Каталог книг

Секрет старинной усадьбы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Любое гадание чревато последствиями! Слава не предполагал, что после шуточного общения с духом попадет в настоящую передрягу. Появившийся из зазеркалья призрак попросил о помощи. Невероятно, но факт! В компании Лили и Кирюхи Слава отправился в деревню, пытаясь посредством таинственных знаков из зазеркалья разгадать тайну графини Белозубовой. Но прежде чем друзьям удастся докопаться до истины, им предстоит пройти множество испытаний: переплыть опасный омут, встретить водяного, побывать в заброшенном флигеле, узнать секрет необычных растений и проникнуть в старинную усадьбу. В ту самую усадьбу, где когда-то жила графиня Белозубова. Для среднего и старшего школьного возраста.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Ситников Ю. Секрет старинной усадьбы Ситников Ю. Секрет старинной усадьбы 300 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Юрий Ситников Секрет старинной усадьбы Юрий Ситников Секрет старинной усадьбы 213 р. ozon.ru В магазин >>
Андрей Дышев Сладкий привкус яда Андрей Дышев Сладкий привкус яда 129 р. litres.ru В магазин >>
Наталья Солнцева Танец индийской богини Наталья Солнцева Танец индийской богини 9.99 р. litres.ru В магазин >>
Секрет старинной усадьбы Секрет старинной усадьбы 254 р. labirint.ru В магазин >>
Анатолий Аграфенин 12 путешествий по Псковской земле. Путеводитель Анатолий Аграфенин 12 путешествий по Псковской земле. Путеводитель 549 р. ozon.ru В магазин >>
12 путешествий по Псковской земле. Путеводитель 12 путешествий по Псковской земле. Путеводитель 681 р. labirint.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Тайна старинной усадьбы - Усадьба Приклонских-Рукавишниковых в селе Подвязье Богородского района Нижегородской области

Тайна старинной усадьбы

Тайны прошлых веков тяжело, неохотно приоткрывают свой занавес фактами нахождения кладов, наличием древних карт этих мест, странными глубокими провалами, огромным количеством в старинной усадьбе люков, колодцев, подземных пустот.

Недалеко от Дудина монастыря, на огромном возвышающемся из глубины веков языке мыса с крутым отвесным берегом Оки с одной стороны и бездонной пропастью Студеного оврага с другой, располагалось древнее село Подвязье.

На протяжении многих лет XIV-XV вв. этот мыс, изрытый многочисленными подземельями, служил верой и правдой для своих не совсем «добропорядочных» хозяев с «большой дороги», коей являлся знаменитый Муромский тракт. Нередко в силу труднодоступного ландшафта и стратегически идеального места, являлся в те времена надежным пристанищем известных на всю округу своей безжалостностью бандитов с ватагой своих «сотоварыщей».

Средневековье на Руси – смутные времена.

Защищать свою жизнь и награбленные богатства приходилось, если не крепкими высокими стенами, то лабиринтами подземелий. Шли годы. Слава о банде боярских детей Дмитрия и Никифора Сколковых, державшей под своим контролем огромную территорию торгового пути от Нижнего до Мурома, и нагонявший страх своими бесчинствующими набегами на окрестные поселения, послужила тому, что в годы опритчины село Подвязье было забрано от них. И в 1588 году пожаловано в поместье стрелецкому голове Воину Оничкову «с сотоварыщи». Поменялись хозяева, нравы же остались теми же. Голова казанского стрелецкого гарнизона – Владимир Оничков, сменив предыдущих хозяев, оставил о себе след в истории, как гораздо более кровожадный главарь.

В XVI столетии Подвязье одно из наиболее крупных развитых сел края. Над крутым обрывом к Оке возвышалась древняя рубленая церковь Василия Кесарийского, возле которой находились дворы ее причта: попа Никифора, дьякона Бестужа, пономаря, проскурницы и 4 кельи нищих, «питавшихся от церкви Божии». Несколько поодаль отдельной группой строений стояла помещичья усадьба.

