота перевернуться! Вот бы купить этого кота! Он изумителен!

Милли сжала на мне свою хватку и вгляделась мне в глаз. Я был вполне беспомощен. Будто еще-живая рыба на льду в лотке у мясника в пятницу утром.

– Слушь, – сказала она, – хошь, я заставлю его напечать твой какой-нибудь рассказ. Да хоть и все!

– Смотрите, как я заставлю кота перевернуться! – сказал мистер Бёрнетт.

– Нет, Милли, нет, ты не понимаешь. Редакторы – это тебе не усталые деловые люди. У редакторов есть прин– ципы!

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт.

Кот сидел столбом.

– Знаю я про все эть ваши принципы! Ты за принципы не перживай! Малышок, я его заставлю напечать все твои рассказы!

– Перевернись! – сказал мистер Бёрнетт коту. Ничего не произошло.

– Нет, Милли, я на такое не согласен.

Она вся вокруг меня оплелась. Трудно дышать, а она довольно тяжелая. Я чувствовал, как у меня немеют ноги. Милли прижалась щекой к моей и терла рукой меня вверх и вниз по груди.

– Малышок, те неча сказать!

Мистер Бёрнетт опустил голову к голове кота и заговорил ему в ухо:

Кот сунул лапой ему в бородку.

– Мне кажется, этому коту хочется поесть, – сказал мистер Бёрнетт.

С этими словами он сел обратно на стул. Милли подошла и уселась ему на колени.

– Ты де се эту миленькую бородку надыбал? – спросила она.

– Прошу прощения, – сказал я, – схожу воды выпью.

Я зашел и сел в обеденном уголке, посмотрел на цветочные узоры на столе. Попробовал соскоблить их ногтем.

И без того было трудно делить любовь Милли с торговцем сыром и сварщиком. Милли с ее фигурой до самых бедер. Черт, черт.

Отрывок из стихотворения «Стих для кадровиков», «Кихот» № 13, весна 1957 г. – Прим. сост. «Quixote» – литературный журнал, в 1954 г. его основали редактор Л. Раст Хиллз, его жена писательница Джин Хикофф Хиллс и Бёрт У. Миллер; издавался в Гибралтаре. – Прим. пер.

Кот проходит мимо и шугает Шекспира

у себя со спины.

Отрывок из стихотворения «Сносите стропила», «Катафалк» № 4, начало 1959 г. – Прим. сост. «Hearse» (с подзаголовком «Транспортное средство для донесения мертвецов») – поэтический журнал независимого издательства «Катафалк-Пресс», публиковавшийся вместе с другими изданиями Э.?В. Гриффитом (1927–2003) в Юреке, Калифорния, в 1957–1961 гг., издание было кратко возобновлено в 1969-м. – Прим. пер.

Я не хочу рисовать

я хочу рисовать, как воробей, съеденный кошкой.

Разговор по телефону?[4] 4

«Мишени» № 4, декабрь 1960 г.; стихотворение вошло в сборник «Дни скачут прочь, как дикие кони по горам» (The Days Run Away Like Wild Horses Over the Hills, Black Sparrow Press, 1969). – Прим. сост. «Targets» – литературный поэтический ежеквартальник, выходивший в Нью-Мексико под редакцией У.?Л. Гарнера и Ллойда Алпоу в начале 1960-х гг. – Прим. пер.

По тому, как кот пригнулся,

я видел – он обезумел от добычи;

и когда моя машина подъехала,

он вскочил в сумерках

с птицей во рту,

очень крупной птицей, серой,

крылья вниз, как сломанная любовь,

совсем не много.

