Каталог книг

Мопассан Г. Жизнь: роман, новелла

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Первый роман выдающегося французского писателя Ги де Мопассана «Жизнь» вознес его на пьедестал лучших мастеров западноевропейской прозы. Иван Сергеевич Тургенев, высоко ценивший произведение и хлопотавший о русском переводе, в одном из своих писем писал о нем так: «Это целая жизнь честной, хорошей женщины, целая интимная драма, изображенная первоклассным художником». Глубокое проникновение в женскую душу и выразительность реалистичного взгляда на жизненный путь главной героини, натуры мечтательной и романтичной, приводят читателя к выводу, обозначенному автором в конце повествования: «жизнь не так хороша, но и не так плоха, как о ней думают». Настоящее издание объединяет роман «Жизнь» и блистательную новеллу «Пышка». Серия «Великие произведения о любви» том 4.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мопассан Г. Жизнь Мопассан Г. Жизнь 116 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Жизнь Мопассан Г. Жизнь 138 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Жизнь Мопассан Г. Жизнь 65 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Милый друг: Роман Мопассан Г. Милый друг: Роман 3300 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Милый друг. Роман Мопассан Г. Милый друг. Роман 65 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Жизнь Мопассан Г. Жизнь 116 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Мопассан Г. Жизнь Мопассан Г. Жизнь 283 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Ги Мопассан: Жизнь

Book FB2 Электронная библиотека Ги Мопассан: Жизнь. Милый друг. Новеллы

Жанр : Классическая проза , Язык : ru

В романах Мопассана, особенно в первых и лучших из них, какими являются «Жизнь» (1883) и «Милый друг» (1885), мы найдем те же, уже знакомые черты его творчества: раскрытие глубокой драматичности обыденной жизни, естественный, далекий от всякой риторики ход повествования, предельно четкое изображение социальной среды, определяющей характер героинь и героев — дочери небогатых помещиков Жанны из «Жизни» или проходимца Дюруа, возвратившегося с военной службы из Африки без единого су в кармане…

В кратких новеллах Мопассана человеческая драма обычно схвачена по необходимости лишь в одной из наиболее комических или трагических ее ситуаций.

В книге представлены иллюстрации.

Скачать книгу у партнера Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Источник:

booksfb2.com

Новелла Ги де Мопассана «Одиночество» («Solitude»)

Мопассан Г. Жизнь: роман, новелла

Новелла Ги де Мопассана

в обрамлении стихотворений Поля Верлена

Предисловие к публикации

Один из самых известных классиков французской литературы 19-го века Ги де Мопассан родился в Нормандии в 1850 году, получил среднее образование, писать начал лет с тринадцати. Он был участником франко-прусской войны 1870–1871 годов, затем служащим двух министерств, учился писательскому мастерству у Гюстава Флобера и Ивана Тургенева. Новелла «Пышка», опубликованная в 1880 году, принесла Мопассану литературную известность. Посвятив себя полностью писательству, он каждый год выпускал две-три книги, много путешествовал. К сожалению, тяжёлый наследственный недуг привёл в 1892 году к психическому заболеванию, и в июле 1893 года Ги де Мопассан скончался.

Самый большой успех у читателей ему принесли новеллы. За одиннадцать лет жизни, отданных литературе, он написал свыше трёхсот рассказов, шесть романов, три книги путешествий, большое количество очерков и статей.

Мы предлагаем вам прочитать лирическую новеллу «Одиночество», написанную от первого лица — полный страстного внутреннего драматизма монолог, высоко оценённый Л. Н. Толстым.

Об этой его оценке нам известно, например, из воспоминаний Душана Петровича Маковицкого (1866–1921), автора «Яснополянских записок», друга и сподвижника Тостого, врача и семьи писателя, и яснополянских крестьян. Д. П. Маковицкий (запись в дневнике от 7 августа 1909 года) вспоминает, что Лев Николаевич прочитал этот рассказ вслух. Маковицкому запомнилось, как Толстой прочитал слова: «Никто никого не понимает. Да, никто никого не понимает; что бы ни думали, что бы ни говорили, что бы ни делали, — никто никого не понимает…»

Когда он закончил читать, продолжает Маковицкий, стало тихо… После минутного молчания Л. Н. произнёс: «Молодчина. »