Церкви горели, ветшали, возводились новые, шли века. Накапливая собирательную силу столетий и намоленность этого места, и с ныне крепко стоящей на нем уникальной ротондовой Воскресенской церковью эллипсовидной формы архитектора Н.А. Львова (1751 – 1803). Эта жемчужина православия трепетно, но сурово хранит прах своих создателей - склепы рода Приклонских, расположенные под ней. «Вышла замуж за брегадира Богдана Михайловича Приклонского в 1760 году 20 числа сентября, овдовела в 1773 году, преставилась в 1793 году апреля 10 числа» - читаю на одном из надгробий в усыпальнице, расположенной под алтарем церкви,- здесь лежит жена Богдана Михайловича Приклонского – Феодосия Михайловна Приклонская.

На всем своем историческом пути, усадьба, меняя хозяев, неизменно оставалась самой старинной, самой большой и самой значимой в Нижегородской губернии. В 1879 году усадьбу приобрел нижегородский миллионер Рукавишников, - человечище! Второй сын богача «железного старика» Михаила Григорьевича Рукавишникова, как только он получил после смерти отца свободу в действиях и деньги, то задумал удивить родной город дворцом, который бы стоил миллион рублей, - ни больше, ни меньше. Построив в 1877 году огромный и помпезный дом-дворец, самый дорогой и представительный в Н.Новгороде (Краеведческий музей на В.Волжской набережной) Рукавишников развернул крупное строительство и в имении «Подвязье», удивляя всех техническими новшествами, применяя здесь интереснейшие инженерные идеи и мысли со всего земного шара. Усадьба была и его любовь, и страсть, и подвижничество.

Усадьба Приклонских-Рукавишниковых в селе Подвязье Богородского район.

Источник:

www.usadbann.ru

Туристская библиотека Вертикали

Тайны старых усадеб

В подмосковных подземельях хранится огромное количество тайн и историко-культурного, и материального характера. В настоящее время старинные усадьбы все больше и больше влекут к себе любителей подмосковной подземной экзотики, которые окутаны призраками пока еще не найденных сокровищ.

В усадьбе Я.В.Брюса «Глинки», приближенного Петра Великого, в настоящее время на там расположен санаторий “Монино”, немало аномалий было зафиксировано специалистами по биолокации зафиксировали, поэтому можно сделать вывод, что под толщей земли сохранились подземные тоннели и комнаты.

Последние годы своей жизни Брюс жил уединенно. После его смерти таинственно исчезли: лаборатория, астрономические инструменты, часть книг и другие вещи. А может быть, ученый успел их укрыть до поры в подземелья своей усадьбы? По показаниям биолокационной разведки можно сделать вывод, что под землей в камерах, соединенными тоннелями, обнаружены металлические, деревянные, стеклянные предметы. Причем в отдельных местах скопления имеют большую плотность. Иногда рамка начинает неистово вращаться, показывая редкие аномальные отклонения. Это мощные энергетические заслоны, они не ослабевают вот уже на протяжение столетий. Их воздействие несет опасность для здоровья операторов и разведчиков.

В течение последних двух-трех десятилетий пресса не перестает посвящать нас в тайны, которые хранятся в подземельях в Вороново (Подольский район).

История вороновских сокровищ вкратце такова. После бородинского сражения осенью 1812 года армия Кутузова отступала от Москвы. Жители в срочном порядке покидали столицу, пытаясь сохранить самое ценное, они увозили это все с собой. Генерал-губернатор Москвы граф Ф.В.Ростопчин обладал немалыми сокровищами невозможно было вывезти все в один час. Ему принадлежала большая коллекция художественной ценности, да и находилась она почти под носом у французов, в его подмосковной усадьбе “Вороново”.

Федор Васильевич приказал сжечь свой загородный дворец и все в нем находящееся, тому есть свидетельства офицеров из окружения графа. Но больше всего поразил тот факт, что среди остатков дворца не было ни одной поврежденной огнем мраморной скульптуры. Но также граф уезжал с пепелище налегке. Куда исчезла его коллекцией? Уже несколько поколений историков ломают голову над этой загадкой, все они приходят к выводу, что граф спрятал свои коллекции ценностей где-то в многокилометровых подземных лабиринтах, которые соединяют между собой все уголки вороновской усадьбы, общая территория которых приблизительно около шестидесяти гектаров.