сломанная птица любви

кот бродит у меня на уме,

а я не могу его различить:

я отвечаю голосу,

а вижу его, вновь и вновь,

вялые серые крылья,

голове, что не знает пощады;

то всё мир, он наш;

а котостены комнаты

наваливаются на меня

но у них особые места для людей

Отрывок из письма Шери Мартинелли от 24 июля 1960 г.; «Пивоплюйная ночь и проклятья» (Beerspit Night and Cursing, 2001). – Прим. сост. Шери Мартинелли (Шёрли Бёрнз Бреннан, 1918–1996) – американская художница и поэтесса, протеже Анаис Нин, возлюбленная и муза Эзры Паунда, издавала собственный журнал «Анагогическое и пайдеумическое обозрение», в котором публиковала работы Буковски. – Прим. пер.

Я видел ту птицу, и руки держал на руле, и видел крылья, и они были опущены, как сломанная любовь, крылья так и говорили, и кот бросился от колес моей машины, как двигается кот, а меня тошнит, пока я это пишу, и вся сломанная любовь мира, и все сломанные птицы любви так и говорили, и небо, покрытое смогом и дешевыми тучами, и злодейскими богами.

Отрывок из письма Джори Шёрмену от конца июля 1960 г.; «Вопли с балкона». – Прим. сост. Джори Тикэмсе Шёрмен (р. 1932) – американский поэт и прозаик, известный в первую очередь своими вестернами. «Screams from the Balcony» (1993) – первый том избранной переписки Буковски 1960–1970-х гг., составленный Шеймасом Куни и изданный «Блэк Спэрроу». – Прим. пер.

Я видел птицу, пока ехал домой с бегов как-то на днях. Она была во рту у кота, тот съежился на асфальтовой улице, над головой тучи, закат, над головой любовь и Бог, и он увидел мою машину и подскочил, подс-котчил, безумный, жесткая спина, словно развращенность безумной любви, и пошел к бордюру, и я увидел птицу, крупную серую, она болталась сломанно-крыло, крылья крупные и вывалены, уронены, перья расправлены, еще жива, пронзена кошачьими клыками; никто ничего не говорил, менялись сигналы, мотор у меня работал, а крылья крылья в уме у меня…

Ок. 1960–1961 г., рукопись; стихотворение ранее не публиковалось. – Прим. сост.

эта кошка шлендрает на пожарной лестнице

и она желта, как солнце

и никогда не видела она собаку

в этом районе, и ух, ну и толстая,

набита крысами и объедками из БАРА ХАРВИ

а я ходил по той пожарной лестнице

повидаться с дамой в гостинице

и она мне показывает письма сына

из Франции, а номер у нее очень маленький

в нем полно винных бутылок и печали,

и я иногда оставляю ей немного денег,

а когда спускаюсь по этой пожарной лестнице

там опять кошка и

она трется о мои ноги и

когда я иду к машине

она идет следом, и мне нужно осторожней

когда завожусь, но не слишком-то:

она довольно умная, она знает

машина ей не друг.

а однажды я поехал повидать эту даму

а она умерла. То есть, ее там не было,

в комнате пусто. Кровотечение,

сказали мне. и номер теперь сдается.

что ж, без толку грустить. Я спустился

по железным ступенькам и кошка была там. Я

взял ее на руки и погладил, но странно,

кошка была другая. шерсть грубая

а глаза злые. Я бросил ее наземь

и посмотрел, как она убегает и зыркает на меня.

потом сел в машину

Отрывок из письма Шери Мартинелли от 21 декабря 1960 г.; «Пивоплюйная ночь и проклятья». – Прим. сост.

