Каталог книг

Никогда против России!

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый "пакт Молотова-Риббентропа", - но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу - пять раз раненый на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах. Но эта книга - больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично представлен фюреру и осведомлен о подоплеке ключевых событий - таких, как Мюнхенский сговор, пакт Молотова-Риббентропа, "роковое решение" Гитлера напасть на СССР и тайная роль США в разжигании Мировой войны. Он на собственном горьком опыте убедился, каково это - воевать на "бескрайних просторах России", как дорого обошлась немцам "фатальная недооценка российской военной мощи" и насколько прав был его дед, который перед смертью 1 января 1941 года повторял завет Бисмарка: "Никогда против России!"

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Александр Афанасьев Свободное падение Александр Афанасьев Свободное падение 189 р. В магазин >>
Афанасьев А. Свободное падение Афанасьев А. Свободное падение 255 р. В магазин >>
Миропорядок по-русски Миропорядок по-русски 427 р. В магазин >>
Миропорядок по-русски Миропорядок по-русски 378 р. В магазин >>
Чесноков А. Черный лед Чесноков А. Черный лед 148 р. В магазин >>
Время нашей беды Время нашей беды 312 р. В магазин >>
Риббентроп Р. Риббентроп Р. "Никогда против России!" Мой отец Иоахим фон Риббентроп 477 р. В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Terra Incognita

Никогда против России!

Так случилось, что по пути к месту службы вечером 2 февраля 1945 года я на своем «Кюбельвагене» (VW Typ 82) заехал к родителям в Берлин. Здесь меня кое-как устроили на ночлег: здание, примыкавшее к Министерству иностранных дел, где находилась официальная «резиденция рейхсминистра», являлось к тому времени в значительной степени разрушенным. Наутро я было уже собирался отъехать, как сообщили о «крупных соединениях бомбардировщиков на подлете к столице рейха». Временем я ограничен не был, поэтому решил остаться, чтобы составить собственное впечатление о пресловутых «террористических атаках» на гражданское население; на фронте в такой форме, форме ковровых бомбардировок, их едва ли случалось пережить. В тот момент я и не подозревал, что мне предстоит, хотя и в совершенно ином смысле!

Атака пришлась по правительственному кварталу, грохот разрывов в непосредственной близи с очевидностью свидетельствовал об этом. Мой «Фольксваген» был припаркован у здания на Вильгельмштрассе. Как бы мне удалось попасть к своим в Фаллингбостеле, если бы он был уничтожен?! Поезда давно уже не ходили!

По окончании бомбардировки я смог убедиться воочию, что автомобиль каким-то чудом остался неповрежденным. Лишь тогда мой взгляд скользнул вдоль знакомой Вильгельмштрассе в направлении к рейхсканцелярии, стоявшей в нескольких сотнях метров на Вильгельмплатц. Повсюду горело, проезжая часть была усеяна обломками. Появился отец, в форме, в фуражке, и предложил мне пройтись с ним пешком до рейхсканцелярии. Похоже, ему представлялось важным, ввиду пожаров и разрушений, показать людям, постепенно выползающим из подвалов на свет божий, образец невозмутимости.

Не успели сделать и пары шагов, как перед нами возник, также в форме, японский посол генерал Осима, сердечно приветствовавший меня — мы были давно знакомы. С отцом они обменялись формальными заверениями: мы находимся в кризисе, но он, само собой разумеется, будет преодолен. Сюрреалистическая сцена, внезапно переменившаяся: явно помешанная женщина с детской коляской вклинилась между господами, бесцеремонно растолкав их, что оба спокойно снесли. Дружески улыбаясь, как того требует обычай его страны ввиду тяжких катастроф, генерал распрощался.

Мне, как солдату, горящие и разрушенные города после пяти лет войны больше не были чем-то чуждым. Здесь, однако, и я это живо ощущал, наяву тонула в развалинах немецкая история. Еще детьми нам рассказывали, что в здании, перед которым мы с отцом стояли, находилась резиденция рейхспрезидента, в то время престарелого Гинденбурга.