О лабиринтах в усадьбе Вороново стали говорить еще в конце прошлого века. Тоннели, соединяющие усадебные постройки, сооружены с учетом всех достижений тогдашней инженерной мысли. Их стены и своды выложены белым камнем. Ходы настолько свободны и просторны, что по ним вполне мог проехать даже всадник. В 1970-80 гг, когда выполнялись ремонтно-реставрационные работы, Часть коммуникаций этих ходов была обследована специалистами из института “Спецпроектреставрация”. Их фронт работы лежал в основании восстановленного дворца, в бывшем конном дворе и голландском домике. И многое возможно действительно реальность, хотя прежде и казалось фантазией.

- Останки подземного тоннеля мы обнаружили около дворца, - вспоминает архитектор Е.Медведева. - Сделали попытку пробраться вглубь, но пройти удалось только несколько метров — была велика опасность обрушения, потому что своды оказались осыпаны. Пришлось засыпать расчищенный вход в тоннели, чтобы избежать несчастные случаи.

То, что подземные лабиринты в Вороново существуют нет никаких сомнений, для их обстоятельного исследования в первую очередь нужны существенные финансовые вложения, а также нужны археологи, геологи, спелеологи, специалисты по биолокации. Поиск, организованный на научной основе, может принести сенсационный успех …

Источник - сайт о металлоискателях http://gruntovik.ru/

© 2007-2012, Детский Турклуб Вертикаль. Копирование материалов сайта запрещена без письменного согласия компании АНО «Культурно-Спортивный Клуб «Вертикаль».

Источник:

www.vertikal-pechatniki.ru

Елизавета Абаринова-Кожухова - Тайны старой усадьбы - читать книгу бесплатно

Секрет старинной усадьбы

Дверь в преисподнюю - 2

Тайны старой усадьбы

(Дверь в преисподнюю — 2)

Небо дышало осенью, но солнышко блистало почти по-летнему, хотя и явственно отдавало октябрьским холодком. По Кислоярско-Прилаптийскому шоссе, также именуемому Северным трактом, резво катился «Запорожец» белой окраски, капот которого почему-то был украшен огромной эмблемой «Мерседеса». Видимо, по этой причине хозяин автомобиля, Александр Мешковский, очень обижался на своих знакомых и на автоинспекторов, когда те называли его машину «Запорожцем», сам же именовал ее исключительно «Мерседесом» и даже всерьез подумывал, чтобы сзади пририсовать масляной краской число «600».

Не всегда успешно объезжая многочисленные ямы и колдобины, господин Мешковский разглагольствовал о своей нелегкой работе рекламного менеджера, совсем не заботясь о том, слушают ли его пассажиры, сидящие на заднем сидении:

— На днях я открываю офис, а через неделю собираюсь лететь в Сан-Франциско, где у меня заявлена немаловажная репрезентация. И если она пройдет успешно, то я перенесу свою деятельность на Африканский континент — ко мне поступили заманчивые предложения из Кот д'Ивуара и Буркина-Фассо. А вообще-то моя заветная мечта — поселиться в Вене, но сначала нужно забронировать место на приличном кладбище, поскольку я отнюдь не хочу, чтобы меня предали земле столь же нелицеприятного, как великого Моцарта…

Пассажиры, а именно московская журналистка Надежда Чаликова и ее Кислоярский коллега, сотрудник ряда тяготеющих к «желтой прессе» газет Ник Свинтусов, догадывались, что Мешковский имеет такое же отношение к рекламному бизнесу, как его автомобиль — к «Мерседесу», но вежливо слушали и даже сочувственно кивали. Они уже знали, что любое возражение Александр принимал очень близко к сердцу — тут же бросал руль, начинал горячиться и жестикулировать, напрочь забывая о том, что делается на дороге.

Между тем с каждым километром вид за окном становился все более печальным и запущенным — заросшие густым бурьяном бывшие колхозные поля перемежались подернутыми осенью перелесками, из-за которых прохладный ветерок доносил запах торфяных болот.