«Если бы я мог говорить, — писал Мопассан в одном из писем, — я бы высказал когда-нибудь все таящиеся во мне печальные мысли, которые я всегда отдалял, не вникая в них. Они наполняют меня и отравляют мою душу, как желчь отравляет больных печенью. Но если бы я мог когда-нибудь их высказать, они, может быть, рассеялись бы, и мне стало бы легко и радостно на сердце. Думать становится страшной мукой, когда весь мозг точно сплошная рана. У меня вся голова как бы разбита, и малейшее движение мысли заставляет меня кричать от боли. Почему? Почему? Дюма сказал бы, что у меня плохое пищеварение. Но мне кажется, что у меня, скорее всего, гордое и стыдливое сердце, старое человеческое сердце. Над ним часто смеются, но оно очень чувствительно и причиняет страдание. А в мозгу у меня душа латинской расы, очень уставшая. Бывают дни, когда я так не думаю, как теперь, но я и тогда страдаю, потому что я один из тех, с которых заживо сняли кожу. Но я этого не говорю, не показываю и даже, кажется, отлично скрываю. Меня, наверное, считают одним из самых равнодушных людей. А на самом деле я только скептик, что вовсе не одно и то же. Я скептик, потому что у меня ясный взор. Глаза мои говорят сердцу: спрячься, старик, ты смешон! И сердце прячется».

Было это после обеда в мужской компании. Обед прошел очень весело. Один из присутствующих, мой старый приятель, сказал мне:

— Давай пройдёмся пешком по Елисейским Полям.

И мы пошли медленным шагом по длинной аллее, вдоль деревьев, почти не одетых ещё листвой. Кругом ни звука, только обычный глухой и неустанный гул Парижа. Свежий ветерок веял в лицо, мириады звёзд золотой пылью рассыпались по небу.

Спутник мой заговорил:

— Сам не знаю отчего, ночью мне здесь дышится легче, чем где-либо. Сознание моё словно расширяет свои пределы, озаряется на миг таким светом, что чудится: вот сейчас мне откроется божественная тайна бытия. И вдруг окошко захлопывается. Всё кончено.

Порой перед нами под деревьями скользили две тени; мы проходили мимо скамьи, где два существа, сидя рядом, сливались в одно чёрное пятно.

Мой приятель пробормотал:

— Бедные люди! Не отвращение, а безмерную жалость внушают они мне. Из всех загадок человеческой жизни мне удалось постичь одну: величайшая мука нашего существования — вечное одиночество, и все наши поступки направлены на то, чтобы уйти от него. Вот и они, эти любовники на скамейках под открытым небом, подобно нам, подобно всем живым тварям, стремятся хотя бы на миг не быть одни; но они были и будут всегда одиноки, и мы тоже.

Иные ощущают это сильнее, другие слабее — только и всего.

С некоторых пор я терплю жестокую пытку оттого, что понял, познал, в каком страшном одиночестве я живу, и нет средства спастись от него.

Как бы мы ни старались, как бы ни изощрялись, каким бы ни был страстным порыв наших сердец, призыв губ и пыл объятий, — мы всегда одиноки.

Я увёл тебя нынче вечером с собой, чтобы не возвращаться к себе, потому что я мучительно страдаю теперь в одиночестве моего дома. Но чем ты поможешь мне? Я говорю, ты слушаешь, и оба мы одиноки, мы рядом, вместе, — но мы одиноки.

Понимаешь ты меня?

Блаженны нищие духом, гласит писание. У них есть иллюзия счастья. Они не томятся нашей одинокой тоской, они не бредут, как я, по жизни, не ведая другого общения, кроме мимолётных встреч, не ведая другой радости, кроме эгоистичного удовлетворения, что именно мне дано было понять, увидеть, постичь наше вечное одиночество и выстрадать сознание его.

Ты думаешь, что я заговариваюсь? Послушай. С тех пор, как я почувствовал свою отчуждённость от других, мне кажется, будто изо дня в день я всё глубже спускаюсь в угрюмое подземелье, не нащупываю его стен, не вижу ему конца, да и нет у него, быть может, конца! Я иду, и рядом со мной нет никого, и вокруг меня — никого, и больше никто из людей не совершает этот мрачный путь. Это подземелье — жизнь. Временами мне слышатся шум, голоса, крики… Ощупью направляюсь я на эти смутные звуки, но я не знаю, откуда они доносятся; я никогда не встречаю никого, я никогда не нахожу человеческой руки посреди окружающего мрака. Ты понимаешь меня?