Вильгельмштрассе, где Бисмарк определял немецкую политику, являлась таким же расхожим понятием, как и Даунинг-стрит, дом 10 в Лондоне, набережная д’Орсе в Париже, «Балльхаусплатц» в Вене, Белый дом в Вашингтоне или Кремль в Москве. Здесь творилась политика и, таким образом, «история». В то время я не мог знать, насколько полно история будет вытравлена из сознания немцев в последующие десятилетия, и не только благодаря разрушению исторических памятников.

По дороге отец внезапно спросил меня: «Что ты об этом думаешь? Геббельс предложил фюреру расторгнуть Женевскую конвенцию с тем аргументом, что войска, когда пленные и раненые лишатся защиты Красного Креста, будут и на западе сражаться упорней». Мне показалось, я ослышался. Вне себя, я заклинал отца «предотвратить этот вздор». Войска, несмотря на безнадежное неравенство в силах, всюду отважно сражались; в передовых частях нигде не замечалось признаков распада; было бы преступлением лишить солдат в этих условиях защиты Женевской конвенции. Кроме того, я могу со всей определенностью предсказать, что действие такой меры явится прямо противоположным тому, каким оно видится Геббельсу.

Войска поймут его как акт, продиктованный отчаянием, как амок — противник же будет драться еще ожесточенней, зная, что его ожидает в случае пленения. Негативный опыт так называемого «приказа о комиссарах» должен послужить достаточным предостережением . Отец согласился со мной полностью. Его настойчивое вмешательство в неприятном разговоре с Гитлером, состоявшемся в саду рейхсканцелярии, предотвратило отказ от обязательств по Женевской конвенции в отношении Запада . Советы же к ней и не присоединялись .

Ведя такой разговор (я пребывал в сильном возбуждении), добрались до основательно поврежденного здания рейхсканцелярии, где нам встретился адъютант Гитлера Отто Гюнше. Тот самый Гюнше, который некоторое время спустя сожжет тела Гитлера и Евы Браун. Заверив, что «ничего не случилось и фюрер в добром здравии», Гюнше поинтересовался, «не желает ли господин рейхсминистр проследовать в бункер». Отец, подтвердив, предложил мне пойти с ним, от чего я, к его изумлению, отказался. Выразив жестом разочарование, он повернулся, отправившись следом за Гюнше.

Сегодня я уже не смогу с уверенностью сказать, что заставило меня тогда спонтанно отвергнуть приглашение отца сопровождать его к Гитлеру. Возможно, причиной был гнев: Гитлер задумывался над тем, чтобы расторгнуть Женевскую конвенцию — или же отказ был вызван инстинктивным предчувствием сокрушительного впечатления, которое придется пережить? Как бы то ни было, вместо того, чтобы последовать за отцом, я бесцельно поплелся по Вильгельмплатц в направлении отеля «Кайзерхоф», точнее, к руинам, оставшимся от него, странным образом отчужденно осматриваясь вокруг. Мысленно перенесся в прошлое. Почти что день в день двенадцать лет назад, 30 января 1933 года, держась за отцовскую руку, — мне было тогда одиннадцать лет — я вступил вечером на балкон над входом в отель, чтобы стать очевидцем факельного шествия: берлинские штурмовые отряды дефилировали перед Гитлером и Гинденбургом. Мать упросила отца взять меня с собой, вероятно, ей хотелось, чтобы я мог в будущем сказать: «И я был при этом». И я «был при этом», на сей счет не могло возникнуть сомнений. Удивительно было лишь, что 3 февраля 1945 года я все еще оставался «при этом» в живых.

Тогда, 30 января 1933 года, через всю площадь Вильгельмплатц можно было разглядеть Гитлера и Гинденбурга в окнах рейхсканцелярии, освещенных прожекторами, — теперь в том месте зияли лишь выжженные оконные проемы. Из колонн шествия доносились маршевые песни, подхватываемые восторженной уличной толпой. Отец, как и другие господа на балконе, снимал шляпу, когда мимо проносили знамена, — в те времена общепринятое проявление почтения. Помню, среди присутствовавших находился и принц «Ауви», как его называли, Август-Вильгельм, брат наследного принца с типичной «физиономией Гогенцоллернов». В ту пору он занимал высокое положение в СА. Шахт и Кепплер поздравляли отца по поводу его личных заслуг в успешных, в конечном счете, переговорах, приведших к власти правительство Гитлера.