В отличие от Свинтусова, Надя уже не впервые ездила по этому шоссе и знала, что через пару километров должна показаться деревушка Заболотье, а если проехать еще дальше, то с дороги можно будет увидать пригорок, увенчанный двумя каменными столбами — так называемое Горохово городище, или Холм Демонов, который суеверные люди предпочитали обходить стороной, ибо там, по преданиям, обитает всяческая нечисть. И лишь очень немногие ведали, что этот неприметный с виду холм представляет собою своего рода «окно», через которое можно попасть в «параллельный мир» — в Царь-Город, соответствующий Кислоярску, в Белую Пущу и даже в королевство Новая Ютландия. Однако «Мерседес» Мешковского, разумеется, держал путь в несколько ином направлении.

Сбавив скорость перед примыкавшей к шоссе проселочной дорогой, в начале которой стоял покосившийся столбик со знаком «тупик», господин Мешковский повернул именно туда.

— Непосвященные пускай себе и дальше пребывают в приятном неведении, будто бы эта дорога теряется среди болот, — подмигнул Александр своим спутникам, — но мы-то с вами знаем, что на самом деле она ведет в Покровские Ворота.

Собственно говоря, усадьба со столь необычным названием и была конечной целью путешествия: Мешковский туда ехал в качестве давнего приятеля ее владельца, а Чаликова и Свинтусов — для того, чтобы поведать миру в лице своих читателей о том, как идет жизнь в старинном дворянском гнезде, недавно возвращенном законному наследнику.

— Усадьба принадлежала баронам Покровским еще чуть ни не с восемнадцатого века, — вещал Мешковский, — но при советской власти там, как водится, располагалось правление колхоза. И вот недавно кандидат наук баронесса Хелен фон Ачкасофф, роясь в своих любимых исторических, извините за выражение, анналах, извлекла из них документы, неоспоримо свидетельствующие о принадлежности поэта Ивана Покровского к тем самым баронам Покровским, и после некоторых проволочек судебного характера он вступил в права законного владельца. Так сказать, поместье было реституировано. — Последнее слово господин Мешковский произнес с особым шармом — ему вообще безумно нравились такие мудреные словечки, как «реституция», «репрезентация», «менеджер» и «Кот д'Ивуар», которые он употреблял беспрестанно, даже не задумываясь об их истинном значении.

— И что же, господин Покровский живет в своей усадьбе совсем один? спросил Ник Свинтусов, доставая из-за пазухи журналистский блокнот.

— Отнюдь, — тут же откликнулся Мешковский. — Кроме Покровского, там еще с прежних времен проживает некая супружеская пара, Семен Борисович и Татьяна Петровна Белогорские. Очень милые и симпатичные люди. Татьяна Петровна служит кем-то вроде экономки, а Семен Борисыч ветеринар-зоотехник, однако по совместительству он был еще и домашним врачом у директора совхоза. И знаете, Ваня Покровский оказался настолько любезен, что разрешил Белогорским остаться в усадьбе. И даже квартплаты с них не берет — редкого бескорыстия человек!

«Это уже неплохо», — отметила про себя Чаликова, у которой в этой поездке были свои, особые цели, о коих она пока предпочитала не распространяться. Но сообщение Мешковского о бескорыстии хозяина Покровских Ворот настраивало ее скорее оптимистично — ведь именно такую черту характера должен был иметь Иван-царевич, призванный освободить из двухвекового плена княжну Марфу.

Свинтусов же, несмотря на жуткую тряску по колдобинам, занес в блокнот первую запись: «Подтверждаются самые фантастические слухи о весьма своеобразном образе жизни наших новоявленных аристократов. К примеру, так называемый барон Иван Покровский сожительствует не только с женой ветеринара, но и с самим ветеринаром и даже с его пациентами».

Тут Чаликова заметила легкий дымок, а чуть позже и его источник — труба на крыше невысокого домика слева, чуть вдали от дороги. Хибарка стояла на краю пожелтевшей поляны, а сразу за нею чернел еловый лес.

— Скажите, Александр, чье это убогое жилище? — спросила Надя.

— Неужели усадьба Покровские Ворота? — хихикнул Ник Свинтусов.