Бывали порой люди, сознававшие эту нестерпимую муку.

Но у него это была лишь случайная догадка, а не бесповоротная уверенность, как у меня. Он был поэт; он населял жизнь видениями и мечтами. Он никогда не был по-настоящему одинок. А я, я один! Недаром Гюстав Флобер, великий страдалец нашего мира, потому что он был великим провидцем, писал женщине-другу такие безнадежные строки: «Все мы живём в пустыне, никто никого не понимает».

Да, никто никого не понимает, что бы люди ни воображали, что бы ни говорили, что бы ни предпринимали. Разве знает земля, что творится вон там, на звёздах, огненным зерном разметанных по вселенной, таких далёких, что до нас доходит сияние только немногих из них, меж тем как несметные полчища остальных затеряны в беспредельности, и таких близких между собой, что, быть может, они лишь части одного целого, молекулы одного тела?

И вот, человек столько же знает о том, что творится в другом человеке. Мы дальше друг от друга, чем от небесных светил, а главное, больше разобщены, потому что мысль непостижима.

Нет ничего ужаснее постоянного соприкосновения с живыми существами, которых нельзя постичь!

И любим мы друг друга так, словно нас приковали к стене совсем рядом, и мы простираем руки, но не можем дотянуться друг до друга. Мучительная жажда соединения терзает нас, но все усилия наши бесполезны, порывы напрасны, признания бесплодны, объятия бессильны, ласки тщетны. Стремясь слиться друг с другом воедино, мы лишь ушибаемся друг о друга.

Сильнее всего ощущаю я одиночество, когда раскрываю сердце другу, потому что тогда особенно ясно понимаю непреодолимость преграды. Вот он здесь, передо мной: его светлый взгляд устремлён на меня, но душа, скрытая за этим взглядом, недоступна мне. Он слушает меня. Но что он думает? Да, что он думает? Это мучение непонятно тебе? А вдруг он ненавидит меня? Или презирает? Или издевается надо мной? Он размышляет над моими словами, порицает, осмеивает, осуждает меня, считает, что я ограничен или глуп. Как узнать, что он думает? Как узнать, любит ли он меня так же, как я люблю его? Что волнует эту круглую, как шар, голову? Нет тайны большей, чем неведомая мысль другого существа, скрытая и вольная мысль, которую нам не дано ни познать, ни направить, ни подчинить, ни сломить!

А сам я, сколько ни стараюсь отдаться весь, целиком, раскрыть все окна души, — мне не удаётся довериться до конца. Где-то в глубине, в самой глубине храню я тайник своего «я», куда никто не проникает. Никто не может найти его, заглянуть в него, потому что никто не похож на меня, — никто никого не понимает.

А ты, понимаешь ты меня хоть сейчас? Нет, ты считаешь меня безумным! Ты наблюдаешь меня, сторонишься меня! Ты думаешь: «Что это на него нашло?» Но если когда-нибудь ты постигнешь, разгадаешь мою жестокую и утончённую пытку, приди и скажи мне только: «Я понял тебя!» И ты, хоть на одну секунду, дашь мне счастье.

Женщины, как никто, заставляют меня ощущать одиночество.

Горе мне! Горе! Сколько я выстрадал из-за них, потому что они чаще и больше, чем мужчины, заставляли меня поверить, что я не одинок! Когда приходит любовь, чувствуешь, что душа наполняется неземным блаженством! А знаешь почему? Отчего это ощущение необъятного счастья? Да только оттого, что кажется, будто пришёл конец одиночеству. Будто уж нет отчуждённости, замкнутости. Какое заблуждение!

Женщина — великий обман мечты, и больше, чем нас, томит её вечная жажда любви, терзающая человеческое сердце.

Тебе ведь знакомы чудесные часы наедине с ней, с длинноволосой чаровницей, чей взгляд туманит ум. Какой бред кружит нам голову! Какое самообольщение увлекает нас!

Так и кажется, что она и я сольёмся сейчас воедино. Но этот час никогда не наступает, и после недель ожидания, надежды, обманчивого счастья я оказываюсь вдруг ещё более одинок, чем до тех пор.