Место световых эффектов 30 января 1933 года теперь заступили пожары по всей округе, над ними угрюмое небо, повсюду запах гари, руины и разрушения — было ли это кошмарным сном? Щелчок каблуков вывел из раздумья. Солдат из караула рейхсканцелярии с безукоризненной выправкой пригласил меня пройти в бункер. Я последовал за ним к развалинам рейхсканцелярии и, войдя с пожарного входа, неожиданно оказался перед Гитлером.

Не дав мне возможности подобающим образом доложиться, он, схватив обеими руками мою правую — типичный для Гитлера жест, принялся в похвальных выражениях распространяться о моей дивизии.

Я стоял, остолбенев, не в силах ответить ни слова — слишком разительна была картина физического упадка Гитлера! Что сталось с человеком, которого я 30 апреля 1939 и 1940 годов, в дни рождения отца, мог слушать и наблюдать в семейном кругу, сидя с ним за одним столом? Развалина, ужаснее которой нельзя было и вообразить! Лицо посеревшее, одутловатое; согнут так, что можно было подумать, у него горб; одна рука вцепилась в другую, унимая самопроизвольную дрожь; шаркающая походка! Лишь поразительно голубые глаза сохранили остатки прежнего блеска, что, однако, не могло сгладить общего впечатления глубокой дряхлости.

Его речь — мы пребывали с ним наедине — не способна была смягчить это ошеломляющее впечатление, напротив! В 1939 году он объяснял стратегию крупных танковых соединений, которая при известных условиях могла бы преодолеть позиционную войну Первой мировой. Его слог был ясен и убедителен. В 1940 году — под Нарвиком еще шли тяжелые бои — он разразился своими видениями гигантских мостов, свяжущих после войны Скандинавию с европейским материком. В связи с транспортными вопросами он тогда очень одобрительно отзывался о России, решившейся иметь собственную широкую железнодорожную колею, в то время как Европа попросту заимствовала британский стандарт. По окончании войны он переведет дороги на русскую колею. Не ощущалось ни малейшего следа идеологического антагонизма в отношении Советов.

Тогда, и очень впечатляюще, в нем говорила фантазия визионера — решающая кампания на Западе была еще впереди, так же и в Норвегии еще продолжали сражаться. Победа в Нарвике висела на волоске! В узком кругу, не делая секрета из предстоящего наступления на Западе, Гитлер сообщил, что в отношении англичан ошиблись, насчитав у них две лишние дивизии. Он, казалось, был преисполнен оптимизма.

Здесь, в бункере, 4 февраля 1945 года он заявил нам с отцом: «Теперь произойдет перелом: каждый день на фронт отправляется по новому полку». С реальностью это дилетантское высказывание не имело больше никакой связи. Гитлер продолжал: «Молодые маршалы, — были упомянуты Рендулич и Шернер, — действуя с необходимой твердостью, остановят отступление». Затем он уклонился в сторону, заговорив о Манштейне, которого характеризовал как «наилучшего оператора крупными контингентами войск», но не обладающего способностью стабилизировать «фронт, пришедший в расстройство». Для меня, вернувшегося с передовой, где нашим войскам вновь и вновь приходилось иметь дело с противником, обладавшим подавляющим превосходством, и лишь случайно оказавшегося в бункере, опять-таки зловещая сцена.

Мне показалось тогда, психика Гитлера находилась в таком же расстройстве, как и его физическое здоровье. Я посмотрел на отца, слушавшего с невозмутимым лицом. Мне было известно, он пытался через консула Мельхаузена в Испании, несмотря на требование Рузвельтом «unconditional surrender» («безоговорочной капитуляции»), прозондировать, возможны ли переговоры с Западом в связи с изменившейся ситуацией. В этот момент появился сильно взволнованный президент рейхсбанка Вальтер Функ, в кратких словах сообщивший Гитлеру, что здание банка серьезно пострадало: «У нас больше нет денег!» Здесь вновь сказались актерские способности Гитлера. Убедительно и чуть ли не забавляясь, он успокоил Функа: деньги в настоящий момент не играют решающей роли.