— Да нет, всего лишь загородная резиденция некоего доктора Владлена Серапионыча, — удовлетворил журналистское любопытство господин Мешковский. — Тоже, знаете ли, прекрасный человек и редкий собеседник. Вам, Надежда, непременно нужно с ним познакомиться. Не знаю, только, здесь ли теперь доктор…

Чаликова не стала хвастаться, что она уже давно знакома с Владленом Серапионычем, лишь вскользь заметила:

— Раз дым из трубы — значит, здесь.

Мерседесовладелец уважительно цокнул языком — видимо, из восхищения от Надиной способности логически мыслить.

— А вон там, с другой стороны, видите, небольшая избушка в виде сруба, продолжал Мешковский чуть погодя. — Когда-то это был охотничий домик, а теперь ее арендует человек науки — профессор Степанов. Он тут ведет исследования болотной флоры и фауны. Тоже, как говорят, умнейший и обаятельнейший господин. Кстати сказать, вместе с ним живет и его супруга, только она мало вращается в местном бомонде…

Сделав еще несколько поворотов, дорога взошла на невысокий пригорок, откуда открывался дивный вид на окрестности: обширные болота, изредка перемежающиеся желтеющими островками лиственных перелесков с темными вкраплениями ельников. Эта картина живо напомнила Надежде пейзажи, которые ей приходилась наблюдать из окон королевского замка в Новой Ютландии.

Дорога обогнула лесок, и впереди показался серый двухэтажный дом с двумя башенками по краям. Его стиль знатоки архитектуры определили бы словом «эклектика» — обычно такое обозначение освобождает от необходимости что-либо уточнять.

— Это и есть Покровские Ворота, — сообщил Мешковский. Проведя «Мерседес» через то место, где когда-то были ворота, а теперь высились лишь два каменных столба с каменными же бараньими головаим наверху, и проехав по кленовой аллее, усеянной опавшими листьями, он остановил машину на площадке перед входом в здание.

Едва все трое вышли из машины, обшарпанная старинная дверь распахнулась, и на полуразрушенном крыльце появилась невысокая пожилая женщина с накинутой на плечи темно-вишневою шалью.

— День добрый, достопочтеннейшая Татьяна Петровна, — высокопарно поздоровался с нею Мешковский. — Его сиятельство у себя?

— На кладбище, — махнула шалью Татьяна Петровна. — Все там, только вас ждут.

— Кого хоронят? — деловито осведомился Мешковский, извлекая из багажника обшарпанный голубой чемоданчик и скромный букетик алых георгинов.

— Кассирову, — ответила Татьяна Петровна и исчезла за дверью.

Мешковский провел своих спутников мимо правого крыла здания, увенчанного покосившимся шпилем (над левым возвышалось некое подобие минарета), и их взору открылось родовое кладбище, где нашли вечное упокоение многие поколения славного рода баронов Покровских. Сейчас там находилась небольшая кучка людей, стоявших на краю свежевырытой могилы вокруг обитого красной материей гроба.

Чаликова была немного знакома с поэтессой Софьей Кассировой, и неожиданная весть о ее кончине, конечно же, вызвала в отзывчивой Надиной душе искреннюю печаль, но в гораздо большей степени — недоумение: по какой причине Софью хоронят на родовом погосте баронов Покровских?

Импозантного вида господин во фраке приветственно помахал рукой новопришедшим:

— Присоединяйтесь, господа! Только вас недоставало.

— Это и есть Иван Покровский, — пояснил рекламный агент Чаликовой и Свинтусову. Надя кивнула, хотя с Покровским она тоже была знакома, правда, еще меньше, чем с покойной Кассировой.

— Господа! — со скорбной торжественностью начал свою речь Иван Покровский, встав на краю разверстой могилы. — Дорогие друзья, мы сегодня собрались здесь, чтобы исполнить печальный долг — возвратить в лоно земли замечательную поэтессу Софью Кассирову, которую смерть вырвала из наших рядов в момент наивысшего расцвета ее незаурядного таланта…