С каждым поцелуем, с каждым объятием растет отчуждение, такое безысходное, такое ужасающее!

Недаром поэт Сюлли Прюдом ***) написал:

А затем — прощай! Всё кончено. И почти незнакомой становится та женщина, которая на миг была для нас всем, хотя мы так и не проникли в её затаённую и, должно быть, пошлую мысль!

Даже в часы, когда в таинственном единении двух существ, в полном смешении всех желаний, всех стремлений, казалось, уже достигнуты самые глубины её души, одно слово, одно-единственное слово открывало нам нашу ошибку и, словно молния в ночи, освещало тёмную бездну, зияющую между нами.

И всё-таки лучшая отрада на земле — провести вечер подле любимой женщины, ничего не говоря, наслаждаясь только ощущением её присутствия. Не будем требовать большего, ибо слияние двух существ невозможно.

Я же теперь замкнулся в себе. Я никому не говорю уже, во что я верю, о чём думаю, что люблю. Обречённый на жестокое одиночество, я смотрю вокруг, но мнения своего не высказываю никогда. Что мне до идей, разногласий, верований, наслаждений. Я не в силах ничем поделиться с другими и охладел ко всему. Мысль моя незрима и непостижима. На обыденные вопросы я отвечаю общими фразами и улыбкой, которая говорит: «да», если мне не хочется тратить слова.

Мы прошли всю аллею вплоть до Триумфальной Арки и возвратились к площади Согласия, потому что излагал он всё это не спеша, добавляя ещё многое, что я уже позабыл.

Вдруг он остановился и, указав рукой на высокий гранитный обелиск, стоявший посреди парижской площади и своим длинным египетским профилем уходящий в звёздное небо, указав на одинокий памятник, отторгнутый от родины, история которой странными письменами запечатлена на его гранях, приятель мой воскликнул:

— Смотри, все мы точно этот камень!

И он ушёл, не добавив ни слова.

Был он пьян? Был он безумец? Или мудрец? Сам ещё не знаю. Порой мне кажется, что он был прав; порой кажется, что он потерял рассудок.

*) Напечатано в «Голуа» 31 марта 1884 года. Перевод Н. Г. Касаткиной (Ги де Мопассан. Избранные новеллы. Гослитиздат, 1946).

**) Приведённое четверостишие взято из поэмы французского поэта Альфреда де Мюссе (1810–1857) «Майская ночь».

***) Сюлли Прюдом (1839–1907) — французский поэт-парнасец.

Несколько слов в заключение

У моей подруги умерла мать. Она не болела, смерть была мгновенной, и похоронили её на следующий день в присутствии ближайших родственников. Тремя годами раньше умер её отец, и эту смерть она перенесла довольно спокойно, хотя была единственной любимой дочерью — к сожалению, серьёзно заболевшей в раннем детстве, поэтому и не было других детей.

Но именно вторые похороны и скромные поминки заставили меня вспомнить о новелле Мопассана.

Подруга, которая часто и небезосновательно жаловалась на несносный характер матери, тяжело и молчаливо напивалась за столом, а потом, когда её сын с женой уехали к себе, кричала на моей кухне: «Да пожалейте меня хоть кто-нибудь! Меня может кто-нибудь пожалеть? Просто обнять, просто прижать к себе… Неужели в этой жизни не осталось ни одного человека, который меня любит?»

Мы с её мужем молчали, не знали, что сказать. Это продолжалось два дня. Она не спала и не ела, только пила и плакала, а я, отложив свои дела, варила ей кофе и слушала, что она рассказывает. К концу второго дня я, наконец, разобралась, что происходит.

«Голубушка! Да ты ведь не по матери плачешь, ты плачешь по себе. У тебя ярко выраженный комплекс любимого ребёнка!»

В эту минуту я поняла, какого одиночества боятся некоторые мои знакомые…

Наверное, с потерей опоры, стены за спиной в лице любящих родителей или супругов, такие люди испытывают те же чувства, что и герой новеллы Мопассана.