Мы распрощались. Я был не в состоянии произнести ни слова: чересчур убийственным было впечатление этой четверти часа, проведенной с человеком, олицетворявшим для нас, солдат, нашу страну, на которого, мы верили, должны положиться несмотря на постоянно ухудшавшееся положение на фронте. Больше пяти лет мы, со все новыми тяжелыми потерями, сражались за Отечество, Германию, не за Гитлера. Гитлер являлся, однако, персонификацией нашей страны. В «победу» в обычном смысле мы давно уже не верили, нас питала надежда на равноправный мир. Вместо этого в утренние часы третьего февраля я с абсолютной отчетливостью осознал надвигающуюся катастрофу. Мысли кружились вокруг одного и того же: что я скажу своим солдатам в Фаллингбостеле? Где мне, двадцатитрехлетнему, после такого ужасного открытия, взять силы убеждать их продолжать борьбу? Когда бы хоть какой-то шанс для переговоров появился в будущем, то, без сомнения, определенный наличествующий военный потенциал принес бы в этой ситуации выгоду. В таком ключе нужно было убеждать войско. На Восточном фронте неизменным мотивом готовности солдат сражаться являлась воля защитить гражданское население от советских зверств. Этот настрой я также должен был внушить своим бойцам. Они следовали за мной до последнего дня войны.

Гитлер, однако, положение изменить не в состоянии; провидение — так он обычно именовал судьбу — не подарит ему чуда. «Миракль» Бранденбургской династии, как Фридрих Великий назвал смерть своего врага, царицы Елизаветы, даровавшую ему спасение в Семилетнюю войну, не повторится для Гитлера, несмотря на то, что его главный противник, Рузвельт, умрет пять недель спустя, 12 апреля 1945 года.

Покидая рейхсканцелярию, еще раз взглянул на руины отеля «Кайзерхоф» напротив. И снова увидел себя мальчишкой, стоящим на балконе. Перед мысленным взором пронеслось время от великих надежд, пробудившихся тогда в Германии, через невероятные успехи к катастрофе, с очевидностью различимой теперь. В отчаянии напрашивался вопрос: «Как могло до этого дойти?» Безжалостная судьба готовилась привести в исполнение свой приговор. И мне вновь довелось повстречаться с глазу на глаз со зловещим роком. Имя ему было «Гитлер».

"Скачайте книгу в нужном формате и читайте дальше"

Источник:

territaland.ru

Скачать Риббентроп Рудольф - Мой отец Иоахим фон Риббентроп

Мой отец Иоахим фон Риббентроп. «Никогда против России!»

«Настоящее издание моей книги на русском языке я хочу посвятить русским солдатам, живым и мертвым, жертвовавшим жизнью за свою страну, что у всех народов и во все времена считалось высшим проявлением благородства!»

Рудольф фон Риббентроп

Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый пакт Молотова — Риббентрропа, — но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу — пять раз раненный на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах.

Но эта книга — больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично представлен фюреру и осведомлен о подоплеке ключевых событий — таких, как Мюнхенский сговор, пакт Молотова — Риббентропа, «роковое решение» Гитлера напасть на СССР и тайная роль США в разжигании Мировой войны. Он на собственном горьком опыте убедился, каково это — воевать на «бескрайних просторах России», как дорого обошлась немцам «фатальная недооценка российской военной мощи» и насколько прав был его дед, который перед смертью 1 января 1941 года повторял завет Бисмарка: «НИКОГДА ПРОТИВ РОССИИ!»

Источник:

mexalib.com

Книга: Мой отец Иоахим фон Риббентроп

Риббентроп фон: Мой отец Иоахим фон Риббентроп. "Никогда против России!" Аннотация к книге "Мой отец Иоахим фон Риббентроп. "Никогда против России!""