Арабы восхищаются кошкой, смотрят на собак и женщин сверху вниз, потому что те проявляют нежность, а нежность, считают некоторые, признак слабости. Ну, может, и так. Я не слишком проявляю. Мои жены и подружки жалуются, поскольку я душу свою держу отдельно – и тело свое отдаю, быть может, пуритански; но вернемся к чртв. кошке. Кошка – лишь САМА ПО СЕБЕ. Именно поэтому, когда хватает бедную птицу, она ее не отпускает. Вот он, представитель могучих сил ЖИЗНИ, что не отпустит. Кошка – прыкрасный дьявол. И здесь мы можем употребить это слово даже без определения «какой-то». Некоторых собак и женщин можно заставить отпустить – и они отпустят. А вот кот, черт, грозовые стены домов уж давно будут раздолбаны, а он все равно продолжит мурлыкать себе в молоко. Кот сожрет тебя, когда умрешь. Сколько б вы ни прожили вместе. Был некогда один старик, умер в одиночестве, как Бук, у нево не было женщины, зато был кот, и умер он один, и прошли дни дни дни, бедный старик начал смердеть, он не виноват же, но земля вращается и стираются останки того, что следовало бы похоронить живущим духам земли, а кот унюхал хорошую, для него, вонь мертвого мяса, и когда их нашли, кот отбивался когтями с пола, прилипши к исподу матраса, как камень, проел матрас, висел, как моллюск на скале, и его не могли ни сшибить дубинкой, ни оторвать, ни отжечь, а потому пришлось взять его и выбросить с проклятым матрасом. Видимо, однажды лунной ночью сквозь росу луны и листву, остужающую запах смерти, он отпустил.

В кошке нет ни духов, ни богов, не ищи их, Шед. Кошка – картинка вечной машинерии, как море. Ты ж не гладишь море, потому что оно хорошенькое на вид, а вот кота гладишь – почему? – ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ОН ДАЕТСЯ. И кот никогда не знает страха – наконец – он лишь скручивается в пружину моря и скалы и даже в смертельной драке не думает ни о чем, кроме величья тьмы.

Ок. 1963 г., рукопись; стихотворение ранее не публиковалось. – Прим. сост.

Я Не Всегда Ненавижу Кота, Что Убивает Птицу,

Что Убивает Меня…

друг луна, друг кот, ты не просишь ни милости ни халтур ни даров,

лишь неги и лаванды. и домов. кусты. движенья

о юноши Принстона что пыхают трубками

о юноши Гарварда что пыжатся

корябая книжки ради надежности,

ибо друг луна, друг кот

у тебя нет оправданья

ты лишь розовые пыхи и пастельные

бесполезен, как исподнее моей подружки на полу

или как моя подружка на полу

что напучивается ко взрыву

как «Сосны Рима» Отторино Респиги[10] 10

«Сосны Рима» (1924) – симфоническая поэма итальянского композитора, музыковеда и виолончелиста Отторино Респиги (1879–1936). – Прим. пер.

…дерево где битком птиц несет право.

или земля где битком червей.

или люди где битком земли.

мы идем полуночным ковриком

ни пьяные ни привидясь ни приторчав.

и когда окно грохает вниз

с вальяжностью и бздехом орудья

либо гудок пыхает клаксоном как фаллос

либо носорог ревет в грезе пломбирной,

ревет как волос у тебя на руке

опуская иглу на «Комедиантов» Кабалевского[11] 11

«Комедианты» (соч. 26, из музыки к пьесе «Изобретатель и комедиант» М. Даниэля, 1940) – симфоническая сюита советского композитора, дирижера и пианиста Дмитрия Борисовича Кабалевского (1904–1987). – Прим. пер.

а даймы принимаются дышать

и Бедная старушка Долорес Костелло[12] 12

Долорес Костелло (1903–1979) – американская киноактриса, звезда немого кино. – Прим. пер.

скручивается на старом ролике в чулане

я с тобой… друг луна и кот:

мы вострим ухо, глаз,

спокойны в их истории, потом

идем дальше, луна и кот

пыла старой служанки

мимо Ван Гогов и Рембрандтов

висящих как листва…

на вершину крыши, в ночи;

к континентам меткости,

к звуку что кружит мир.

Эта строка стала подзаголовком сборника «Оно ловит сердце мое в ладони» (It Catches My Heart in Its Hands, 1963). – Прим. сост. Само название сборника представляет собой строку из стихотворения американского поэта Джона Робинсона Джефферса (1887–1962) «Эллинистика», написанного в 1930-х гг. – Прим. пер.

Птички, что ходят путем котов, поют внутри моей головы.