Источник:

www.vilavi.ru

Вопрос 27

Вопрос 27. Сюжет, композиция и образы романа Мопассана «Жизнь»

Новеллы Мопассана создаются параллельно с его романами. Эти жанры взаимодействуют внутри его художественной систе­мы, дополняя друг друга. Отдельные образы, ситуации, темы «пе­рекочевывают» из новелл в романы, где воплощаются полнее и подробнее. Вместе с тем в романах нередко чувствуется рука но­веллиста; французские критики писали, что «Жизнь» — это всего лишь «длинная новелла» или даже «сюита новелл, связанных господствующей идеей».

«Жизнь»: судьба женщины.В романе «Жизнь» (1883) прояви­лись лучшие качества Мопассана-художника: психологическое мастерство, лиризм, глубокое проникновение в женскую душу. Название романа может быть переведено как «Одна жизнь». В цен­тре произведения — судьба женщины, прослеженная от ранней юности до глубокой старости. Ее судьба детерминируется не толь­ко характером героини, но и ее окружением, обстоятельствами жизни. Роман философичен: в его основе — «вечная» тема: жизнь, ее уроки, иллюзии, ошибки, ценности, ее глубинный смысл. Это делает историю мопассановской героини неизменно актуальной.

Главная героиня, Жанна де Во, покидает монастырь, где про­вела шесть лет. Вспомним, что и флоберовская Эмма Бовари так­же выходит из монастыря и сталкивается с «неромантическими» жизненными реалиями. Очаровательная, милая, простодушная Жанна вступает в жизнь «естественным человеком». Произведе­нию Мопассана присущи определенные черты романа воспита­ния: героиня воспринимает жизненные уроки, проходит через ряд разочарований.

«Жизнь» — роман психологический и одновременно истори­ческий. Действие начинается в 1819 г. Правда, в романе нет ссы­лок на конкретные исторические события, зато ощущается смена культурных традиций.

Отец Жанны, барон Де Во, либерал, человек чудоковатый, поклон­ник Руссо, бездумно расточает состояние; баронесса — жеманная стару­ха, интересы которой сосредоточены на дворянских родословных, а пред­ставления о жизни почерпнуты из романов Вальтера Скотта. Муж Жан­ны, Жюльен де Ламар, «сельский виконт», — человек во многом новой формации, в нем за тонким слоем внешнего лоска угадывается корысто­любивый и пошлый мещанин.

Мопассан передает гамму настроений главной героини. Молодой Жанне будущее видится в радужных красках, замужество кажется счас­тьем. Но будущего мужа, выбранного для нее родителями, она, в сущно­сти, почти не знает. Виконт, очаровавший родителей Жанны и имею­щий виды на ее состояние, искусно играет роль скромного и тактичного жениха в духе галантных кавалеров XVHI в.

Светлые дни брака недолговечны. Супругов мало что связывает в ду­ховном плане. После свадебного путешествия Жюльен предстает в ис­тинном свете: Жанна видит, что он не только жаден, но и зауряден и пошл. Виконт еще до брака начал изменять ей.

Не надеясь восстановить отношения с мужем, Жанна полностью по­свящает себя сыну Полю. Жюльен же заводит роман с графиней де Фур-виль, позднее любовники погибают. Пятнадцатилетнего Поля отдают в колледж. Жанна остается совсем одна: лишившись матери, она пережи­вает внезапную смерть отца.

Старый барон отличается крайней непрактичностью, не вылезает из долгов. Жанна вынуждена продать родовое поместье «Тополя». Прежде считавшая родителей идеальной парой, она обнаруживает, что у ее ма­тери был любовник.

Но и это не последний удар. Ее сын сходится с проституткой, у них рождается дочь. Поль вспоминает о матери, только когда ему нужны деньги. Жанна размышляет о своей неудавшейся жизни.

За Жанной ухаживает служанка Розали, бывшая любовница ее мужа. После смерти возлюбленной Поля она привозит в дом Жанны ее внуч­ку, которую та осыпает «неистовыми бессчетными поцелуями». Жизнь продолжается.

Мопассан сопоставляет судьбы Жанны и Розали, которые столь причудливо пересеклись. Розали в ответ на сетования Жанны о своей неудавшейся жизни отвечает по-крестьянски: «Вот пришлось бы вам работать за кусок хлеба, вставать каждый день в шесть утра и идти на поденщину, чтобы вы тогда сказали». В уста Розали вло­жена заключительная сентенция романа, столь мудро выражаю­щая закон бытия: «Вот видите, какова она — жизнь: не так хоро­ша, да и не так уж плоха, как думается».