"Настоящее издание моей книги на русском языке я хочу посвятить русским солдатам, живым и мертвым, жертвовавшим жизнью за свою страну, что у всех народов и во все времена считалось высшим проявлением благородства!"

Рудольф фон Риббентроп

Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый "пакт Молотова-Риббентропа", - но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу - пять раз раненый на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах.

Но эта книга - больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично.

"Настоящее издание моей книги на русском языке я хочу посвятить русским солдатам, живым и мертвым, жертвовавшим жизнью за свою страну, что у всех народов и во все времена считалось высшим проявлением благородства!"

Рудольф фон Риббентроп

Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый "пакт Молотова-Риббентропа", - но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу - пять раз раненый на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах.

Но эта книга - больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично представлен фюреру и осведомлен о подоплеке ключевых событий - таких, как Мюнхенский сговор, пакт Молотова-Риббентропа, "роковое решение" Гитлера напасть на СССР и тайная роль США в разжигании Мировой войны. Он на собственном горьком опыте убедился, каково это - воевать на "бескрайних просторах России", как дорого обошлась немцам "фатальная недооценка российской военной мощи" и насколько прав был его дед, который перед смертью 1 января 1941 года повторял завет Бисмарка: "Никогда против России!"

книга читается трудно. приходится помногу раз перечитывать текст чтобы понять: что же хотел сказать автор?

главная задача его, конечно, ясна - рассказать правду об отце и обелить его насколько возможно.

справился ли со своей задачей автор? полагаю - нет, не справился. поскольку в книги нет НИЧЕГО об отце такого, что ставило бы его в оппозицию к ААГу, делало бы самостоятельным игроком.

понятно, разумеется, стремление Р-младшего сказать об отце правду. да вот только нет ее в книге. т.о. тем.

главная задача его, конечно, ясна - рассказать правду об отце и обелить его насколько возможно.

справился ли со своей задачей автор? полагаю - нет, не справился. поскольку в книги нет НИЧЕГО об отце такого, что ставило бы его в оппозицию к ААГу, делало бы самостоятельным игроком.

понятно, разумеется, стремление Р-младшего сказать об отце правду. да вот только нет ее в книге. т.о. тем, кто её ищет, книга не даст НИЧЕГО.

p.s. можно ли себе представить, что кто-то из деток нынешней "элиты" прошел бы сначала Западную, а потом и Восточную кампании?

как скажет молодежь: чё смеяцца-то? Скрыть

Добавляю вам побольше фотографий, чтобы вы могли прочитать начало, ознакомиться с текстом и решить, подходит вам это издание или нет. Наслаждайтесь!

Несколько качественных фото с оглавлением и издательскими данными

Если вы обнаружили ошибку в описании книги "Мой отец Иоахим фон Риббентроп. "Никогда против России!"" (автор фон Риббентроп Рудольф) , пишите об этом в сообщении об ошибке. Спасибо!

Источник:

www.labirint.ru

Книга: Риббентроп, Рудольф фон

Книга: Риббентроп, Рудольф фон «Мой отец Иоахим фон Риббентроп. «Никогда против России!»»

Серия: "запретные мемуары"

"Настоящее издание моей книги на русском языке я хочу посвятить русским солдатам, живым и мертвым, жертвовавшим жизнью за свою страну, что у всех народов и во все времена считалось высшим проявлением благородства!" Рудольф фон Риббентроп. Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый "пакт Молотова-Риббентропа", - но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу - пять раз раненый на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах. Но эта книга - больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично представлен фюреру и осведомлен о подоплеке ключевых событий - таких, как Мюнхенский сговор, пакт Молотова-Риббентропа, "роковое решение" Гитлера напасть на СССР и тайная роль США в разжигании Мировой войны. Он на собственном горьком опыте убедился, каково это - воевать на "бескрайних просторах России", как дорого обошлась немцам "фатальная недооценка российской военной мощи" и насколько прав был его дед, который перед смертью 1 января 1941 года повторял завет Бисмарка: "Никогда против России!"