К жизни ошалев как пламя?[14] 14

«Флоридское образование» № 42.4, декабрь 1964 г., где стихотворение было опубликовано под заголовком «К пару жизни ошалев как пламя». Вошло с сборник «И в воде горит, и в огне тонет» (Burning in Water Drowning in Flame: Selected Poems, 1955–1973, 1974). – Прим. сост.

в скорбном божестве кот мой

он ходит круг за кругом

с электрическим хвостом и

пределен как древо

ни он ни я не понимаем

был бы я весь мужчиной

как он весь котом —

будь такие мужчины на свете

он прыгает на тахту

Я родился торговать розами на проспектах мертвецов?[15] 15

«Распятие в омертвелой руке» (Crucifix in a Deathhand, 1965). – Прим. сост. Сборник, изданный «Луджон Пресс» в Новом Орлеане. – Прим. пер.

ты пропустила спор котов серый

устал сбрендил бил хвостом и бесился

с черным которому не хотелось чтоб

его трогали а потом черный

погнался за серым лапнул его раз а

серый сказал яу

сбежал остановился почесал ухо

смахнул соломинку подскочил и

удрал побежденный и замышляя а

белый (другой) бежал вдоль

забора с другой стороны гонясь

за кузнечиком и тут кто-то застрелил м-ра

Отрывок из письма Джиму Ромену от начала августа 1965 г.; ранее не публиковалось. – Прим. сост. Джин Ромен – коллекционер и книготорговец из Форт-Лодердейла, Флорида, поддерживал независимое издательство «Луджон Пресс». – Прим. пер.

Фабрики, тюрьмы, пьяные дни и ночи, больницы ослабили и растрясли меня, как мышь во рту хиппового кошака: жизнь.

Коварное добро спасенья страждущих?[17] 17

«Спектроскоп» № 1, апрель 1966 г. Стихотворение в сборники не входило, основано на стихотворении «Кот», написанном 6 ноября 1964 г. – Прим. сост. «Spectroscope» – маленький литературный журнал, издававшийся в Форт-Смите с 1966 г. – Прим. пер.

некогда очень худой и нервный

как вечно голодный музыкант

я хорошо его кормил

и он растолстел

как техасский нефтяник и не такой уж

сплю на кровати а проснусь

и его нос касается моего

желтые громадные глаза

В Л И В А Ю Т С Я

в то что осталось от моей души

и тогда я скажу —

убери свой нос от моего

урча как паук полный

Вчера я сидел в ванне

курю сигару и читаю

а он запрыгнул на край

держа равновесие на скользкой слоновой кости

сэр, вы кот а коты

но он обошел по кругу к кранам

и повис черными лапами

а другая его часть была

нюхала воду а вода была

ГОРЯЧА и он стал ее пить

тонкий красный язык

робкий и чудесный

макался в горячую воду

не понимая что я тут делаю

что хорошего я в этом нашел

а потом этот толстый белый дурень

мы вылетели оттуда

кот, я, сигара и НЬЮ-ЙОРКЕР

плюясь, вопя, отхаркиваясь, промокши

и моя жена вбежала

БОЖЕ МОЙ! ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

я заговорил сквозь распавшуюся сигару:

человеку даже одному нельзя побыть

в собственной ванне, вот что!

она лишь расхохоталась над нами

а кот даже не рассердился

он был по-прежнему мокр и пухл

тот выглядел сейчас худым все равно что

крысиный и очень грустный

он принялся вылизывать

я применил полотенце

затем вошел в спальню

и попробовал отыскать на чем остановился в

но хороший настрой поломался

я отложил издание

и уставился в потолок

в пространство повыше где полагается быть

следующий блудный кот что явится под мою дверь так и

Портрет души для мух?[18] 18

«Антракт», сентябрь 1966 г.; стихотворение в сборники не входило. – Прим. сост. Литературный журнал «Intermission» издавался под редакцией Юджина Коула в 1960-х гг. в Чикаго импровизационной театральной труппой «Халл-Хаус» (1963–1969), располагавшейся в клубе (осн. в 1889 г.) общественного движения помощи беспризорникам «Сеттлмент» (с 1880-х гг.). – Прим. пер.