Манеру Мопассана в романе отличают лиризм и гармонич­ность. Мопассан — мастер психологического пейзажа. Писатель показывает природу сквозь призму восприятия героини. Когда счастливая Жанна едет из монастыря в «Тополя», за окном каре­ты — светлый летний дождь. Напротив, горестные эпизоды в жизни героини сопрягаются с тоскливыми картинами осени, увядания.

В композиции романист следует флоберовской методологии. Если Золя членит романы на «акты», то Мопассан плавно переходит от одного эпизода к другому. Он стремится, по его словам, «осве­щать полным светом основные события», рисовать течение жизни. Это дало основание Тургеневу сказать о «Жизни»: «Роман — пре­лести и чистоты чуть ли не шиллеровской».

Билет 28. Тематика и поэтика (=сюжет и композиция) новелл Мопассана.

Новеллы Мопассана (их около 300, объединенных в 16 сборников) исключительно разнообразны по тематике, жанровым особенностям (новелла-анекдот, новелла- памфлет, новелла-исповедь, лирическая новелла, новелла характеров и др.), тональности и языку. Собранные вместе, они дают исчерпывающее [78] представление о французской действительности конца XIX в., выявляют богатство социальных типов и человеческих характеров, позволяют проследить эволюцию творческого метода писателя.

В новеллах первых сборников ("Воскресная прогулка буржуа", "Заведение Телье") влияние натурализма очевидно проявляется в пристрастии к изображению темных сторон жизни, в преувеличении роли биологического начала в человеке ("В лоне семьи"), обусловленности его поступков инстинктами ("Подруга Поля"), в нарочито объективной, безоценочной манере повествования ("Заведение Телье").

В сборниках середины 80-х гг. расширяется тематика новелл, социальные конфликты становятся ведущими, в них все чаще звучит гневный и страстный голос самого писателя, который, по словам Л.Н. Толстого, "мучается. неразумностью мира и. некрасивостью его". Мопассан приходит к созданию классических образцов реалистической новеллы. По стилю новеллы поражают точным восприятием и безупречной передачей социальной, исторической, этнографической реальности. Наиболее полно и смело в новеллистике Мопассан решал народные темы. В маленьком, частном, конкретном Мопассан вмещает огромное, общее, всю жизнь.

Одной из них явилась "Пышка" (1880), открывшая цикл рассказов, посвященных событиям франко-прусской войны. В ней впервые была сказана вся правда о причинах поражения Франции, о героизме ее народа и продажности власть имущих. Новелла была написана в ответ на предложение Эмиля Золя всем участникам Меданской группы создать коллективный труд, для которого каждый напишет что-нибудь из истории войны; впервые напечатана в 1880 в сборнике «Меданские вечера» [Les Soirees de Medan], издававшемся Меданским кружком молодых писателей; первая постановка в парижском театре - в 1902. Сюжет - история бегства почтенных буржуа из осаждённого Руана. Сюжет новеллы предельно прост. Захваченный пруссаками Руан покидает группа людей: виноторговец Луазо с женой, фабрикант Карре-Ламадон с супругой, граф и графиня де Бревиль, - олицетворяющие "обеспеченный, уверенный в себе и могущественный слой общества". Ими руководят не патриотические чувства, а корыстные мотивы - боязнь потерять свой капитал. Их случайной соседкой по дилижансу оказалась Элизабет Руссе, женщина легкого поведения, прозванная Пышкой. Она уезжает из Руана, потому что ненавидит захватчиков.

В дороге эти добропорядочные господа, используя доброту и отзывчивость Пышки, заставляют ее служить собственным интересам. По их настоянию, чтобы иметь возможность продолжить путешествие, она уступает домогательствам прусского офицера, являвшего собой "великолепный образчик хамства, свойственного победоносному солдафону".

И вновь движется дилижанс по зимней дороге. В углу его тихо плачет Пышка. "Честные мерзавцы", которые "сперва принесли ее в жертву, а потом отшвырнули, как ненужную грязную тряпку", выказывают Пышке свое презрение. Патриотический пафос новеллы, ее художественные достоинства высоко оценил Г. Флобер: "Я считаю "Пышку" шедевром. Это очень оригинально по концепции, прекрасно взято в целом и великолепно по стилю. Пейзаж и персонажей видишь ясно, а психология обрисована сильно. Этот маленький рассказ останется". Главные персонажи рассказа "Пышка" не были плодом чистого воображения автора. Известен прототип Корнюде (родственник Мопассана — Шарль Корд'ом, который и рассказал ему подлинную историю, положенную в основу рассказа). Прообразом самой Пышки послужила Андриена Легэ, проститутка из Руана.