Издательство: "Эксмо" (2015)

Формат: 207.00mm x 168.00mm x 29.00mm, 448 стр.

Риббентроп, Рудольф фон

Сын Иоахима фон Риббентропа.

Содержание Ранние годы

С началом войны поступил добровольцем в штандарт СС «Дойчланд» с назначением в резервный батальон, в составе которого участвовал в Польской кампании. Затем был переведён в 11-ю роту того же штандарта, участвовал во Французской кампании, 30 мая 1940 г. был ранен в правую руку. Затем прошёл подготовку в юнкерском училище в Брауншвейге и 20 апреля 1941 года был произведён в унтерштурмфюреры СС. Назначен командиром взвода 1-й роты разведывательного батальона СС «Норд». С началом войны против СССР сначала был переведён в Финляндию, где фон Риббентроп отличился и был награжден финским Крестом Свободы(01.01.1941г.) Участвовал в боях на севере СССР, 2 сентября 1941 г. был ранен в левое предплечье.

С февраля 1942 года перешёл в состав новосформированного 1-го танкового полка СС Лейбштандарт «Адольф Гитлер»(Panzerregiment of the Leibstandarte SS (LSSAH), где командовал взводом разведки, затем 3-й и 6-й ротами полка. Отличился в боях за Харьков.Во время отступления из Харькова в феврале 1943 г. фон Риббентроп был ранен выстрелом в правую лопатку и левое плечо. Он также имел незначительные раны лёгкого. Рудольф фон Риббентроп был награждён Железным крестом первого класса(18.03.1943) за его личное мужество в этих боях.

13 марта 1943 года назначен командиром 7-й роты 7.Kompanie (II. / SS-PzRgt 1). 15 июля 1943 года награждён Рыцарским крестом Железного креста.

1 августа переведён в 12-ю танковую дивизию СС «Гитлерюгенд», где командовал 3-й ротой 1-го батальона 12-го танкового полка СС. 3 июня 1944 года на пути в Ле-Neubourg, его машина была атакована Spitfire, и фон Риббентроп был ранен в четвертый раз. К 9 июня 1943, он вернулся к командованию своей ротой. Во время оборонительных боёв в Нормандии, фон Риббентроп был удостоен немецкого Креста в золоте(25.08.1944) и Нагрудным штурмовым пехотным знаком. После прорыва из Фалезского котла(Falaise Gap), фон Риббентроп был полковым адъютантом 12 SS-Panzer-полка. Именно в этом качестве он участвовал в боях во время операции "Вахта на Рейне". 20 декабря 1944 года он был ранен в пятый раз на этот раз в голову. Он был награжден Знаком за ранения в золоте, и получил в командование 12 Танковый полк СС . Он командовал этим соединением до того как 12.SS-Panzer-Division "Гитлерюгенд" сдались американцам 8 мая 1945 года

После войны успешно занимался коммерцией во Франкфурте-на-Майне и Висбадене. В 1960 г. женился на баронессе Ильзе-Марии фон Мюнхаузен.

  • Железный крест 2-го класса (19.6.1940)
  • Орден Креста Свободы 4-й степени (1.10.1941)
  • Железный крест 1-го класса (18.3.1943)
  • Нагрудный штурмовой пехотный знак в бронзе
  • Рыцарский крест (15 июля 1943)
  • Германский крест в золоте (25 августа 1944)
  • Нагрудный знак За ранение в золоте
Литература
  • Залесский К. А. Охранные отряды нацизма.Полная энциклопедия СС. — М .: Вече, 2009. — С. 784. — ISBN 978-5-9533-3471-6
Другие книги схожей тематики: См. также в других словарях:

Розенберг, Альфред — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Розенберг. Альфред Эрнст Розенберг Alfred Ernst Rosenberg … Википедия

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Что опаснее: с Россией или против России?

Что опаснее: с Россией или против России?

После отставки Майкла Флинна русские забеспокоились о своём влиянии на Соединённые Штаты, с иронией пишет Туманн. Видимо, «дружба» с Трампом может «закончиться, не начавшись».