он мужчина в редеющей майке линялой

двигает математику своей нечистоты к

и просыпаясь нынче утром с лососевым привкусом

я подумал о нем

хоть чувство такое что попаґ подавай

или его экономку

погладить меня по причинным местам чтоб хоть искра

в руке у него письмо

от богача из Санта-Фе:

«ты скользишь, соскальзываешь, мы с В.

были твоими поклонниками много лет

серьезно тревожимся из-за твоего творческого

спада – хоть популярность твоя, похоже, идет

в гору. не сходить ли тебе к психиатру и не

выбить пробку из

таблетки алказельцера пауками ползут к жизни

а его белый кот сидит в окне

мой кот хорошо выглядит, думает он,

моему коту не надо вечно ДОБИВАТЬСЯ

во всеамериканской молотьбе

и он сует свой нос

свой всеамериканский нос

в резкие пузырьки что никогда не нужны коту

и выпивает пузырьки

а пот 18 пив вчерашней ночи и пинты скотча

ползет вниз по ушам его и шее

надо позвать Жирного Фредди Говномета

надо найти латунную гору и спрятать под ней свою душу

снаружи в кусте подымается птица

попавши меж солнцем и ним

и сень огромной тени крыла

проходит над ним

проходит над краем дома —

кот сигает на сетку

и всё сразу старше Нормандии и Сталинграда

и бомбежки портов

с мозгом ребенка

на подбородке слюна

машет отуманенной любовью толпе

из высокого окна

но мужчина в редеющей майке:

сетка его предала

и желтые глаза кота спускаются к его

как глаза мелкого предпринимателя

кто некогда его уволил за то, что бил баклуши на

«срать на тебя, – говорит он коту, – и

срать на все бесталанные замашки моего

30 минут спустя

та первая бутылка пива

лучше любого секса где бы ни было на земле

с какой ни возьми крупнозадой коровой

с кого он когда-либо шелка и кружева

он заходит в спальню где сидит его женщина

укачивая в животе его дитя

и берет из руки ее сигарету

сует ее себе в рот

и кашляет кашляет кашляет

и все равно усыхающий талант

думает он, я уже слышал такой кашель:

лошадь поперхнулась слюной закусивши железные удила

когда тянула первый помойный фургон

по морозному бесполезному утру

в каком-то городишке

где только у одного мужика

должно быть смердит

но стены учтивы

и он протягивает полпива в бутылке

а женщина говорит:

«надеюсь, ты не всерьез наговорил все это

«а, только хорошее».

«ну, так-то конкретнее».

«ты не собираешься сегодня бухать?»

«самую малость, милая. я же трус».

у дверей мальчишка из «Западного союза». он ему дает

незначительные чаевые и мальчишка убегает

КРАЙНИЙ СРОК НОМЕРА ОРИГИНАЛЬНОЙ ПОЭЗИИ

СЕГОДНЯ 17 АВГУСТА БУДЕМ ПРИЗНАТЕЛЬНЫ ВАШ

УНИКАЛЬНЫЙ НОМЕР НАИЛУЧШИМИ ПОЖЕЛАНИЯМИ

ДЖИН КОУЛ ЖУРНАЛ АНТРАКТ

3212 СЕВЕРНЫЙ БРОДУЭЙ

он протягивает ей

«ууу, ты знаменитый!»

«вижу как наяву: мы с Жене и Сартром

потягиваем выпивку в уличном кафе в

«никто. другие гении».

и я покормил кота

выпил еще 18 банок пива и

Стихотворение без названия опубликовано в «Хайрэмском поэтическом обозрении» № 1, осень-зима 1966 г.; под заголовком «Кошка» вошло в сборник «Дни скачут прочь, как дикие кони по горам». – Прим. сост. «Hiram Poetry Review» – литературный журнал частного колледжа гуманитарных наук Хайрэм, Охайо, выходит с 1966 г. – Прим. пер.