Мопассан использует в новелле эллиптическую композицию. Этот приём он заимствовал в новеллах Проспера Мериме, автора знаменитой «Кармен».

Эллиптическая композиция предполагает, что новелла строится на двух повествовательных центрах, косвенно связанных между собой. В «Пышке» это оценочный авторский рассказ и история самой Пышки.

Оценочный авторский рассказ открывает новеллу. Здесь повествуется о позорном бегстве из Руана французской армии и дружин вольных стрелков, возглавляемых буржуа, которые ещё недавно самодовольно разглагольствовали о том, что они — “единственная опора гибнущей Франции”. Город принимает пруссаков, обыватели охотно платят им, но в воздухе чувствуется тяжёлый и удушливый “запах нашествия”.

Тон повествования принадлежит стороннему наблюдателю. Только в одной фразе интонация резко меняется. Автор описывает сопротивление нашествию патриотов: “А между тем за городом, в двух-трёх лье вниз по течению <…> лодочники и рыбаки не раз вылавливали с речного дна вздувшиеся трупы немцев в мундирах, то убитых ударом

кулака, то зарезанных, то с проломленной камнем головой, то просто сброшенных в воду с моста”.

В других военных новеллах ("Святой Антуан", "Пленные", "Папаша Милон", "Старуха Соваж", "Два друга", "Мадмуазель Фифи" и др.) писатель показывает, как в самых заурядных, ничем не примечательных, задавленных унылой повседневностью людях любовь к родине пробуждает удивительную силу духа и несгибаемое мужество.

Так, старуха Соваж, мстя за убитого сына, сжигает свой дом вместе с четырьмя прусскими солдатами и спокойно, с чувством исполненного долга принимает смерть. Лаконично, сдержанно описывает Мопассан последние минуты жизни старой крестьянки: "Старуху схватили, приставилик стене ее дома, неуспевшего еще остыть. Потом двенадцать человек выстроились напротив нее на расстоянии двадцати метров. Она не шевельнулась, она поняла, она ждала. "

Мирные обыватели часовщик Мориссо и галантерейщик Соваж ("Два друга") неожиданно вырастают в подлинных героев. Отправившиеся ловить рыбу в окрестности осажденного Парижа и захваченные в плен пруссаками, они отказываются сообщить им пароль для входа в город и погибают, не запятнав себя предательством.

Билет 29. Психологизм новелл Мопассана. (+ см б. 28)

Новелла «Пышка». Мопассан научился ценить народ и смог увидеть в нем не только чистоту, искренность, но и патриотизм, гражданское мужество. Соотнесение поступков людей из общества и поступков самого падшего и низшего по положению существа – проститутки – при всей своей видимой исключительности и даже как будто анекдотически придает наглядность, убедительность и сатирическую остроту разоблачению этого общества. Падшая женщина оказывается куда более честной и порядочной, чем люди из общества, идеалы которых меняются в зависимости от обстановки и находятся в самой прямой связи с тем, удастся позавтракать или нет. История происходит в дни национальной катастрофы. Начинается рассказ с картин разгрома французской армии, с картин оккупации, с язвительной характеристики буржуа, трусливо и подло угождающих оккупантам, и с напоминания о подвигах тех, кто не смирился, «ибо ненависть к чужеземцу искони вооружает Бессмертных, готовых умереть за Идею». Новелла построена на контрастах комического и серьезного. В новеллах с огромной силой раскрылся патриотизм Мопассана и в то же время обнаружилось глубокое неприятие им войны как средства решения любых конфликтов. Наделенная здравым смыслом крестьянка в "Пышке" решительно заявляет: "Разве не подлость убивать людей, будь они пруссаки, или англичане, или поляки, или французы?" Ненависть к захватчикам и ненависть к войне движет пером Мопассана в военных новеллах, и в этом он, безусловно, созвучен антивоенной литературе XX века. [80]

В новеллах о современности Мопассан, развивая традиции французского реализма, показывает губительную власть денег, духовное измельчание человека в мире, где "накопить фортуну и иметь как можно больше вещей - главный кодекс нравственности" (Достоевский), торжество воинствующей пошлости во всех сферах жизни.