Любопытно, что Трамп и Путин очень похожи — как «в имперской точке зрения на мир», так и «в патологической фиксации» на своих эгоистических мнениях. Похожи эти двое и в стиле управления.

Фактически Москва сама себе построила основу для «разочарования». Даже советник Сергей Караганов «вдруг увидел» возможность решения многих проблем в отношениях между Вашингтоном и Москвой: мол, можно договориться и о Сирии, и о Ираке, и об общей борьбе с терроризмом и даже об Украине. Хаос в Европе, распад НАТО, новое единство сверхдержав и тому подобные фантазии. И на этом фоне — образ «супермена Трампа». И об этом всерьёз размышляли в центре Москвы! «Добро пожаловать обратно в реальность российско-американских отношений! — язвит журналист. — Политический культ любимого Москвой Трампа — иллюзия». Быстрый конец карьеры Флинна — вот пример для русских. Всё так быстро может перемениться! «Сегодня это Флинн, завтра это может быть Россия». И если для Путина непредсказуемость есть лишь тактика, то у Трампа — это черта характера. Отсюда и опасность для Кремля, считает Туманн.

Брэндон Турбевиль на портале «Activist Post» видит в повороте администрации Трампа к новому курсу… руку ЦРУ. Датой «микропереворота, проведённого элементами внутри разведывательного аппарата США, в т. ч. ЦРУ», этот конспиролог объявляет тот день, когда пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер озвучил позицию Вашингтона по Крыму. Позднее сам Трамп написал в сети: «Россия взяла Крым при администрации Обамы. Не был ли Обама слишком мягок с Россией?»

По мнению Турбевилля, предполагаемая цель ЦРУ — убедить президента Дональда Трампа, «движущегося в сторону сближения с Россией», отказаться от намерений сблизиться с русскими. Западные СМИ полнятся заголовками: Трамп утверждает, что Крым был «взят» Россией, Россия должна отдать полуостров Украине и так далее.

Ещё одно деяние разведки — «операция» по «изгнанию» из Белого дома Майкла Флинна. Автор уверен, что, оказав такое давление на Трампа, цээрушники дали понять, кто в доме хозяин. Однако такого рода «театра» до сих пор не видели в американской политике, считает Турбевилль.

Далее заблудившийся в собственных рассуждениях аналитик рекомендует Трампу «немедленно» прошерстить весь аппарат разведки, взять его под контроль и выявить врагов, виновных в утечках телефонных звонков мистера Флинна. «Неконтролируемых субъектов» Трампу следует посадить под замок, в ту же клетку, откуда должна быть освобождена Челси Мэннинг (напомним, это бывший мужчина Брэдли Мэннинг, специалист по анализу развединформации, передавший «Викиликс» эту самую информацию в очень больших объёмах, несовместимых с нахождением на воле).

Британский писатель, политолог, историк Анатоль Ливен в «Нью-Йорк Таймс» считает, что России придётся восстанавливать отношения с США, а США следует учесть изменения в собственной стратегии за последние годы.

Мало какой из приоритетов администрации Трампа получил столько негативной критики со стороны американского внешнеполитического ведомства, как стремление президента улучшить отношения с Россией. Трампа даже обзывали «пророссийским» политиком. Эти измышления стали «предметом теорий заговора и скандала», отмечает автор.

Однако в том нет ни капли смысла. Много причин есть для сближения США с Россией, но в действительности Вашингтону хватит лишь собственного стремления к глобальной гегемонии — одно это приведёт к нужному результату. Ведь Россия, в отличие от Китая, не является конкурентом Соединённых Штатов. Россия — лишь «региональная держава, изо всех сил пытающаяся сохранить осколки своей былой сферы влияния». Кроме того, ей придётся быть «естественным союзником Соединённых Штатов в борьбе с исламским экстремизмом».