Пока хозяин Покровских Ворот произносил речь, Надя украдкой наблюдала за участниками погребальной процессии — почти всех она знала как ярких представителей Кислоярской творческой интеллигенции, плавно переходящей в богему. Рядом с господином Покровским печально сморкалась в платочек кандидат исторических наук баронесса Хелен фон Ачкасофф — с этой неприметной с виду дамой Чаликова делила радости и невзгоды самого первого своего путешествия в Царь-Город и Белую Пущу. Господин Святославский, слывший в творческих кругах гениальным, но непризнанным кинорежиссером, слушал надгробные речи не слишком внимательно и больше поглядывал в сторону скромного шведского стола, установленного неподалеку от свежей могилы. (Надя не без удивления отметила, что на столе не было напитков крепче фанты и пепси-колы). Близ кинорежиссера спиной к Чаликовой стояла дама в черном. Когда она полуобернулась в сторону Нади, та с изумлением узнала в ней саму Софью Кассирову. Журналистка удивленно глянула на Мешковского, и тот утвердительно кивнул.

Решив уже ничему больше не удивляться, Надежда с интересом следила за тем, как участники похоронного обряда своими силами опустили гроб в могилу и засыпали ее, соорудив над местом упокоения скромный холмик.

Когда процесс погребения завершился, господин Покровский махнул рукой в сторону дома, и из открытого окна на втором этаже загремела удалая ламбада. Широким жестом скинув фрак и оставшись в залатанных джинсах и старом свитере, Покровский пригласил на танец Софью Кассирову, а следом за ними в вихре ламбады закружились и все остальные. Грациозно отплясывая с Мешковским, Чаликова отметила, что для свежезахороненной покойницы Кассирова танцевала весьма живо.

Когда музыка смолкла, Кассирова провозгласила:

— Спасибо вам, дамы и господа, за светлую память обо мне! Чтобы не оставаться в долгу, я хотела бы подарить вам свое новое стихотворение.

— Просим, просим! — зааплодировали дамы и господа. Софья встала перед свежим захоронением и замогильным голосом начала чтение:

Источник:

www.libok.net

Читать онлайн Тайны старой усадьбы автора Абаринова-Кожухова Елизавета - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Тайны старой усадьбы" автора Абаринова-Кожухова Елизавета - RuLit - Страница 1

Тайны старой усадьбы

(Дверь в преисподнюю — 2)

Небо дышало осенью, но солнышко блистало почти по-летнему, хотя и явственно отдавало октябрьским холодком. По Кислоярско-Прилаптийскому шоссе, также именуемому Северным трактом, резво катился «Запорожец» белой окраски, капот которого почему-то был украшен огромной эмблемой «Мерседеса». Видимо, по этой причине хозяин автомобиля, Александр Мешковский, очень обижался на своих знакомых и на автоинспекторов, когда те называли его машину «Запорожцем», сам же именовал ее исключительно «Мерседесом» и даже всерьез подумывал, чтобы сзади пририсовать масляной краской число «600».

Не всегда успешно объезжая многочисленные ямы и колдобины, господин Мешковский разглагольствовал о своей нелегкой работе рекламного менеджера, совсем не заботясь о том, слушают ли его пассажиры, сидящие на заднем сидении:

— На днях я открываю офис, а через неделю собираюсь лететь в Сан-Франциско, где у меня заявлена немаловажная репрезентация. И если она пройдет успешно, то я перенесу свою деятельность на Африканский континент — ко мне поступили заманчивые предложения из Кот д'Ивуара и Буркина-Фассо. А вообще-то моя заветная мечта — поселиться в Вене, но сначала нужно забронировать место на приличном кладбище, поскольку я отнюдь не хочу, чтобы меня предали земле столь же нелицеприятного, как великого Моцарта…

Пассажиры, а именно московская журналистка Надежда Чаликова и ее Кислоярский коллега, сотрудник ряда тяготеющих к «желтой прессе» газет Ник Свинтусов, догадывались, что Мешковский имеет такое же отношение к рекламному бизнесу, как его автомобиль — к «Мерседесу», но вежливо слушали и даже сочувственно кивали. Они уже знали, что любое возражение Александр принимал очень близко к сердцу — тут же бросал руль, начинал горячиться и жестикулировать, напрочь забывая о том, что делается на дороге.

Между тем с каждым километром вид за окном становился все более печальным и запущенным — заросшие густым бурьяном бывшие колхозные поля перемежались подернутыми осенью перелесками, из-за которых прохладный ветерок доносил запах торфяных болот.