Центральной фигурой новелл этого цикла становится трусливый и ограниченный обыватель, все помыслы которого направлены на приобретение богатства, положения в обществе, наград. В его обрисовке Мопассан широко использует разнообразные приемы сатиры: юмор, иронию, сарказм.

Так, вызывает презрение г-н Сакреман ("Награжден орденом"), который занимается никому не нужными библиотечными изысканиями, пишет нелепые брошюры, чтобы быть награжденным орденом Почетного легиона. В конце концов он и получает его за "особые заслуги", выразившиеся в том, что г-н Сакреман закрывает глаза на связь своей жены с депутатом, хлопочущим о награде. Корысть, равнодушие, зависть проникают в семейные отношения, разрушая естественные человеческие чувства любви и привязанности. Даже такое святое чувство, как материнская любовь, не может устоять перед жаждой наживы.

Героиня новеллы "Мать уродов" обретает достаток, преднамеренно рожая искалеченных детей и продавая их в ярмарочные балаганы. Мопассан изображает ее не какой-то романтической злодейкой, а самой обыкновенной женщиной, совершающей свое преступление с будничной деловитостью.

В своих новеллах писатель, как никто другой, сумел передать трагедию современной жизни, "в которой ничего не происходит кроме скуки" (Б. Шоу), поставить кардинальную для литературы XX века проблему отчуждения людей в обществе, их неизбывного одиночества в жестоком мире. '

Старый бухгалтер Лера ("Прогулка"), сорок лет проработавший в одной конторе, однажды весенним вечером выйдя на бульвар, заполненный толпой гуляющих, вдруг почувствовал "все убожество, все беспросветное убожество своей жизни, убожество прошлого, убожество настоящего, убожество будущего. [81] и понял, что ничего нет впереди, ничего позади, ничего вокруг, ничего в сердце, ничего нигде". И он не смог вернуться в свою пустую комнату, к пустой, лишенной смысла жизни -повесился в Булонском лесу.

Горестно размышляет герой новеллы "Одиночество" о трагической разобщенности людей, о тщетности их усилий добиться счастья: "Больше всего страдаем мы в жизни от вечного одиночества, и все наши поступки, все старания направлены на то, чтобы бежать от него. что бы мы ни делали, как бы ни метались. мы всегда одиноки. Мы дальше друг от друга, чем звезды небесные. "

Убежище от грубой прозаической действительности Мопассан искал в поэтическом мире природы и любви, которой посвятил множество новелл, стихотворения, романы. В ряде новелл в бурлескных традициях французских фабльо и Рабле он описывает любовные похождения своих героев и комические стороны любви ('Эта свинья Морен", "Сестры Рондоли", "Хозяйка", "Избавилась" и др.). В других - рассказывает о настоящем, большом чувстве, которое возвышает человека над буднями жизни, раскрывает лучшее в нем ("Плетельщица стульев", "Завещание", "Хромуля", "Фермер", "Госпожа Парис" и др.).

Гимном торжествующей любви звучит новелла "Лунный свет". Суровый аскет аббат Мартиньяк, ненавидящий женщин как коварных искусительниц мужчин, вооружившись дубинкой, выходит ночью в залитый лунным светом сад, чтобы помешать свиданию своей племянницы и ее возлюбленного. Но потрясенный волшебной красотой природы, он внезапно приходит к мысли о том, что "значит господь позволил людям любить друг друга, если он окружает их любовь таким великолепием".

Но больше всего у писателя горьких новелл о невозможности и обреченности любви в мире, где все продается и покупается ("Исповедь женщины", "Господин Паран", "Реванш", "Крик тревоги", "Свидание", "Завещание", "Мадмуазель Перль", "Иветта" и др.). Чувство приносится в жертву корысти, эгоизму, предрассудкам.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.

Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

Источник:

cyberpedia.su

Мопассан Г. Жизнь: роман, новелла в городе Тольятти

В этом каталоге вы всегда сможете найти Мопассан Г. Жизнь: роман, новелла по разумной цене, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой город РФ, например: Тольятти, Иркутск, Нижний Новгород.