Если понять всё это, то станет ясно: у Соединённых Штатов, в принципе, нет иного выбора, кроме сотрудничества с Россией. Прежняя стратегия уже изжила себя. Судите сами: планы расширения американской поддержки стран бывшего Советского Союза оказались попросту фальшивкой; Соединённые Штаты и НАТО не подписались воевать за Грузию в 2008 году, то же самое было с Украиной в 2014 году. США не станут лезть в такие заварушки и в будущем. Расширение НАТО в таких условиях теряет всякий смысл. К тому же население Европейского союза озадачено собственными проблемами, и ни одно государство из ЕС не желает «в обозримом будущем» присоединения ещё и Украины с её проблемами.

По мнению историка, восстановление отношений с Россией может начаться на Украине. Здесь Анатоль Ливен заходит необычно далеко для западного эксперта, утверждая, что «аннексия Россией Крымского полуострова должна быть принята». Способ этого «принятия» следующий: «Аннексия не должна быть признана юридически», но «американские санкции в отношении России должны быть отменены». Одновременно Соединённые Штаты должны выработать с Россией компромисс по Донбассу: территорию следует демилитаризовать и передать под контроль миротворческих сил Организации Объединённых Наций.

Американские и натовские чиновники любят утверждать, что такой компромисс будет стимулировать российскую агрессию в другом месте, напоминает автор. Однако такая точка зрения «основывается на самообмане со стороны западных элит, которые заинтересованы в сохранении конфронтации с Россией».

Если Россия вторгнется в Латвию или другую страну Балтии, конечно, Соединённые Штаты и их союзники должны встать на защиту, добавляет аналитик. И должны бороться «изо всех сил», поскольку эти страны «являются членами НАТО и Европейского союза». Передача их «российскому агрессору» превратила бы Запад в «морального банкрота» и «геополитического импотента».

Что касается сближения с Россией в Сирии, то здесь Белый дом пока вообще не понимает, о чём идёт речь.

Сирийская государственность в лице Асада не собирается уходить, пока её поддерживают Россия и Иран. Иран, против которого теперь настроен Белый дом, является одним из важнейших союзников против джихадистов как в Ираке, так и в Сирии. А это значит, что Белый дом скоро обнаружит «опасные несоответствия в своей политике». И мистер Трамп, и его недавно вышедший в отставку советник по национальной безопасности Майкл Т. Флинн, говорили о приоритете борьбы против «Исламского государства». Но одновременно они выражали стремление к новой конфронтации с Ираном. Получается, что оба политика продемонстрировали полное неумение выбирать приоритеты.

К тому же Россия считает, что ей нужны постоянные хорошие отношения с Ираном. А Вашингтон настолько переменчив, что любые американские уступки могут быть запросто отозваны — например, следующей администрацией. (Собственно, добавим, Трамп уже показывает, как это делается.)

Ещё одна вероятная ошибка недальновидного Трампа — отношения с Китаем. Русские ни за что не станут подвергать себя опасности, сближаясь с США, готовыми вступить в конфронтацию с Китаем. 2600 километров границы РФ с КНР — не шутка. И нет такого способа, при помощи которого американцы могли бы убедить русских ополчиться на своего соседа.

Итак, пока Россия «разочаровывается», некоторые западные эксперты считают, что основания для сближения России и США есть, и их немало. И даже выбора, в сущности, нет — сближаться нужно, и точка. Иначе как бы третьей мировой войны не случилось.

Однако недальновидность и политическая слепота Трампа, за считанные недели правления сумевшего поскандалить с рядом государств на планете, включая упомянутые Китай и Иран (да и Россию тоже), говорят о недоговороспособности этого деятеля, попавшего волею судьбы и несовершенства избирательной системы в Белый дом.

Непредсказуемость мистера Трампа сыграет не одну злую шутку как с его поклонниками, так и противниками. Складывается впечатление, что даже старый вояка Маккейн не знает, чего ждать от Трампа. Ясно одно: скучать с таким президентом земному шару не придётся.

Обозревал и комментировал Олег Чувакин

    Использование любых материалов, размещённых на сайте,

разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт www.vegchel.ru.

Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.

Источник:

vegchel.ru

Никогда против России! в городе Липецк

В представленном интернет каталоге вы всегда сможете найти Никогда против России! по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие книги в категории Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт России, например: Липецк, Хабаровск, Тольятти.