здравые заросли, спящий

цветок, я просыпаюсь

мимо окна моего проходит охотник

4 ноги замкнуты в ярком покое

жестокая странность цепляется в войнах, в

желтая и синяя ночь взрывается предо

мной, атомная, хирургичная,

полная звездных соленых

потом кот запрыгивает на

забор, пузатый испуг,

усы что старуха в

Отрывок из письма Карлу Вайсснеру от 18 ноября 1966 г.; «Вопли с балкона». – Прим. сост. Карл Вайсснер (р. 1940) – немецкий писатель, редактор, переводчик, литературный агент и друг Буковски. – Прим. пер.

не люблю я любовь как приказ или поиск. пусть приходит к тебе, как голодная кошка к дверям.

Пересмешник?[21] 21

Апрель 1971 г., рукопись; стихотворение вошло в сборник «Пересмешник, пожелай мне удачи» (Mockingbird Wish Me Luck, 1972). – Прим. сост.

пересмешник не отставал от кота

дразнил дразнил дразнил

кот уползал под качалки на верандах

и говорил пересмешнику что-то очень сердитое

чего я не понимал.

вчера кот спокойно прошел по дорожке

с пересмешником живьем во рту,

крылья распахнуты, прекрасные крылья распахнуты бьются,

перья раскинуты будто женские ноги при сексе,

и птица больше не дразнила,

она просила, она молилась

шагая сквозь века

я видел, как залез он под желтую машину

сторговать ее в другое место.

Глядя на котовьи яйца?[22] 22

7 сентября 1971 г., рукопись; стихотворение прежде не издавалось. – Прим. сост.

сидя тут у окна

я гляжу на котовьи яйца.

не сам это выбрал.

он спит в старой качалке

и оттуда глядит на меня —

привешен к своим котовьим яйцам.

вон его хвост, чертова штука,

я обозреваю его мохнатые канистры —

о чем человеку думать,

глядя на котовьи яйца?

уж точно не о потопленных флотах

великих морских сражений.

уж точно не о программе помощи

уж точно не о цветочном рынке или дюжине

уж точно не о сломанном выключателе.

яйца и яйца, вот и все —

и уж точно котовьи яйца,

мои довольно мяты на вид,

и, сообщают мне современники,

«яйца у тебя что надо, Буковски!»

но котовьи яйца:

не могу понять, он ли к ним привешен

видите ли, у них почти еженощная битва за

и нелегко в ней никому из нас.

в его левом ухе недостает куска;

однажды я подумал, что ему выцарапали

но потом, когда отслоилась бляха запекшейся крови

золотой зеленый глаз

все его тело болит от укусов

и как-то на днях,

когда я пытался погладить его по голове

он взвыл и чуть не тяпнул меня —

эта шерстистая кожа у него на черепе, бескровная,

раскроилась до кости.

никому из нас не легко.

вот тебе и котовьи яйца, бедняга.

теперь он спит и видит сны —

что? – жирного пересмешника в пасти? —

или в кругу течных кошкиных сучек? —

он грезит-то днем

а выяснит все это

мы к яйцам привешены, вот в чем штука,

мы привешены к своим яйцам,

и мне б самому чуток не помешало —

следи за глазами и веди левой

и беги как черт

когда другое просто уже

Самое странное?[23] 23

Рукопись начала – середины 1970-х гг.; стихотворение вошло в сборник «Играй на пианино по пьяни, как на ударном инструменте, пока пальцы в кровь не собьешь» (Play the Piano Drunk Like A Percussion Instrument Until the Fingers Begin to Bleed A Bit, 1979). – Прим. сост.

я сидел в кресле впотьмах

ничего не делал

и тут в кустах у меня под окном

очевидно не кот-самец и кошка —

и судя по звуку

гораздо крупней нападал

я сидел. потом все

затем началось снова

на сей раз хуже;

звуки были до того ужасны

затем снова прекратилось.

Я встал с кресла

лег в постель и

мне приснился сон. мелкий, очень мелкий

котик пришел ко мне во сне

печален. он со мной заговорил, сказал:

«посмотри, что со мной сделал тот другой кот».