В отличие от Свинтусова, Надя уже не впервые ездила по этому шоссе и знала, что через пару километров должна показаться деревушка Заболотье, а если проехать еще дальше, то с дороги можно будет увидать пригорок, увенчанный двумя каменными столбами — так называемое Горохово городище, или Холм Демонов, который суеверные люди предпочитали обходить стороной, ибо там, по преданиям, обитает всяческая нечисть. И лишь очень немногие ведали, что этот неприметный с виду холм представляет собою своего рода «окно», через которое можно попасть в «параллельный мир» — в Царь-Город, соответствующий Кислоярску, в Белую Пущу и даже в королевство Новая Ютландия. Однако «Мерседес» Мешковского, разумеется, держал путь в несколько ином направлении.

Сбавив скорость перед примыкавшей к шоссе проселочной дорогой, в начале которой стоял покосившийся столбик со знаком «тупик», господин Мешковский повернул именно туда.

— Непосвященные пускай себе и дальше пребывают в приятном неведении, будто бы эта дорога теряется среди болот, — подмигнул Александр своим спутникам, — но мы-то с вами знаем, что на самом деле она ведет в Покровские Ворота.

Собственно говоря, усадьба со столь необычным названием и была конечной целью путешествия: Мешковский туда ехал в качестве давнего приятеля ее владельца, а Чаликова и Свинтусов — для того, чтобы поведать миру в лице своих читателей о том, как идет жизнь в старинном дворянском гнезде, недавно возвращенном законному наследнику.

— Усадьба принадлежала баронам Покровским еще чуть ни не с восемнадцатого века, — вещал Мешковский, — но при советской власти там, как водится, располагалось правление колхоза. И вот недавно кандидат наук баронесса Хелен фон Ачкасофф, роясь в своих любимых исторических, извините за выражение, анналах, извлекла из них документы, неоспоримо свидетельствующие о принадлежности поэта Ивана Покровского к тем самым баронам Покровским, и после некоторых проволочек судебного характера он вступил в права законного владельца. Так сказать, поместье было реституировано. — Последнее слово господин Мешковский произнес с особым шармом — ему вообще безумно нравились такие мудреные словечки, как «реституция», «репрезентация», «менеджер» и «Кот д'Ивуар», которые он употреблял беспрестанно, даже не задумываясь об их истинном значении.

— И что же, господин Покровский живет в своей усадьбе совсем один? спросил Ник Свинтусов, доставая из-за пазухи журналистский блокнот.

— Отнюдь, — тут же откликнулся Мешковский. — Кроме Покровского, там еще с прежних времен проживает некая супружеская пара, Семен Борисович и Татьяна Петровна Белогорские. Очень милые и симпатичные люди. Татьяна Петровна служит кем-то вроде экономки, а Семен Борисыч ветеринар-зоотехник, однако по совместительству он был еще и домашним врачом у директора совхоза. И знаете, Ваня Покровский оказался настолько любезен, что разрешил Белогорским остаться в усадьбе. И даже квартплаты с них не берет — редкого бескорыстия человек!

«Это уже неплохо», — отметила про себя Чаликова, у которой в этой поездке были свои, особые цели, о коих она пока предпочитала не распространяться. Но сообщение Мешковского о бескорыстии хозяина Покровских Ворот настраивало ее скорее оптимистично — ведь именно такую черту характера должен был иметь Иван-царевич, призванный освободить из двухвекового плена княжну Марфу.

Свинтусов же, несмотря на жуткую тряску по колдобинам, занес в блокнот первую запись: «Подтверждаются самые фантастические слухи о весьма своеобразном образе жизни наших новоявленных аристократов. К примеру, так называемый барон Иван Покровский сожительствует не только с женой ветеринара, но и с самим ветеринаром и даже с его пациентами».

Тут Чаликова заметила легкий дымок, а чуть позже и его источник — труба на крыше невысокого домика слева, чуть вдали от дороги. Хибарка стояла на краю пожелтевшей поляны, а сразу за нею чернел еловый лес.

Источник:

www.rulit.me

Секрет старинной усадьбы в городе Тюмень

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Секрет старинной усадьбы по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в категории Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт РФ, например: Тюмень, Ростов-на-Дону, Самара.