и повернулся у меня на коленях

и я увидел эти ссадины и

укусы. потом он спрыгнул

я проснулся в 8:45 вечера

оделся и вышел наружу и

там ничего не было.

я вернулся в дом и опустил два яйца

в кастрюльку с водой

и зажег посильнее

Влажная ночь?[24] 24

«И в воде горит, и в огне тонет». – Прим. сост.

она сидела, насупившись.

я ничего с ней поделать не мог.

она встала и ушла.

что ж, черт, вот опять, подумал я,

взялся за выпивку и включил погромче радио,

снял с лампы абажур

и выкурил дешевую черную горькую сигару

импортную, из Германии.

в дверь постучали

и я открыл дверь

под дождем стоял человечек

вы не видели голубя у себя на крыльце?

я ответил ему, что голубя у себя на крыльце не видал

а он сказал, что если я увижу голубя у себя на крыльце

чтоб дал ему знать.

и тут черный кот запрыгнул мне в

окно и вскочил мне на

колени и замурлыкал, прекрасное животное

и я отнес его в кухню, и мы оба съели по

потом я выключил весь свет

и лег в постель

и этот черный кот лег в постель со мной

и я подумал, что ж, хоть кому-то я нравлюсь,

а потом кот стал ссать,

он обоссал всего меня и все простыни,

ссаки скатывались у меня по животу и скользили по бокам

и я сказал: эй, да ты чего вообще?

я взял кота и отвел его к двери

и вышвырнул под дождь

и подумал, это очень странно, тот кот

и ссаки у него холодные как дождь.

потом позвонил ей

и сказал, слушай, ты чего вообще? ты совсем потеряла

рассудок, к черту?

я повесил трубку и стащил с постели простыни

и забрался, и улегся, слушая дождь.

порой человек не знает, что ему с чем поделать

и порой ему лучше лежать очень тихо

и пытаться не думать вообще

тот кот был чей-то

у него блошиный ошейник.

Отрывок из «Шутки», 15 сентября 1975 г., рукопись; под названием «Космическая шутка» стихотворение вошло в сборник «Ночь разодрана шагами до безумия» (The Night Torn Mad with Footsteps, 2001). – Прим. сост.

коты убивают котов в

лапы и добираясь до

и окоченевшую кость

Тигрики повсюду?[26] 26

14 ноября 1975 г., рукопись; стихотворение вошло в сборник «Любовь – это адский пес» (Love Is a Dog from Hell, 1977). – Прим. сост.

У Сэма, мужика из борделя,

а он ходит взад-вперед

скрипя и беседуя

в нем 310 фунтов,

и беседует с кошками.

он видит женщин в массажном

салоне и у него нет подружек

он не пьет и не жалится

величайшие пороки его

жевать сигару и

кормить всех кошек в

и кошек в итоге

становится больше и больше и

стоит мне открыть дверь

вбегают в дом, и я иногда

забываю, что они там, а

они срут под кроватью

или я просыпаюсь ночью

подскакиваю с ножом

крадусь в кухню и

вижу какую-нибудь кошку Сэма,

мужика из борделя, – ходит по

раковине или сидит на

Сэм правит любовным салоном

и его девушки стоят в

дверях на солнышке,

красный то зеленый то красный то зеленый

и все кошки Сэма

обладают каким-то смыслом

Отрывок из «Определения», 14 ноября 1975 г., рукопись; стихотворение вошло в сборник «Ночь разодрана шагами до безумия». – Прим. сост.

любовь есть давленые кошки

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

При использовании книги "О кошках (сборник)" автора Чарльз Буковски активная ссылка вида: читать книгу О кошках (сборник) обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Буковски Ч. О кошках: сборник в городе Липецк

В данном интернет каталоге вы сможете найти Буковски Ч. О кошках: сборник по доступной цене, сравнить цены, а также найти иные книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Липецк, Новокузнецк, Калининград.